МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Кондаков Ю. Либеральное и консервативное направления в религиозных движениях в России первой четверти XIX века

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Первым религиозные движения александровского царствования начал исследовать академик А. Н. Пыпин. Его статьи «Российское библейское общество. 1812–1826», «Г-жа Крюднер», «Император Александр I и квакеры», «Библейская секта 20-х годов» были опубликованы в журнале «Вестник Европы» в конце 1860-х — начале 1870-х гг. Обладавший особым даром и чутьем на источники А. Н. Пыпин ввел в научный оборот массу новых материалов. Историк придерживался либеральных взглядов и последовательно проводил их в своих статьях. Акценты, расставленные в его исследованиях, остаются актуальными и до сегодняшнего дня. Труды
А. Н. Пыпина были по достоинству оценены его последователями. В 1916 г . литературовед и историк Н. К. Пиксанов предпринял трехтомное издание сочинений А. Н. Пыпина. Том, в который были включены статьи о религиозных движениях, получил название «Религиозные движения при Александре I ». Автор предисловия к современному переизданию этого труда
А. Н. Цамутали указывал, что труды А. Н. Пыпина «составили своего рода последнюю страницу в дореволюционной историографии религиозных движений начала XIX в.» .

Мои публикации дополнили и продолжили исследования академика. Расходясь с А. Н. Пыпиным во взглядах на консерваторов, я не сомневаюсь в верности направлений, выбранных в его исследованиях, и по мере сил продолжаю их. На сегодняшний день удалось существенно расширить
наши представления о деятельности архимандрита Фотия, секте есаула
Е. Н. Котельникова, деле Е. И. Станевича, об обстоятельствах отставки
А. Н. Голицына и скандале вокруг книги И. Е. Госснера. Материалы данной монографии существенно дополняют предыдущие публикации. В связи с этим представляется уместным включить в название исследования заголовок сборника трудов А. Н. Пыпина, являющегося в этом отношении базовым .

В центре моих предыдущих монографий — «Духовно-религиозная политика Александра I и русская православная оппозиция (1801–1825)» ( 1998 г .) и «Архимандрит Фотий (1792–1838) и его время» ( 2000 г .) — консервативное направление в религиозных движениях первой четверти
XIX в. Рассматривалась наиболее активная его часть — русская православная оппозиция. Состав консерваторов, их взгляды и главные направления борьбы были в общих чертах определены. При этом лагерь противников консерваторов (политическое направление, с которым они вели борьбу) остался мало освещенным.

В дореволюционной литературе много писалось о консервативном направлении в российском обществе первой четверти XIX в. Среди его представителей назывались А. А. Аракчеев, М. Л. Магницкий, архимандрит Фотий. Кто же были противники консерваторов? Каковы были их взгляды? Сами консерваторы считали их участниками всемирного масонского заговора, еретиками и революционерами. В дореволюционных исследованиях это направление, противопоставляемое консерваторам, получило название «мистики». Накопленные на сегодняшний день материалы дают возможность определить эту группу и ее взгляды. По аналогии с общественными движениями, где консерваторам противопоставлялись либералы, справедливо тем же именем назвать и направление, противостоящее консерваторам в религиозной сфере. По общепринятым понятиям, А. Н. Го- лицын, М. М. Сперанский, Д. П. Рунич, А. И. Ковальков, Ф. Н. Левицкий не были либералами в традиционной трактовке этого определения. Однако есть все основания присвоить им это наименование. Религиозным консерваторам была свойственна опора на традиционные ценности русского общества и даже призыв возврата к «основам». Религиозные либералы, напротив, призывали к модернизации духовной сферы по европейскому образцу, тяготели к общехристианским ценностям и использовали как источник своих взглядов европейскую мистическую литературу.

Важным «водоразделом» между либералами и консерваторами стал перевод Библии на русский язык. Российские религиозные либералы, за редким исключением, являлись членами Российского библейского общества, по чьей инициативе и начался перевод. Консерваторы, напротив, всячески противодействовали деятельности Общества, считая текст славянской Библии священным. Во многом это противостояние повторяло конфликт между католической церковью и библейскими обществами в Европе.

В данной работе не ставится задача рассматривать общественные течения в целом, планируется осветить лишь основные религиозные движения александровского царствования.

Религия занимала большое место в жизни человека первой четверти XIX в., несравнимо большее, чем наука, искусство, литература или философия. Религиозные представления и традиции пронизывали все сословия и группы российского общества. Человек мог быть верующим или атеистом, интересоваться или не интересоваться религиозными вопросами, но с религией ему приходилось иметь дело постоянно. Сегодня религиозные традиции в русском обществе ослаблены, а частично утеряны. По-иному обстояло дело 200 лет назад. Рождение, смерть, свадьба сопровождалась религиозными обрядами. Календарь был пронизан религиозными праздниками и памятными датами. Религиозный характер носили обучение и воспитание. В начале XIX в. религиозная жизнь россиян не умалилась, но под влиянием бурных европейских событий в России появились люди, не удовлетворенные традиционной религиозной практикой. Они ожидали скорого свершения предсказаний Апокалипсиса и жаждали обновления русской веры и церкви перед вторым пришествием Иисуса Христа. Рецепты обновления у консерваторов и либералов также были различными. Первые предлагали очистить русскую веру и вернуться к благочестию XVII в., вторые хотели модернизации по рецептам европейских мистиков.

При общей религиозности российского общества первой четверти XIX в. активную позицию занимали не многие люди. Они были во всех слоях русского общества. Часть сельских жителей и городских обывателей, охваченных религиозным вдохновением, основывала секты или примыкала к уже существующим, другая часть демонстрировала чудеса христианского благочестия и служила для ближних примером праведной жизни. Подобное разделение сохранялось и в высших слоях русского общества. Чиновники высших государственных учреждений в зависимости от религиозных взглядов были способны влиять на государственную политику в либеральном или консервативном ключе. Новые секты могли быть возведены в ранг государственных учреждений, а христианское благочестие включенным в идеологическую доктрину. Тон религиозной жизни России задавал и сам император Александр I , постоянно демонстрировавший свою религиозность. Он целовал руки священникам, принимая у них благословения, встречался с вождями сектантов, предоставлял аудиенции православным монахам, поощрял издание мистической литературы, привлекал в Россию европейские религиозные объединения и отдельных проповедников. В этом исследовании будет предпринята попытка рассмотреть, как религиозные взгляды А. Н. Голицына, М. М. Сперанского, А. С. Шишкова, архимандрита Фотия влияли на их деятельность и религиозную политику в целом.

Текст настоящего исследования составлен из отдельных статей, связанных единой проблематикой. В них рассматриваются религиозные взгляды деятелей либерального и консервативного направлений, а также эпизоды политической борьбы в духовной сфере. В либеральном лагере освещены фигуры, оказывавшие существенное влияние на формирование религиозной политики, — М. М. Сперанский и А. Н. Голицын. Кроме того, рассмотрены биографии и религиозные взгляды лиц, до сих пор остававшихся за рамками глубоких исторических исследований, — А. И. Ковалькова,
Д. П. Рунича, Ф. Н. Левицкого. В лагере консерваторов характеризуются наиболее активные представители, с деятельностью которых были связаны этапы выступлений русской православной оппозиции, — С. И. Смирнов,
Е. И. Станевич, архимандрит Фотий. Биографии некоторых видных консерваторов — А. А. Аракчеева, М. Л. Магницкого — остались за рамками исследования. Другие, не менее видные персонажи — А. С. Шишков,
А. С. Стурдза — фигурируют в соответствующих главах как участники политической борьбы.

Биографии А. А. Аракчеева, М. Л. Магницкого, А. С. Шишкова, А. С. Стурдзы на сегодняшний день в достаточной мере освещены. С ними работали и работают известные ученые. С другой стороны, лишь
А. С. Шишков находился в консервативном лагере и принимал участие в борьбе с начала XIX в. Участие остальных в политической борьбе первой четверти XIX в. носило эпизодический характер. Об официальной деятельности А. С. Шишкова, протекавшей в строго консервативном ключе, известно много, при этом о неофициальной (тайной) стороне мы не знаем почти ничего. Подбор сюжетов, иллюстрирующих политическую борьбу в духовной сфере, носит во многом случайный характер. Крупные политические скандалы получили освещение и в главах, освещающих биографии деятелей, игравших в этих скандалах ключевую роль. При этом рассмотрение полемики вокруг книги Ф. Ансильйона «Эстетические рассуждения» дает возможность осветить первый этап политической биографии Филарета (Дроздова), одного из виднейших клириков Русской Православной Церкви XIX в. Противостояние А. Н. Голицына и В. Н. Каразина иллюстрирует противоречия в самом либеральном лагере и политику Министерства духовных дел и народного просвещения. «Дело Госснера» является крупнейшим политическим процессом первой четверти XIX в.

Помимо главного направления в исследовании на основании актов масонских работ будет освещена деятельность масонской ложи А. Ф. Лаб- зина «Умирающий сфинкс». Подвергнутся анализу запрещенные сочинения члена секты Е. Ф. Татариновой М. С. Урбановича-Пилецкого «О скопцах» и священника Полубинского «О внешнем богослужении и обязанностях человека и христианина». Даются материалы, описывающие провал попытки издать в переводе на русский язык книгу А. С. Стурдзы «Рассуждение об учении и духе православной церкви». Сделана попытка ввести в научный оборот множество неизвестных ранее документов, иллюстрирующих политическую борьбу в духовной сфере России первой четверти XIX в.

Часть материалов, вошедших в состав монографии, уже была опубликована или подготовлена для печати. В неизмененном виде в книгу войдет только очерк, посвященный религиозным взглядам М. М. Сперанского . К биографиям С. И. Смирнова, Е. И. Станевича и Фотия мне приходилось обращаться уже неоднократно, но в данное исследование вошел целый пласт новых материалов, иллюстрирующих их жизнь и политическую деятельность. Сюжет об участии Святителя Филарета в политической борьбе использовался мной в качестве доклада на XV международной богословской конференции Православного Свято-Тихоновского богословского университета (20–22 января 2005 г .), сведений о его публикации я пока не имею. В любом случае редколлегия не согласна с моей трактовкой проблемы и название доклада изменено, здесь же я его предлагаю в авторском виде. Сюжет «Дело Госснера», опубликованный мной в 1998 г . , расширен и дополнен новыми материалами.

В последние годы опубликован целый ряд работ, посвященных либерализму и консерватизму в российском обществе первой четверти XIX в. Одним из центров исследования этих течений стал Воронеж. Сплоченная группа ученых исторического факультета Воронежского государственного университета провела несколько конференций по данной тематике, вылившихся в издание сборников научных трудов, где фигурируют и мои статьи. Хотелось бы принести персональную благодарность одному из самых активных ученых этой группы, А. Ю. Минакову, чьи исследования и практические советы и вдохновили меня на составление этого труда.

Пыпин А. Н. Религиозные движения при Александре I . СПб., 2000. С. 6.

Кондаков Ю. Е. Религиозные взгляды М. М. Сперанского // Клио. 2001. № 3.
С. 77–83.

Кондаков Ю. Е. Духовно-религиозная политика Александра I и русская православная оппозиция (1801–1825). СПб., 1998.

4 Кондаков Ю. Е. Ревизия Казанского университета в 1819 году // Российская империя: стратегии стабилизации и опыты обновления / Под ред. М. Д. Карпачева. Воронеж, 2004; Автобиография архимандрита Фотия (Спасского): обстоятельства ее создания // Консерватизм в России и мире / Под ред. А. Ю. Минакова. Воронеж, 2004. Ч. 1; Архимандрит Фотий (Спасский) как деятель «православной оппозиции» // Консерватизм в России и Западной Европе: Сборник научных работ / Под ред. А. Ю. Минакова. Воронеж, 2005. С. 68–99; Феномен русской православной оппозиции // Консерватизм в России и мире, прошлое и настоящее. Воронеж, 2005. С. 30–41.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика