МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Григулевич И. Папство после Пия IX

ПАПСТВО ПОСЛЕ ПИЯ IX (Вместо послесловия)

Из книги Самуила Лозинского "История папства"

С, Г. Лозинский доводит свое исследование до 1871 г., то есть до конца существования Папской области и папской светской власти. Итак, итальянские войска вошли в Рим через Порта-Пия (Ворота Пия), освободив город от векового подчинения папам. Что же произошло потом? Пий IX обиделся на итальянцев. Он объявил себя «затворником Ватикана», отказался иметь дело с итальянским правительством, наложил на короля Виктора-Эммануила I, Кавура и всех причастных к этому «преступлению» отлучение, но вскоре скончался. Говорят, что во время похорон папы возмущенные римляне пытались сбросить его гроб в Тибр.
20 февраля 1878 г. на папский престол был избран кардинал граф Винченцо Джоакино Печчи, принявший имя Льва XIII.
Лев XIII пытался приспособить свой курс к условиям капитализма. Папа был сторонником самого активного участия католиков в политической жизни. Он допускал возможность сотрудничества с парламентскими и даже республиканскими режимами при условии, чтобы, как отмечалось в энциклике «Либертас» («Свобода») от 20 июля 1888 г., «не были нарушены ничьи права и главным образом чтобы были учтены интересы церкви». Он поощрял создание католических профсоюзов, выступавших с позиций классового сотрудничества, и различного рода светских клерикальных организаций.
Главной задачей католической церкви Лев XIII считал борьбу с рабочим движением, с социализмом. В 1891 г., когда Италия была охвачена массовым забастовочным движением, Лев XIII опубликовал энциклику «Рерум новарум» («О новых вещах»), которая по сей день считается одним из основных программных документов католической церкви в области социальной политики. Энциклика начинается с осуждения социализма, который провозглашается «фальшивым лекарством» против социальных зол. Первый параграф энциклики прямо озаглавлен: «Социализм вредит рабочим». Лев XIII не жалеет красок для описания бедственного положения рабочих при капитализме. Но, говорит он, богатые и бедные всегда были, есть и будут. Рабочие должны не бороться с капиталистами, а сотрудничать с ними, ибо они не могут существовать без капиталистов, как и капиталисты без рабочих. При этом папа напоминал бедным, что терпение — одна из высших христианских добродетелей. Подменяя понятие личной и частной капиталистической собственности, Лев XIII убеждал рабочих, что отмена частной собственности нанесет им не меньший вред, чем капиталистам, ибо лишит рабочего возможности приумножить свое состояние, то есть стать капиталистом, чего якобы он может достичь, если проявит смирение, прилежание и бережливость.
В своей энциклике Лев XIII призывал трудящихся объединяться в христианские рабочие ассоциации для защиты указанных принципов.
Энциклика «Рерум новарум» с энтузиазмом была встречена международной буржуазией, увидевшей в ней мощное идеологическое оружие для борьбы с рабочим классом.
Стремление Льва XIII заигрывать с рабочими и представить церковь поборницей социальных реформ вызвало резкую отповедь со стороны социалистов, разоблачавших демагогические маневры папы римского.
Лев XIII продолжал придерживаться линии бойкота итальянского государства, проводившейся Пием IX. Папа всемерно поощрял развитие в Италии католических организаций, что позволяло клерикалам и церкви оказывать все возрастающее влияние на политическую жизнь страны. Итальянское правительство, однако, не думало сдаваться на милость клерикалов.
Сознавая, какой вред авторитету церкви причинил «Силлабус», Лев XIII, не отменяя его, старался представить церковь как друга и даже поборника научного и технического прогресса, покровительницу искусств и ремесел.
После смерти Льва XIII на папский престол 4 августа 1903 г. был избран кардинал Джузеппе Мельчиор Сарто, принявший имя Пия X. Его понтификат длился 11 лет. В первые же годы своего правления Пий Х предпринял несколько акций, направленных на упорядочение церковных дел. Он реформировал курию — это церковное правительство, которое неимоверно разбухло после ликвидации папского государства в связи с необходимостью пристроить прелатов, занимавших ранее светские должности. Папа сократил число конгрегаций с 37 до 19, разделил служащих курии на разряды, положил им твердое жалованье. Идя навстречу пожеланиям буржуазии, Пий Х значительно уменьшил число церковных праздников, а большинство из оставшихся перенес на воскресные дни. Первый папа XX в. затеял создание Кодекса канонического права, который должен был подвести юридическую базу под деятельность церкви, уточнить права и обязанности как мирян, так и духовенства в свете традиционного католического вероучения. Вчерне кодекс был подготовлен при жизни Пия X, а утвержден был его преемником Бенедиктом XV в 1917 г.
Хотя Пий Х не питал пристрастия к политике и дипломатии, ему тем не менее пришлось иметь дело с политическими и дипломатическими проблемами, по отношению к которым он должен был занять определенную позицию, выработать политическую линию церкви.
Так, Пий Х продемонстрировал, что церковь готова встать на защиту интересов буржуазии, если той грозит опасность. Когда в России в 1905 г. грянула революция, папа заявил, что глубоко порицает революционное движение в России. Он опубликовал энциклику «Полоние-популум» («Польский народ»), в которой призывал польских верующих и католическое духовенство оказать поддержку царским властям. Он призывал их избегать всяческого бунта, всеми силами «стараться сохранить мир и справедливость». Церковные иерархи по указаниям Пия Х подавляли в зародыше демократические элементы в массовых католических организациях, находившихся под их контролем, продолжая медленно, но неуклонно укреплять свои связи с правящими кругами буржуазных стран.
Со времен французской революции 1789 г. папский престол решительно возражал против отделения церкви от государства. В XIX в. Ватикан вел подлинную войну против латиноамериканских государств — Мексики, Эквадора, Венесуэлы, Бразилии, правительства которых выступали за отделение церкви от государства. Папство настаивало на праве церкви контролировать не только систему актов гражданского состояния, но и систему образования, осуществлять духовную цензуру, получать правительственные субсидии, не платить налоги и пользоваться рядом других привилегий.
Пий Х в ряде энциклик решительно осудил принятый во Франции в 1905 г. закон об отделении церкви от государства. Папа призвал французских католиков и духовенство не подчиняться властям. В спешном порядке Ватикан причислил Жанну д'Арк, сожженную в 1431 г. по решению инквизиционного трибунала, к лику блаженных. Пий Х использовал это обстоятельство для мобилизации французских клерикалов против правительства. Агентура Ватикана во Франции активно сотрудничала с ультраправыми и монархистами в подготовке заговоров против республики. Папа надеялся, что ему удастся заставить правительство Франции отказаться от антиклерикального курса. Но французская буржуазия не намеревалась отступать с занятых позиций.
Пий Х всячески выказывал свои симпатии Германии и Австрии, с победой которых в грядущей войне надеялся вернуть былое влияние католической церкви не только в Италии, но и во Франции.
Значительную часть своей энергии и сил Пий Х израсходовал на беспощадную борьбу с так называемой модернистской ересью, которая появилась уже при Льве XIII. Движение модернистов обычно связывается с именами французских аббатов Альфреда Луази и Луи Дюшена, английского иезуита Джорджа Тиррелла и итальянского священника Ромоло Мурри. В целом модернисты стремились обновить католицизм, освободить его от средневековых суеверий, сделать его более «утонченным» и тем самым более привлекательным, с одной стороны, для интеллигенции, а с другой — для трудящихся масс, борющихся за свои права. Модернисты подвергли сомнению некоторые положения католической догматики, требовали научного подхода к оценке церковных источников, в частности Библии. В специальной энциклике «Пасценди доминици грегис» («Пасти божье стадо») Пий Х подверг модернизм суровой критике и осуждению. Модернизм объявлялся «комплексом и синтезом всех ересей», самым опасным еретическим учением, когда-либо угрожавшим церкви, ибо он якобы подрывал церковь изнутри. Книги модернистов были включены в «Индекс запрещенных книг», а их авторы, отказавшиеся признать и осудить свои «ошибки», подверглись отлучению от церкви. Эти гонения на модернистов были вызваны патологическим страхом Ватикана перед прогрессом науки и перед быстрым ростом влияния идей научного социализма.
Во внешнеполитической сфере Пий Х выступал как поборник центральноевропейских держав. Он был в числе тех, кто своей реакционной политикой способствовал развязыванию первой мировой войны.
20 августа 1914 г. первый папа XX в. скончался, а 3 сентября на папский престол конклав избрал маркиза Джакомо делла Кьезу, который принял имя Бенедикта XV. Бенедикт XV был опытным политиком. Он сумел в сложных условиях мировой войны и послевоенного времени если не приумножить авторитет и влияние католической церкви, то, во всяком случае, сохранить их на прежнем уровне. Сочувствуя центральноевропейским державам, Бенедикт XV придерживался формального нейтралитета, что после войны, когда полностью выявился ее преступный империалистический характер, принесло ему определенные дивиденды, породило легенду о нем как об «апостоле мира».
Февральская революция в России была встречена в Ватикане со смешанными чувствами. С одной стороны, там рассчитывали, что с падением царизма ослабнет связь православия с правительством и это позволит расширить на территории России влияние католической церкви. С другой — опасались, что революция примет со временем более радикальный характер, увлечет за собой другие народы и нанесет церкви такой же, если не больший, урон, как некогда французская революция.
События в России побудили Бенедикта XV создать 1 мая 1917 г. особую конгрегацию по делам восточных церквей, которая должна была добиваться подчинения католицизму всех христианских церквей на Ближнем Востоке, на Балканах, в Африке, а также русской православной церкви. Соответствующие кадры для этой работы должен был готовить учрежденный папой Институт восточных исследований, в число учащихся которого разрешили принимать и православных.
Когда победила Октябрьская революция, Бенедикт XV был убежден, что Советская власть будет задушена объединенными усилиями внутренней контрреволюции и мирового империализма. С первых же дней после победы Октября Ватикан принял активное участие в раздувании мифа, изображающего Советское государство в роли гонителя религии и преследователя священников. В марте 1919 г. Ватикан обратился к народному комиссару иностранных дел Советской республики с протестом против якобы имевших место преследований церковников. Нарком Чичерин ответил, что в Советской России никто не преследуется за веру, и выразил удивление, что папа не протестует против зверств белогвардейцев и иностранных интервентов на оккупированной ими территории Советской республики.
Агенты Ватикана заполнили прибалтийские страны — Литву, Латвию, Эстонию. Они поддерживали там ультрареакционные элементы, поощряли антисоветскую деятельность. Бенедикт XV изыскивал лазейки для проникновения в Советскую Россию. Так, в 1922 г. в связи с голодом, жертвой которого стало население обширных районов страны, Ватикан предложил направить миссию помощи голодающим. Советское правительство, не желая обострять отношений с католической церковью, решило принять миссию. Однако, как впоследствии было установлено, Ватикан не удержался от того, чтобы не использовать членов миссии для вмешательства во внутренние дела Советской страны.
В церковной политике, в отличие от Пия X, Бенедикт XV придерживался умеренного курса. Он одобрил в 1917г. канонический кодекс — верховный закон для духовенства и верующих, созданный по инициативе Пия X. Бенедикт XV прекратил гонения на модернистов, разрешил в определенных пределах богословские дискуссии, остерегался пускать в ход отлучения и осуждения. К тому же атмосфера мировой войны и послевоенные условия не способствовали травле «еретиков». Папа счел благоразумным ликвидировать конгрегацию индекса, передав ее функции конгрегации священной канцелярии (инквизиции).
Весьма активно проявил себя Бенедикт XV на миссионерском поприще. После первой мировой войны конгрегация пропаганды веры, ведающая работой миссионеров, стала усиленно расширять свою деятельность в Азии, на Ближнем Востоке, в Африке. Папа призывал миссионеров блюсти в первую очередь интересы церкви, а не своих правительств, воспитывать кадры духовенства местного происхождения, относиться с большим уважением к национальным культурам и обычаям. Такая ориентация призвана была укрепить авторитет католического миссионерства среди местного населения и тем самым сделать его деятельность еще более полезной для колонизаторов.
22 января 1922 г. Бенедикт XV скончался. 6 февраля 1922 г. папой был избран архиепископ Милана кардинал Акилле Ратти, который принял имя Пия XI.
Пий XI был закоренелым антисоветчиком, ярым врагом коммунизма. Он считал, что только «сильная» власть может успешно бороться с большевизмом. Муссолини, с точки зрения папы, олицетворял именно такой идеал государственного деятеля. Пий XI был уверен, что с приходом к власти фашистов ему удастся добиться примирения с итальянским государством, поэтому папа приветствовал передачу власти Муссолини.
Муссолини в свою очередь делал все возможное, чтобы завоевать доверие папы и иерархов католической церкви и через них заручиться в парламенте поддержкой католической Народной партии. Он даже предложил покончить с «римским вопросом» путем заключения договора, который бы предоставил Ватикану экстерриториальность и независимое существование.
Однако вскоре Народная партия перешла в оппозицию к фашистской диктатуре, требуя от своего руководства осуждения кровавых преступлений, которые ежедневно творили чернорубашечники. Это пришлось Муссолини не по вкусу. Он угрожал запретить все католические организации. Пий XI и его окружение решили пожертвовать Народной партией, чтобы сохранить расположение Муссолини. Народная партия была распущена, но с ее ликвидацией церковники активизировали деятельность в рамках «Католического действия» — массовой организации мирян, находящейся под контролем епископата. Муссолини не возражал. Ему нужна была поддержка Ватикана.
11 февраля 1929 г. между Ватиканом и правительством Италии были подписаны Латеранские соглашения. Кардинал Гаспарри представлял папу, Муссолини — короля Италии. Акт подписания происходил не в Ватикане, а в Латеранском дворце. Отсюда и название документа. В результате заключения Латеранского договора на политической карте мира появилось новое государство — государство-город Ватикан площадью в 44 гектара. Таким образом, была восстановлена светская власть папы (правда, в ничтожных масштабах). Получили права экстерриториальности загородная папская резиденция Кастель Гандольфо и 20 дворцов на территории Рима. В договор входил также конкордат, регулировавший отношения между церковью и государством в Италии. Согласно конкордату Ватикан получил право распоряжаться по своему усмотрению итальянским духовенством. Санкции церковного суда, в том числе отлучение, лишение сана и другие канонические наказания, обязывали итальянские власти лишать наказуемых и гражданских прав. Брак, заключенный по церковному обряду, мог быть расторгнут только церковью. Вводилось преподавание религии в начальных и средних учебных заведениях страны. Конкордатом разрешалось существование «Католического действия» как аполитической организации, занимающейся лишь христианским воспитанием.
Немаловажное значение для Ватикана имело и финансовое урегулирование претензий папства к Италии. Муссолини выплатил папе в качестве компенсации за нанесенный некогда Ватикану итальянским государством материальный ущерб огромную сумму в 1750 млн. лир, или 90 млн. долларов по тогдашнему курсу. Руководители финансов Ватикана, действуя по указаниям Пия XI, использовали поступившие в их распоряжение средства главным образом для захвата новых позиций в финансовом мире, но часть капитала была также инвестирована в промышленные предприятия.
По распоряжению Пия XI к Ватикану в спешном порядке подвели железнодорожную ветку, построили вокзал. В новом государстве были открыты почтовая и телеграфная конторы, построена тюрьма.
Была составлена даже и своего рода конституция, в которой указывалось, в частности, что ватиканское подданство не наследственно, а в каждом отдельном случае предоставляется лично папой. Подданные Ватикана не платят налогов, не несут военной службы, но зато обязаны посещать все богослужения и соблюдать все церковные ритуалы. Обзавелся Ватикан и вооруженной силой, состоящей из дворянской гвардии, швейцарской гвардии и жандармерии. Они охраняют ватиканские дворцы, несут караульную службу у входов в Ватикан, сопровождают машину папы в его поездках, встречают и провожают именитых гостей и дипломатов.
Таким образом, Ватикан — это государство в государстве. Оно имеет правящего государя, двор, дипломатические представительства.
Пий XI делал все, чтобы завоевать симпатии фашистов. Он одобрил вторжение Италии в Эфиопию и ее захват, фашистский мятеж в Испании и посылку в помощь Франко частей итальянской армии. Он заключил 20 июня 1933 г. конкордат с Гитлером и одобрил сотрудничество с ним католиков. Дольфус, Хорти, Салазар и другие фашистские лидеры европейских стран, как и ультрареакционные диктаторы в Латинской Америке, пользовались его поддержкой.
В своей социальной энциклике «Квадрагезимо анно» («В год сороковой»), опубликованной в 1931 г. в связи с 40-летием «Рерум новарум» Льва XIII, папа еще раз предал анафеме социализм, коммунизм, классовую борьбу и рекомендовал установить корпоративную систему классового сотрудничества трудящихся с капиталистами и помещиками. Широко известно высказывание Пия XI о «великой трагедии XIX века, заключавшейся в том, что церковь потеряла рабочий класс», который недолго находился «в состоянии нерешительности, а вскоре обратился к антитезе церкви, то есть к коммунизму». Чтобы вернуть рабочий класс обратно в лоно церкви, Пий XI не видел других средств, кроме проклятий по адресу коммунизма и укрепления союза с его противниками, в том числе с фашизмом.
Пий XI был активнейшим участником, а нередко и застрельщиком многих антисоветских провокаций. Сам же факт существования Страны Советов расценивался Пием XI как самая большая угроза католической церкви. По распоряжению папы в Ватикане был создан колледж «Руссикум», готовивший католических церковников для подпольной работы в Советском Союзе. 2 февраля 1930 г. Пий XI обратился с посланием к генеральному викарию Рима, в котором требовал организовывать молебны и акты протеста против мнимых преследований верующих в СССР. Это послание послужило началом разнузданной антисоветской кампании, развернутой реакционерами во многих странах мира. Однако трудящиеся-католики не пошли на поводу папы римского. «Крестовый поход» против СССР с треском провалился.
В мире росло сопротивление фашистским правительствам, их террористической внутренней политике, их планам развязать вторую мировую войну, поработить другие страны, перекроить карту мира в своих интересах.
Пий XI непрерывно совещался со своими советниками, с руководителями немецкого епископата, итальянскими, французскими, американскими кардиналами. В Ватикане готовились документы, которые должны были определить позицию папства по отношению к происходившим в мире событиям.
14 марта вышла энциклика на немецком языке «Мит бреннендер Зорге» («Со жгучей заботой»), в которой давался анализ положения католической церкви в Германии и ее взаимоотношений с нацистским правительством. В наши дни некоторые католические авторы называют ее антинацистской энцикликой. В действительности же она таковой не была. В ней, правда, перечислялись нарушения правительством Гитлера конкордата, различного рода притеснения по отношению к церкви и ее мирским организациям. Однако энциклика не осуждала нацистскую идеологию, не отлучала ее носителей от церкви. Напротив, она заканчивалась обращением к Гитлеру с призывом восстановить сотрудничество с католической церковью, правда при соблюдении им конкордата, то есть церковных прав и привилегий.
Совсем иного содержания была энциклика «Дивини редемпторис» («Божественное искупление»), опубликованная пятью днями позже и имевшая подзаголовок «Об атеистическом коммунизме». Она отличалась антикоммунистической направленностью: коммунизм в ней предавался анафеме, а верующим запрещалось соприкасаться в какой бы то ни было форме или степени с коммунистическими идеями. Энциклика была направлена также на то, чтобы воспрепятствовать католикам участвовать в антифашистской борьбе.
Пий XI отрицательно относился к экспансионистским планам Гитлера. Он знал, что их реализация приведет к подчинению церковной иерархии нацизму и к ликвидации католических организаций на захваченных фашистским рейхом территориях. По мере того как гитлеровская военная машина набирала силу, Пий XI все настойчивее искал сближения с Францией и другими западными демократиями, в свою очередь стремившимися заручиться поддержкой Ватикана в их отношениях с Гитлером. Пий XI упорно и настойчиво стремился улучшить и отношения с официальными кругами США. При нем американские предать; стали впервые проникать в курию на ответственные посты.
Буржуазная пресса предрекала неминуемые столкновения между Ватиканом и Гитлером, но ничего подобного не произошло. Ни та, ни другая сторона не были заинтересованы в обострении отношений, однако и не думали делать уступки друг другу. Гитлер продолжал политику завинчивания гаек по отношению к католической иерархии в Германии, а папа, раздосадованный, огорченный, больной, искал выхода из тупика, в котором оказалась церковь. С каждым днем он испытывал все большую тревогу и беспокойство. Здоровье его стало быстро ухудшаться. 10 февраля 1939 г. он неожиданно скончался.
12 марта 1939 г. на папский престол был избран статс-секретарь Пия XI Эудженио Пачелли, принявший имя Пия XII.
Мир стоял на пороге войны. При попустительстве правящих кругов Англии и Франции Гитлер захватил Австрию и Чехословакию, Муссолини — Эфиопию. В Испании Франко с помощью Гитлера и Муссолини душил республику. Милитаристская Япония вела войну против китайского народа.
Новый мировой конфликт сулил тяжелые испытания и для церкви. Чтобы ладья св. Петра не дала течь и не пошла ко дну, нужен был сверхопытный в международных делах и осторожный кормчий. Полагали, что среди всех кардиналов только Пачелли вполне соответствовал этим требованиям.
Руководя внешней политикой Ватикана при Пие XI, Пачелли зарекомендовал себя умелым политиком и дипломатом. Поэтому все «сильные мира сего» считали, что в нужный момент смогут найти с ним общий язык, заручиться его поддержкой. Взойдя на папский престол, Эудженио Пачелли действительно оставался в основном дипломатом. В центре его внимания всегда стояли вопросы мировой политики. При этом свою главную политическую задачу Пий XII видел в объединении и мобилизации капиталистических держав для антикоммунистического «крестового похода». Этой идее была подчинена вся его деятельность как в период второй мировой войны, так и после нее. Однако, будучи трезвым политиком, Пий XII избегал откровенно и четко формулировать свое кредо. Он предпочитал добиваться своих целей путем маневрирования и лавирования, маскируя их высокопарными разглагольствованиями о преданности всеобщему миру, принципам справедливости и международного правопорядка.
В первый год своего понтификата Пий XII действительно стремился предотвратить взрыв войны в Европе, добиться мира между капиталистическими державами, чтобы направить агрессию против СССР. Гитлер предпочел войну. 1 сентября 1939 г. германские войска напали на Польшу. Вторая мировая война началась. Папа встретил ее молчанием.
В 1941 г. Гитлер, Муссолини и их союзники развязали войну против Советского Союза. Оккупированная Европа была покрыта концлагерями, в которых погибло свыше 10 млн. человек, среди которых было немало и верующих-католиков, а также священников-антифашистов. Пий XII продолжал молчать.
Папа и католические иерархии не осудили фашизм даже после того, как союзники одержали победу. Более того, тысячи фашистских военных преступников избежали наказания благодаря покровительству Ватикана, снабжавшего их фиктивными документами и переправлявшего в Испанию, Португалию и в страны Латинской Америки.
Такую позицию Ватикана можно, видимо, объяснить тем, что фашисты боролись с коммунизмом и тем самым, с точки зрения Пия XII, делали богоугодное дело. Пий XII предпочел быть с фашизмом против коммунизма.
После победы антигитлеровской коалиции Пий XII делал все возможное, чтобы столкнуть западных партнеров по коалиции с Советским Союзом, что соответствовало стремлениям наиболее реакционных сил капиталистического мира. Папа прилагал огромные усилия, чтобы разрушить антифашистское единство, сложившееся в годы войны, исключить из него коммунистов, игравших ведущую роль в борьбе против гитлеризма. В странах народной демократии Пий XII через местную церковную иерархию толкал католиков на борьбу против коренных социальных преобразований. Он стал открыто призывать к новому «крестовому походу» против коммунизма. Организуя широкую антикоммунистическую кампанию, Ватикан одновременно тайно финансировал правые политические партии, выступавшие против единства антифашистских сил.
В годы «холодной войны» Ватикан был «своим домом» для разведывательных служб США. В конце 1949 г. госдепартамент США передал Ватикану 500 тыс. долларов на антикоммунистическую пропаганду. Это находилось в прямой связи с декретом конгрегации священной канцелярии (инквизиции) от 13 июля 1949 г., который отлучал от церкви верующих за принятие коммунистического учения и его пропаганду, за членство в компартии, сотрудничество с ней, за чтение и распространение ее прессы. Декрет служил как бы объявлением церковью войны коммунизму и коммунистам и был с большим удовлетворением встречен правительством США. До самой смерти Пий XII придерживался откровенно враждебного курса по отношению к коммунизму и социалистическим странам.
Пий XII приветствовал создание Атлантического пакта, военное присутствие США в Западной Европе.
Последний период понтификата Пия XII совпал с развалом колониальной системы, образованием новых независимых государств в Азии и Африке, с подъемом национально-освободительного движения в Латинской Америке. В связи с этим папа признал необходимым «отуземить» католическую церковь в Азии и Африке, то есть создать кадры духовенства местного происхождения. Во многих новых государствах Африки миссионерская церковная иерархия была преобразована в национальную, в результате чего ряд африканцев впервые были возведены в епископское достоинство.
В апреле 1957 г. Пий XII опубликовал энциклику «Фидеи донум» («Дар веры»), в которой изложил свою точку зрения на национально-освободительные процессы в Африке. Вопреки исторической истине папа в этой энциклике провозглашал «врагом номер один» африканских народов не колониализм, а «атеистический материализм».
В своих многочисленных выступлениях Пий XII неоднократно касался проблемы взаимоотношений науки и религии. Отношение церкви к современной науке он изложил в энциклике «Гумани генерис» («Род человеческий»), опубликованной в 1950 г. В ответ на требование многих верующих и священнослужителей, чтобы церковь учитывала достижения науки, папа писал: «Это похвально, но только в том случае, когда речь идет о фактах, действительно доказанных; когда же речь идет о гипотезах, даже в какой-то степени научно обоснованных, но которые... прямо или косвенно противоречат церковным доктринам, их нельзя принять никоим образом». Итак, если наука права, а религия ошибается, то тем хуже для науки, ее следует отвергнуть. Такова была логика Пия XII, выдававшего себя за великого поборника науки. Энциклика «Гумани генерис», таким образом, это не попытка примирить религию с наукой, а еще один выпад церкви против науки, очередной церковный манифест в защиту традиционных религиозных мировоззренческих концепций.
Пий XII умер 9 октября 1958 г., а 28 октября папой стал патриарх Венеции, крестьянский сын Анджело Джузеппе Ронкалли, принявший имя Иоанна XXIII.
Иоанн XXIII сел на папский трон в период, когда международная обстановка не благоприятствовала реакционерам. Повсеместно крепли силы, выступавшие за всеобщий мир, мирное сосуществование и разрядку напряженности. Социализм превратился в могучую мировую систему. Чрезвычайно возрос авторитет Советского Союза, последовательная мирная политика которого встречала все большую поддержку прогрессивной мировой общественности, в том числе трудящихся католиков. В Азии, Африке, Латинской Америке бурно развивалось национально-освободительное движение. Мир вступил в эру научно-технической революции и освоения космоса. Со всем этим не мог не считаться в своей деятельности новый папа.
Однако на первых порах Иоанн XXIII, по-видимому, решил ничего не менять в политическом курсе Ватикана. 25 марта 1959 г. конгрегация священной канцелярии опубликовала декрет, который вновь запрещал католикам контактировать с марксистами, голосовать за коммунистов или лиц, сотрудничающих с ними. Папа занялся наведением порядка в курии. Он стал быстро назначать новых кардиналов и довел их число до установленного в 1586 г. максимума в 70 человек. Среди новоиспеченных «пурпуроносцев» можно было встретить церковников самых разных политических ориентаций и разного цвета кожи. Впервые кардинальскую шапку получили африканец, японец и филиппинец.
Первые тревожные для реакционеров симптомы в поведении папы появились лишь тогда, когда Иоанн XXIII стал удалять с руководящих постов в курии ярых антикоммунистов.
1 января 1959 г. революционные силы Кубы после двухлетних кровавых боев свергли тиранический режим ставленника американских монополий Батисты. Власть на Кубе перешла в руки трудящихся. Католическая иерархия открыто встала на сторону империалистических сил. Епископы осуждали действия правительства Фиделя Кастро и призывали верующих оказать самое решительное сопротивление проводимым мероприятиям. Кубинские контрреволюционеры, нашедшие приют за рубежом, и их империалистические покровители потребовали от Иоанна XXIII порвать дипломатические отношения с Кубой и отлучить Фиделя Кастро от церкви. Папа отказался встать на путь осуждения кубинской революции, несмотря на огромное давление, которое оказывали на него международная реакция и консервативные круги в самой церкви. Ни в одном из своих выступлений или высказываний Иоанн XXIII не осудил революционную Кубу, ее руководителей, ее внешнюю или внутреннюю политику.
25 января 1959 г. папа объявил о своем решении созвать в ближайшее время вселенский собор. Иоанн XXIII выразил надежду, что в нем примут участие и все «отделившиеся церкви», чтобы попытаться вновь обрести единство. Другой задачей собора папа объявил осуществление реформы Кодекса канонического права, который является высшим законодательным актом католической церкви. Какие цели должна была преследовать такая реформа, папа не уточнил. Вселенские соборы созывались всегда в особо критические моменты истории церкви и несли на себе печать реформаторских устремлений. Созыв собора, таким образом, был равносилен признанию, что католическая церковь пребывает в состоянии кризиса и необходимо наметить пути выхода из него.
Многие зарубежные иерархи с оптимизмом и надеждой восприняли идею собора, а церковные деятели «третьего мира» отнеслись к ней с большим энтузиазмом.
Тех, кто был за собор, за реформы, за перемены в церкви, стали называть обновленцами. Как правило, это были представители стран, где церковь теряла свои позиции, свое влияние, свой авторитет. Такие процессы наблюдались в большинстве стран Европы, но особенно они давали себя знать в развивающихся странах. Большинство духовенства в этих странах считало, что следует отказаться от курса Пия XII, то есть оголтелого антикоммунизма и защиты интересов правящих кругов ведущих империалистических держав, что церковь должна найти в себе силы, чтобы оторваться от своих традиционных политических и социальных привязанностей, поддержать общее стремление к прогрессивным социальным преобразованиям, попытаться найти способ сосуществования с социалистическим миром, приобщиться к новшествам XX в., обновиться внутренне и внешне. Церковные иерархи, придерживавшиеся подобных взглядов, стали на соборе опорой обновленческого курса.
Руководя подготовкой к собору, папа в то же время готовил свою первую энциклику, которая была посвящена социальным проблемам. Она была опубликована 15 мая 1961 г. и называлась «Матер эт магистра» («Мать и наставница»).
Наиболее радикальный раздел энциклики посвящен отношениям между развитыми и слаборазвитыми странами. В нем содержится недвусмысленное осуждение неоколониализма. Это был явный реверанс в сторону народов, сбросивших с себя колониальный гнет. Папа желал показать им, что католическая церковь порывает свои традиционные связи с колонизаторами.
Другой важной особенностью энциклики было то, что в ней не содержалось прямых выпадов против коммунизма. Более того, энциклика, правда с оговорками, разрешала католикам «вступать в отношения с лицами, имеющими другие взгляды на жизнь». Под такими лицами подразумевались коммунисты.
Почти три года длилась подготовка к собору. 11 сентября 1962 г. в соборе св. Петра в торжественной обстановке открылась первая его сессия. Собор получил название II Ватиканского. Для участия в нем съехались 2692 церковных иерарха со всего мира. На открытии собора присутствовали 86 официальных делегаций из различных стран и от разных международных организаций. 8 декабря первая сессия собора закончила свою работу. Был объявлен перерыв до сентября 1963 г.
Хотя на первой сессии собора не было принято ни одного документа, сам ход соборной дискуссии показал, что церковные консерваторы находятся в меньшинстве и вынуждены сдавать обновленцам одну позицию за другой. Но это было только начало длительной и упорной борьбы между двумя противоборствующими течениями в лоне церкви.
Прогрессивная печать в целом оценивала результаты первой сессии собора как известный отход от традиционной ультраправой ориентации католической церкви. Дебаты на соборе показывали, что большинство церковных иерархов отвергает политику отлучений и анафем в адрес коммунистов и высказывается за конструктивный диалог с ними в интересах укрепления мира и борьбы за социальный прогресс.
10 апреля 1963 г. была опубликована вторая энциклика Иоанна XXIII «Пацем ин террис» («Мир на земле»). Она была обращена не только к духовенству и верующим, но ко всем людям доброй воли. В ней Иоанн XXIII выступил с осуждением гонки вооружений, за всеобщее и полное разоружение, за запрещение атомного оружия, за политику мирного сосуществования без каких-либо ограничений.
Вместе с тем энциклика предостерегала от излишнего рвения в стремлениях восстановить социальную справедливость, ибо это якобы может привести «на путь революции».
В разгар подготовки ко второй сессии собора Иоанн XXIII заболел и 3 июня 1963 г. скончался. Его преемником, избранным на папский престол 21 июня того же года, оказался архиепископ Милана кардинал Джованни Баттиста Монтини, назвавшийся Павлом VI.
Главной его заботой было продолжение и благополучное завершение II Ватиканского собора, следующая сессия которого открылась 29 сентября 1963 г. Выступая на ее открытии, Павел VI поставил перед «соборными отцами» четыре задачи: глубоко изучить состояние церковных дел, реформировать и внутренне обновить церковь, способствовать единению христиан и начать «диалог с миром», их окружающим. Все это было созвучно программе обновленцев.
В дни работы второй сессии собора папа пообещал реформировать курию, наделить большими правами местные епископаты. Он выражал стремление идти в ногу со временем, но не опережая событий, не вырываясь вперед. Ближе всего ему была позиция умеренных обновленцев, представлявших церковную иерархию развитых капиталистических стран.
В результате работы второй сессии собора был принят лишь один документ — конституция «О святой литургии». Главным новшеством, вытекавшим из этого документа, было разрешение проводить богослужение не на латыни, а на национальных языках. Была упрощена сама процедура богослужения, и оно стало приблизительно вдвое короче. Собор рекомендовал строить католические храмы без излишеств, в «функциональном стиле».
Третья сессия собора прошла осенью 1964 г. На ней были приняты догматическая конституция «О церкви» и три декрета — «О миссионерской деятельности», «О восточных католических церквах» и «Об экуменизме».
Конституцией «О церкви» учреждались национальные епископские конференции, решения которых хоть и требуют санкции Ватикана, но принимаются самостоятельно, с учетом конкретных условий той или иной страны.
В перерыве между третьей и четвертой сессиями собора Павел VI создал в системе римской курии секретариат по делам неверующих для осуществления контактов с атеистами.
В сентябре 1965 г. открылась последняя сессия собора. Вскоре после ее открытия папа официально сообщил об учреждении постоянно действующего при папе синода епископов, в котором представлены все национальные епископаты. Это в какой-то степени ограничило всевластие курии и влияние кардинальской коллегии.
Из документов, принятых четвертой сессией, наиболее значимым является пастырская конституция «О церкви в современном мире», в которой выражена точка зрения церкви на острейшие проблемы современности. В ней осуждается война, гонка вооружений, применение атомного оружия и выдвигается в качестве одной из главных задач человечества обеспечение мира на земле.
Кроме того, конституция признает законность не только частной, но и государственной и общественной собственности, допуская за «справедливую компенсацию» передачу частной собственности в руки государства. В основном трактовка конституцией социальных вопросов не выходит за рамки буржуазного реформизма, хотя в этом документе подчеркивается, что церковь «не считает себя связанной с какой-либо политической, экономической или социальной системой».
В этой конституции церковь впервые признала не только необходимость диалога между верующими и неверующими, но и сотрудничество между ними в достижении более справедливых условий жизни людей.
Одним из знаменательных актов, вытекавших из решений II Ватиканского собора, была реорганизация конгрегации священной канцелярии (инквизиции). В день закрытия собора, 7 декабря 1965 г., был опубликован папский декрет, изменявший название священной канцелярии на конгрегацию по вопросам вероучения, а 14 июня 1966 г. был упразднен «Индекс запрещенных книг».
С завершением II Ватиканского собора борьба между обновленцами и церковными консерваторами (интегристами) переместилась в национальные епископаты. Особенно острый характер эти конфликты носили в странах Латинской Америки, где все более широкие массы трудящихся, студенчества, средних слоев вливались в антиимпериалистическое движение. Следует ли удивляться, что идеи национально-освободительной борьбы нашли отклик и в рядах духовенства, в среде которого пробудился активный интерес к социальным переменам. В церковных кругах заговорили о «теологии революции», «теологии освобождения» и даже о «теологии партизанской борьбы». В странах Латинской Америки стали появляться священники-революционеры, призывавшие бороться с реакцией и империализмом не только листовками, но и оружием.
За развитием событий в Латинской Америке пристально следила курия; ведь в этом регионе проживает почти половина католиков мира. Именно под влиянием этих событий была написана энциклика «Популорум прогрессио» («Прогресс народов»), опубликованная 23 марта 1967 г. Она провозглашает, что «частная собственность отнюдь ни для кого не является безусловным и абсолютным правом. Никто не имеет никакого основания присваивать в свое исключительное пользование то, что превышает его нужды, в то время как другие терпят недостаток в самом необходимом...» Осуждая «революционное восстание», Павел VI делает при этом существенную оговорку. Он допускает законность революционных действий «против явной и продолжительной тирании, грубо посягающей на основные права человеческой личности и вредящей в опасной мере общему благу страны». Энциклика осуждала национализм, расизм, призывала католиков сотрудничать со всеми людьми доброй воли. Вместе с тем она вновь осуждала «материалистическую и атеистическую философию».
Адресата энциклики легко было распознать: это были правящие классы Латинской Америки, а точнее, латиноамериканская олигархия, которую Павел VI таким образом призывал «выпустить пар из котла», если она хочет спасти себя от революции.
Дальнейшие события показали, что папа отнюдь не желал того, чтобы революционно настроенные служители церкви в Латинской Америке взяли на вооружение энциклику «Популорум прогрессио» в своей борьбе с реакцией. Посетив в 1968 г. Колумбию, Павел VI решил напомнить своей беспокойной латиноамериканской пастве несколько старых, но по-прежнему полезных для церковной иерархии истин, которые эксплуататорские классы всегда особенно ценили. «Разрешите призвать вас,— говорил папа,— не доверять ни насилию, ни революции. И насилие и революция противоречат христианскому духу и могут задержать, а не ускорить социальный прогресс, к которому вы законно стремитесь...» Павел VI решительно осудил тех, кто пытается совместить католическую веру с революцией. Все эти утверждения папы полностью соответствовали традиционной католической социальной доктрине. Понтификат Павла VI длился 15 лет и был, как мы видели, насыщен важными для католической церкви событиями. 6 августа 1978 г. Павел VI скончался. После его смерти папой был избран кардинал Альбино Лучани, принявший имя Иоанна Павла I. Просидев на папском троне всего 33 дня и не успев ничем себя проявить, он неожиданно скончался.
16 октября 1978 г. вопреки более чем 400-летней традиции, по которой папами избирались только итальянцы, на папский престол был возведен польский кардинал Кароль Войтыла, принявший имя Иоанна Павла II.
В отличие от своих предшественников на папском троне новый папа проявил чрезвычайную подвижность. Своему пышному ватиканскому дворцу он предпочитает поездки в разные страны, в ходе которых старается разрешить «наболевшие» проблемы католической церкви.
Пристальное внимание уделяет нынешний папа Западному полушарию. И это понятно. Америка, Северная и Южная, в последние годы играет все большую роль в судьбах католицизма и папства. Ведь по обе стороны Панамского канала сейчас проживает большинство всех католиков. Из них примерно половина — в Латинской Америке, а остальные — в США и Канаде. Естественно, что этот регион вызывает повышенный интерес римской курии. От того, как поведет себя католическое население Америки, как оно будет относиться к церкви и ее учению, в немалой степени зависят судьбы не только Ватикана, но и мирового католицизма.
Четырежды папа посетил Африку, где (как и в Турции) предлагал заключить союз с исламом. Он был в Японии, на Филиппинах и Гавайях. Не обошел папа своим вниманием и Европу. Он нанес два визита в Польшу, побывал в Англии, Ирландии, Франции, Швейцарии, Испании, Португалии, Голландии.
Трудно найти вопрос, по которому Иоанн Павел II не высказался бы за прошедший период своего пребывания на посту римского понтифика. Но тщетно было бы искать в его многочисленных речах и посланиях что-либо новое по сравнению с. идеями его предшественников. Ясно только, что в богословских вопросах Иоанн Павел II занял более жесткую позицию, чем Иоанн XXIII и Павел VI. По его указанию Ватикан вновь стал устраивать расправы над богословами, высказывающими неугодные церковным консерваторам взгляды. Так, привлечены к суду конгрегации вероучения швейцарский теолог Ганс Кюнг, отрицающий догмат папской непогрешимости, и ряд американских, французских, бельгийских, голландских, немецких теологов. Даже орден иезуитов был обвинен папой в теологических вольностях, а его генерал Педро Аррупе уволен в отставку (случай беспрецедентный в истории ордена). В то же время Иоанн Павел II официально признал орден «Опус деи» («Божье дело»), деятели которого сотрудничали с диктатором Франко в Испании, поддерживали фашиста Салазара в Португалии, находятся в тесной связи с Пиночетом в Чили. В 1984 г. Иоанн Павел II подписал новый Канонический кодекс католической церкви, запрещающий священникам заниматься политической деятельностью. Однако соответствующие статьи кодекса применяются только к служителям церкви, придерживающимся левой политической ориентации. И так далее и тому подобное...
Иоанн Павел II много говорит о сочувствии к страдающим, к беднякам, призывает правительства принять меры к устранению социальных несправедливостей. Но, как известно, такие призывы не способны изменить ход исторического развития.
Папа высказывается и по вопросам международной политики, однако тщетно было бы искать в его речах осуждение агрессивных милитаристских кругов США, ответственных за нынешнюю напряженность в мире. Более того, неоднократные призывы Иоанна Павла II к богу о благословении США, восторженные речи по поводу «американского образа жизни» во время посещения этой страны позволяют сделать вывод, что в международных вопросах папа придерживается далеко не объективной позиции.
Иоанн Павел II лавирует в водах международной политики. Он не считает возможным повторять воинственные высказывания представителей американской администрации. Напротив, он часто выступает за мир. Это объясняется прежде всего тем, что верующие люди во всем мире все активнее включаются в борьбу народов против угрозы атомной войны, за разоружение и разрядку напряженности. И если бы папа занял в данных вопросах иную позицию, это нанесло бы невосполнимый ущерб авторитету и влиянию католической церкви.
Отношение папы к борьбе народов за коренные социальные преобразования и к национально-освободительному движению ярко характеризует факт осуждения Ватиканом так называемой теологии освобождения.
«Теология освобождения» обычно связывается с именем перуанского богослова Гутьерреса, опубликовавшего в 1972 г. под таким названием книгу, переиздававшуюся много раз в Америке и Западной Европе. «Теология освобождения» обосновывает богословскими аргументами необходимость антиимпериалистической борьбы. Понятно, что она нашла немало сторонников среди духовенства латиноамериканских стран, значительная часть которого активно выступает против диктаторских режимов, нарушений прав человека, репрессий, терроризма, за освобождение Латинской Америки от эксплуатации и гнета олигархии и империализма.
4 сентября 1984 г. официальный орган Ватикана «Оссерваторе Романо» опубликовал «Инструкцию» — церковный документ, направленный против «теологии освобождения» и ее сторонников. Чем было вызвано появление такого документа? Оказывается, тем, что поборники «теологии освобождения» «недостаточно критически воспринимают концепции, заимствованные у различных течений марксистской мысли».
Данный документ представляется весьма далеким от либерального духа энциклики Иоанна XXIII «Мир на земле», и в нем отсутствует трезвый анализ реальности, столь характерный для энциклики Павла VI «Прогресс народов» и многих документов II Ватиканского собора. «Инструкция» решительно перечеркивает ожидания и надежды миллионов католиков не только Латинской Америки, но также Африки и других районов «третьего мира», ибо идет вразрез с попытками добиться соглашения между верующими и неверующими ради общего блага, прогрессивных социально-политических преобразований и развития человеческой цивилизации. Она стремится фактически снова связать католицизм с общественными и политическими режимами промышленно развитого капиталистического Запада. А это, в свою очередь, отнюдь не способствует повышению авторитета и престижа католической церкви в глазах широких народных масс.
Итак, унаследованные Иоанном Павлом II внутрицерковные проблемы и противоречия остаются нерешенными. Недовольство деятельностью римской курии продолжает охватывать все новые круги духовенства. Одним словом, глубинные процессы в католицизме развиваются по законам, которые никак не подвластны римскому папе. Что касается влияния папы на решение глобальных проблем современности, то и здесь нет оснований преувеличивать роль главы католической церкви.

Жизнь не стоит на месте. Она постоянно меняется. Сменяются на престоле и римские первосвященники. Они издают энциклики, направляют верующим послания, выступают перед толпами богомольцев. Но на протяжении многих столетий папство так и не смогло решить ни одной из жизненно важных проблем. Об этом красноречиво говорит вся история папства.

 

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика