МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Папа Лев X. Exsurge Domine

Восстань, Господи, и рассуди дело Твое. Вспомни поношения Твои от тех, кто исполнен безумием вседневно. Внемли молитвам нашим, ибо появились лисы, ищущие опустошить виноградник, коего точило Ты один можешь топтать. Когда собирался Ты восходит к Отцу Своему, то вверил заботу, попечение и управление о винограднике, образе Церкви Торжествующей, Петру, как главе и Твоему наместнику, и его преемникам. Лесной вепрь подрывает его, и полевой зверь объедает его. Восстань, Петре, и исполни пастырское служение, тебе вверенное, как выше сказано. Обрати внимание к делу святой Римской Церкви, матери всех Церквей и наставнице веры, которую ты по приказу Божию освятил своей кровью. Против Римской Церкви, упреждал ты, восстают лжеучители, вводят пагубные ереси, навлекая сами на себя скорую погибель. Языки их - пламя, зло непокойное, исполненное смертельного яда. Усердие горькое, раздор в сердцах их, и они кичатся и лгут против истины.

И тебя, Павле, призываем восстать. Это ты просветил и озарил Церковь своим учением и мученичеством, Петрову подобным. Ибо ныне поднимается новый Порфирий, коий, как былой неправедно нападал на святых апостолов, нападает ныне на святых понтификов, предшественников наших.

Понося их, в нарушение твоего учения, вместо того, чтобы их умолять, не стыдится он бить их, раздирать, а когда отчаивается в деле своем - опускаться до оскорблений. Он подобен еретикам, "чье последнее прибежище, - как говорит Иероним, - изрыгать языком яд змеиный, когда видят, что дело их вскоре будет осуждено, и переходить к оскорблениям, когда видят, что побеждены". Ибо хотя ты сказал, что должно быть ересям, чтобы испытывать верных, все же должны они пресекаться при самом своем рождении твоим заступничеством и помощью, чтобы не вырастали и не делались матеры, как волки. Наконец, пусть вся Церковь святых и прочее от Вселенской Церкви восстанет. Иные, отбрасывая Ее подлинное толкование Святого Писания, ослеплены в разуме своем отцом лжи. Мудрые в собственных глазах, как было издревле заведено у еретиков, они толкуют то же Писание иначе, нежели требует Святой Дух, вдохновленные лишь своим чувством честолюбия, и ради прославления в народе, как объявляет апостол. Извращают они Писание и прелюбодействуют с ним. В результате, по словам Иеронима, "То уже не Евангелие Христово, но человеческое, или, что хуже, диавольское".

Пусть же вся сия святая Церковь Божия восстанет, и вместе с блаженными апостолами ходатайствует перед Богом всемогущим, дабы омыл заблуждения овец Своих, изгнал все ереси из земель верных и соблаговолил поддержать мир и единство в святой Церкви Своей.

Ибо едва можем Мы выразить, от скорби и огорчения разума, то, что некоторое время назад достигло слуха Нашего по сообщениям надежных людей и всеобщей молве; увы, многие разнообразные заблуждения мы видели даже собственными глазами и читали. Иные из них были уже осуждены Соборами и постановлениями Наших предшественников, и содержат явно ересь греков и богемцев. Иные же заблуждения либо еретичны, лживы, смутительны, либо оскорбительны для благочестивого уха, как соблазнительные для простых умов, происходя от ложных толкователей веры, которые, в горделивом любопытстве своем, алчут мирской славы и, противореча апостольскому учению, желают быть мудрей, чем им должно. Их словоохотливость, не опирающаяся на авторитет Писания, как говорит Иероним, не завоевала бы доверия, не кажись они подпирающими свое извращенное учение даже и Божественными свидетельствами, хотя и дурно истолкованными. Страх Божий ушел ныне от взора их.

Ошибки эти, как внушение рода человеческого, ожили и недавно распространились среди самых ветреных и в прославленной германской нации. Тем паче скорбим Мы о сием случившемся, поскольку Мы и Наши предшественники всегда держали эту нацию в лоне нашей любви. Ибо после того, как Римская Церковь передала империю от греков оным германцам, предшественники Наши и Мы всегда избирали защитников и заступников Церкви из ее среды. Воистину несомненно, что сии германцы, всегда верные католической вере*, всегда были самыми ярыми противниками ересей, Как свидетельствуют достохвальные установления германских императоров относительно независимости Церкви, Ее свободы и изгнания и истребления всех еретиков в Германии. Эти установления, изданные ими прежде, а после утвержденные Нашими предшественниками, предусматривали строжайшие наказания, вплоть до утраты земель и владений, для всякого, кто укрывал или не изгонял их. Если бы они соблюдались ныне, то и Мы, и они были бы, очевидно, свободны от этого источника беспокойства. Свидетельствует об этом осуждение и наказание на Констанцском Соборе неверности гуситов и уиклифитов, а также Иеронима Пражского. Свидетельствует об этом кровь германцев, столь часто проливавшаяся в войнах против богемцев. Последнее же свидетельство - отвержение, опровержение и анафемствование вышеназванных ошибок, или многих из них, столь же ученое, сколь истинное и святое, университетами Кельна и Лувэна, преданнейших и религиознейших делателей на жатве Господней. Могли бы Мы привести и много иных фактов, которые решили опустить, чтобы не представилось, что составляем книгу истории.

В силу своего пастырского служения, вверенного Нам Божественной милостью, Мы не можем ни при каких обстоятельствах больше терпеть или обходить вниманием пагубный яд вышеназванных ошибок, не чиня позора христианской религии и ущерба - ортодоксальной вере. Некоторые из этих ошибок Мы решили включить в настоящий документ; суть их следующая:

1. Мнение о том, что Таинства Нового Закона дают освящающую благодать тем, кто не создает к этому препятствий, распространенное, но еретическое.

2. Отрицать, что после крещения грех остается в ребенке, - значит ниспровергать сразу и Павла, и Христа.

3. Легко воспламеняющиеся очаги греха препятствует восхождению на небо души, покидающей тело, даже если на ней нет повседневного и нераскаянного греха.

4. Тому, кто находится на грани смерти, несовершенство любви необходимым образом приносит с собою великий страх, который один достаточен, чтобы произвести чистилищное наказание, и препятствует вхождению в Царствие.

5. Три части покаяния - сокрушение, исповедь и удовлетворение - не имеют основания ни в Священном Писании, ни у древних святых учителей христианства.

6. Сокрушение, которое подготавливается припоминанием, осознанием и отвращением к грехам, когда жизнь пересматривают с горечью в сердце, взвешивая тяжесть, количество и неприглядность грехов и видя, что вечное блаженство потеряно и неизбежно вечное проклятие, - такое сокрушение делает человека лицемером и еще большим грешником.

7. Совершенно справедлива и значительно лучше всех пояснений о видах сокрушения поговорка: "Не делать зла в будущем - главное покаяние; самое лучшее покаяние - новая жизнь".

8. Не претендуй на то, что исповедуешь повседневные грехи, ни даже все смертные грехи, поскольку невозможно, чтобы ты знал все свои смертные грехи. Вот почему в древней Церкви исповедовали только явные смертные грехи.

9. Когда мы хотим ясно исповедать все наши грехи, тем самым мы хотим ничего не оставлять милосердию Бога для прощения.

10. Никому не отпущены грехи, если он не верит, что они отпущены, когда священник их отпускает; более того, грех останется, если не верить, что он отпущен; так как отпущения грехов и дарования благодати недостаточно, нужно еще верить, что грех отпущен.

11. Тебе следует верить в отпущение твоих грехов совершенно не из-за твоего сокрушения, но благодаря слову Христа: "Что свяжете…". Вот почему говорю я тебе - доверяй, если ты получил отпущение священника, и твердо верь, что тебе отпущено, и тебе будет истинно отпущено, каким бы ни было сокрушение.

12. Если, против ожидания, кающийся не был сокрушен или если священник не отпустил ему с должной серьезностью, а в шутку, но если кающийся считает, что ему отпущено, то так оно и есть на самом деле.

13. В Таинстве Покаяния и в отпущении грехов папа или епископ не совершают более, чем последний из священников; там, где нет священника, любой христианин, даже женщина или ребенок, могут совершить то же самое.

14. Никто не обязан уверять священника, что он сокрушен, и священник не должен об этом спрашивать.

15. Велико заблуждение подходящих к таинству Евхаристии, полагаясь на то, что они исповедались, что они не знают за собой никакого смертного греха, что они предварили сие молитвами и приготовились; все они едят и пьют осуждение себе. Но если верят и доверяются, что получат благодать, тогда одна лишь эта вера делает их чистыми и достойными.

16. Представляется решенным, что Церковь на всеобщем Соборе установила, что миряне должны причащаться под обоими видами; богемцы, причащающиеся под обоими видами, не еретики, но схизматики.

17. Сокровище Церкви, из которого папа предоставляет индульгенции, не является заслугой Христа и святых.

18. Индульгенции являются благочестивым обманом для верных и освобождением от добрых дел; они относятся к числу дозволенного, но не к числу полезного.

19. Индульгенции для тех, кто в действительности приобретает их, не имеют значения для отпущения надлежащего наказания за совершаемые грехи перед судом Божиим.

20. Заблуждается тот, кто считает, что индульгенции целительны и полезны для духовного блага.

21. Индульгенции необходимы только для тяжких публичных грехов и в действительности предназначены только для людей грубых и нетерпеливых.

22. Существует шесть типов людей, для которых индульгенции не нужны и бесполезны: умершие или умирающие; больные; те, у кого есть законные препятствия; те, кто не совершил тяжких грехов; те, кто совершил тяжкие грехи, но не публичные; те, кто творит лучшие дела.

23. Отлучения есть лишь внешние наказания, и не лишают человека общей духовной молитвы Церкви.

24. Христиан следует учить лелеять отлучения, а не страшиться их.

25. Римский Понтифик, Преемник Петра, не является наместником Христа, в лице Петра поставленным Самим Христом над всеми Церквами целого мира.

26. Слово Христа к Петру: "…что свяжешь на земле…" - распространяется только на то, что связал сам Петр.

27. Несомненно, что не во власти Церкви или Папы устанавливать определения веры, и тем более это относится к законам о нравах или добрых делах.

28. Если Папа думал так или иначе совместно с большой частью Церкви, он не ошибся; но при этом нет никакого греха, ни ереси в том, чтобы думать иначе, прежде всего в вопросе, не являющемся необходимым для спасения, вплоть до такого момента, когда Вселенский Собор осудит одно мнение, одобрив другое.

29. Нам дан путь к ослаблению власти Соборов и к тому, чтобы свободно перечить их действиям, и судить об их постановлениях, и дерзко исповедовать то, что представляется истинным, было ли оно одобрено или осуждено каким бы то ни было Собором.

30. Некоторые из положений Иоанна Гуса, осужденные на Констанцском Соборе, суть весьма христианские, всецело истинные и евангельские; их вселенская Церковь осуждать не должна.

31. Во всяком добром деле праведный согрешает.

32. Доброе дело, соделанное совершенным образом, есть простительный грех.

33. Сожжение еретиков противоречит воле Духа.

34. Воевать против турок значит противиться Богу, Который их посредством наказывает наши неправды.

35. Никто не может быть уверен в том, что не согрешает смертно все время, из-за потаенного греха гордыни.

36. После грехопадения свобода воли есть лишь название; и когда человек совершает то, что в его власти, то согрешает смертно.

37. Нельзя доказать [существование] чистилища ни одним текстом Священного Писания, который входил бы в канон.

38. Души чистилища не уверены в своем спасении, или, по крайней мере, не все. Никакой довод и никакой текст Писания не доказывает, что они находятся вне состояния, в котором не могут обрести заслуги и в котором их любовь возрастает.

39. Души чистилища согрешают беспрестанно, столь долго, сколь ищут покоя и страшатся наказания.

40. Души, освобожденные из чистилища благодаря ходатайству живых, менее счастливы, чем если бы они воздали удовлетворение за себя сами.

41. Церковные прелаты и светские князья поступили бы недурно, если бы уничтожили все сумы нищенства.

Всякий в здравом уме поймет, сколь разрушительны, пагубны, постыдны и соблазнительны для набожных и простых умов эти различные заблуждения, сколь противны они всякой любви и почтению к святой Римской Церкви, матери всех верных и учительнице веры; сколь вредны они для крепости церковной дисциплины, а именно - послушания. Добродетель эта - источник и начало всех добродетелей, и без нее всякий будет легко осужден как неверный.

Посему Мы, в приведенном выше перечислении, весьма важном, желаем подействовать с великою заботой, как надлежит, и пресечь распространение этой чумы и злокачественной болезни, дабы она не заражала более жатву Господню, подобно вредоносному сорняку. Мы провели поэтому тщательное рассмотрение, расследование, обсуждение, строгую проверку и зрелое размышление с каждым из братьев, преосвященных кардиналов святой Римской Церкви, а также с приорами и генеральными министрами монашеских орденов, не считая многих профессоров и магистров, искусных в священном богословии и в гражданском и каноническом праве. Мы нашли, что сии заблуждения или тезисы есть некатолические, как выше указано, и не должны преподаваться, как таковые; но противны учению и преданию Католической Церкви, и противны подлинному толкованию священного Писания, получаемому от Церкви. Августин же полагал, что Ее власть следует принимать столь полно, что утверждал, что и в Евангелие не поверил бы, если бы за него не ручался авторитет Католической Церкви. Ибо, в соответствии с этими ошибками, или с одним или несколькими из них, ясно следует, что Церковь, водимая Святым Духом, пребывает в заблуждении и всегда заблуждалась. Это противно тому, что Христос при Своем Вознесении обещал ученикам Своим, как читается в святом Евангелии от Матфея: "се, Я с вами до скончания века"; это противно определениям святых Отцов, или выраженным постановлениям и канонам Соборов и Верховных Понтификов. Несоблюдение этих канонов, по свидетельству Киприана, есть почва и причина всякой ереси и схизмы.

По совету и согласию сиих досточтимых братьев Наших, по зрелому размышлению над всеми и каждым из вышеприведенных тезисов, и властью Бога всемогущего, блаженных апостолов Петра и Павла и Нашей собственной, Мы осуждаем, порицаем и всецело отвергаем все эти тезисы или заблуждения как еретиченые, смутительные, ложные, оскорбительные для благочестивого уха или соблазнительные для простых умов, а также противные католической вере. Перечисляя их, Мы постановляем и объявляем, что все верные обоего пола должны к ним относиться как к осужденным, порицаемым и отвергнутым... Мы обязываем всех в силу святого послушания и под страхом автоматического полного отлучения...

Далее, поскольку те заблуждения и многие другие содержатся в книгах или писаниях Мартина Лютера, Мы также осуждаем, порицаем и отвергаем всецело книги и все писания и проповеди вышеназванного Мартина, будь они на латыни или на любом другом языке, содержащие поименованные заблуждения или любые из них; и желаем, чтобы к ним относились как к полностью осужденным, порицаемым и отвергнутым. Мы запрещаем всем и каждому из верных обоего пола, в силу святого послушания и под страхом автоматического применения вышеназванных наказаний, читать, провозглашать, проповедовать, восхвалять, печатать, публиковать или защищать их. Они навлекут на себя оные наказания, если дерзнут их поддерживать каким бы то ни было образом, лично или посредством другого или других, прямо или косвенно, неявно или открыто, публично или тайно, в своих ли собственных домах или в иных публичных или частных местах. Незамедлительно по обнародовании этого письма сии труды, где бы они ни находились, ординариям и прочим [церковным и монашествующим лицам] следует тщательно разыскивать и, под страхом всех и каждого из вышеназванных наказаний сжигать публично и торжественно в присутствии клириков и народа.

Что же касательно до самого Мартина - о Боже правый, чем только мы пренебрегли или чего не сделали? Какую милость отцовскую забыли явить, чтобы призвать его обратно от подобных заблуждений? Ибо после того, как мы его вызвали, желая обойтись с ним добрее, мы увещевали его на различных собраниях с Нашим легатом и в личных письмах отбросить эти ошибки. Мы даже предложили ему охранную грамоту и деньги, необходимые для путешествия, призывая его явиться без страха и опаски, которые должна отбросить совершенная любовь, и говорить не тайно, но открыто и лицом к лицу, по примеру Спасителя нашего и апостола Павла. Сделай он это, Мы уверены, что он изменился бы сердцем и признал бы свои заблуждения. Он не нашел бы в Римской Курии всех тех ошибок, на которые столь яростно нападает, приписывая ей больше, чем следует, из-за пустых сплетен злых людей. Мы показали бы ему яснее света дневного, что Римские Понтифики, предшественники Наши, которых он атакует зло и без всякого приличия, никогда не ошибались в своих канонах или постановлениях, которые он тщится опровергнуть. Ибо, согласно пророку, нет в Галааде недостатка ни в бальзаме, ни во враче.

Но он всегда отказывался слушать и, презирая и первый вызов, и все и каждое из вышеупомянутых предложений, счел ниже своего достоинства явиться. До нынешнего дня он был упрям. С ожесточенным духом пробыл он под осуждением больше года. Что хуже, дополняя зло злом, узнавши о вызове, он разразился безрассудным обращением к будущему Собору. Сие, несомненно, было противно установлениям Наших предшественников Пия II и Юлия II, по которым обращение подобного рода должно караться наказанием еретиков. Вотще взывал он к помощи Собора, поскольку открыто признает, что не верит в Собор.

Посему Мы можем без дальнейших вызовов или отсрочек выступить против него к его осуждению и проклятию, как того, чья вера всем подозрительна, и кто по сути есть подлинный еретик, со всей суровостью всех и каждого из вышеназванных наказаний и цензур. Но все же, по совету Наших братьев, подражая милосердию всемогущего Бога, желающего не чтобы грешник умер, а чтобы он обратился и жил, и забыв все оскорбления, причиненные Нам и Апостольскому Престолу, Мы решили прибегнуть ко всему состраданию, к какому только способны. Надежда Наша, насколько Мы ее питаем, на то, что он испытает изменение сердца, пойдя по пути кротости, как Мы предложили, вернется и отвратится от своих заблуждений. Мы с радостью примем его, как блудного сына, возвращающегося в объятия Церкви.

Посему пусть сам Мартин и те, кто за ним следует, и те, кто укрывает и поддерживает его, посредством милостивого сердца Бога нашего и излияния крови нашего Господа Иисуса Христа, Которым и через Которого было совершено искупление человеческого рода и возведение святой матери Церкви, знают, что от всего сердца Нашего Мы увещеваем и просим его перестать нарушать мир, единство и истину Церкви, о которой Спаситель столь горячо молил Отца. Пусть отвергнется своих пагубных ошибок, чтобы мог вернуться к Нам. Если они воистину послушают, и заверят нас юридическими документами в том, что послушали, то обретут в Нас щедрость отеческой любви, отверзение источника действий родительской милости и открытие фонтана милосердия и мягкости.

Мартину же Мы, однако, предписываем покамест, чтобы он прекратил всякое проповедование или проповедническое служение.

И ходя даже любовь к праведности и добродетели не отвратили его от греха, а надежда на прощение не привела его к покаянию, быть может, страх наказания его тронет. Посему Мы заклинаем и напоминаем этому Мартину, его поборникам и пособникам о его священном сане и об описанном наказании. Мы просим его искренне, чтобы он и его поборники, приверженцы и сообщники в течение шестидесяти дней (которые Нам угодно разделить на три раза по двадцать дней, считая от обнародования этой буллы в нижеозначенных местах) прекратили проповедовать, как излагая свои взгляды, так и осуждая чужие, и публиковать книги и памфлеты, касающиеся каких-либо или всех их заблуждений. Далее, все писания, содержащие какие-либо или все его заблуждения, должны быть сожжены. Далее, сей Мартин должен навеки отречься от подобных заблуждений и взглядов. Он должен сообщить Нам об этом отречении открытым документом, снабженным печатями двух прелатов, каковой Мы должны получить в течение еще шестидесяти дней. Или же он должен лично, имея охранную грамоту, известить Нас о своем отречении, прибыв в Рим. Сей последний способ Мы бы предпочли, дабы не осталось сомнений о его искреннем послушании.

Если же этот Мартин, его поборники, приверженцы и соучастники, к великому Нашему сожалению, упрямо не подчинятся вышеупомянутым условиям в названный срок, то Мы, следуя учению святого апостола Павла, наставляющего нас отвращаться еретика после первого и второго вразумления, проклянем этого Мартина, его поборников, приверженцев и сообщников, как лозы неплодные, не пребывающие во Христе, проповедующие оскорбительные доктрины, противные христианской вере и оскорбляющие Божественное величие, ко вреду и посрамлению всей христианской Церкви, и порочащие ключи Церкви, как упрямые и известные еретики...

15 июня 1520 г.

* Игра слов: Germani - название народа, germani - "истинные, настоящие; родные, близкие". - Прим. пер.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика