МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Ольшанский Д. Психология масс

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение 7
Часть 1. Массы 11

Глава 1.1. Массы и массовое сознание 13
Теории «массы» 14
Теории «массового общества» 17
Массовое сознание 20
Массы 28
Основные выводы
31

Глава 1.2. Человек в массе 33
Индивид и масса: что первично? 34
Влияние массы на индивида 38
Феномен обезличивания 42
«Мы» и «они», «вы» и «ты», «он» и «я» 43
Масса и ее вожаки 46
Распад массы: освобождение индивида 48
Основные выводы
50

Глава 1.3. Массовые психические состояния и проявления 51
Общие механизмы стихийного поведения 52
Основные субъекты стихийного поведения 54
Психология толпы 54
Психология собранной публики 59
Несобранная публика 60
Основные формы стихийного поведения 61
Массовая паника 61
Массовая агрессия 65
Основные выводы
68

Глава 1.4. Механизмы массовой психологии 70
Заражение как механизм психологии массы 71
Подражание как следствие заражения 73
Внушение как следствие заражения 75
Внушение как механизм психологии массы 77
Заражение как следствие внушения 77
Подражание как следствие внушения 79
Подражание как механизм психологии массы 81
Основные выводы
86

Глава 1.5. Психология масс в прошлом и будущем 89
Интерлюдия: происхождение сознания 89
Интермедия: индивидуализация деятельности 92
Апофеоз: двойственная роль развития речи 95
Психологическая эволюция в истории человечества 98
Психология масс при рабовладении 98
Психология масс при феодализме 100
Психология масс при капитализме 103
Психология масс при социализме 106
Психология масс в социально-психологической перспективе 109
Основные выводы
111

Глава 1.6. «Русская душа» как особое состояние массовой психологии:
между Западом и Востоком 113
Геоклиматические факторы 114
Фактор отставания в развитии 116
Фактор ограниченности частной собственности 118
Фактор крепостного права 121
Фактор татаро-монгольского ига и «враждебного окружения» 124
Слагаемые «русской души» 127
Историко-психологические этюды 127
Литературно-философские размышления 130
«Счастье по-русски» 133
Основные выводы
137

Часть 2. Массовые настроения 139

Глава 2.1. Массовые настроения в истории и современность 141
Массовые настроения в историческом развитии 141
Европейская история настроений 142
Настроения в русской истории 145
Массовые настроения в XX веке 146
К обобщению опыта 147
Массовые настроения в современных условиях 149
Настроения современного «человека массы» 150
Современные настроения в политике 152
Массовые настроения и крах социализма 155
Основные выводы
156

Глава 2.2. Психология массовых настроений 158
Общепсихологические подходы 159
Психофизиологические трактовки 159
Индивидуальное и социальное в природе настроений 161
Настроения в теории деятельности 164
Социальная природа настроений 166
Попытки упрощенной социологизации 168
Генетическая трактовка «социальности» 169
Содержательная «социальность» настроений 171
«Социальность» как свойство субъекта настроений 174
Массовые политические настроения 177
Основные выводы
180

Глава 2.3. Массовые настроения в политике 183
Природа массовых политических настроений 183
Массовые настроения как сигнал 184
Настроения как оценка 184
Настроения как устремления 186
Субъект массовых настроений 187
Гетерогенность и ситуативность 188
Формирование настроенческих масс 189
От толпы — к «средним слоям» 190
Возникновение и развитие массовых настроений 191
Психологический аспект 192
Социально-политический аспект 194
Динамика развития настроений 196
Циклы развития настроений 198
Уровни развития настроений 199
Основные виды и функции массовых настроений 200
Проблема типологии настроений 200
Основные функции массовых настроений 203
Функциональные разновидности настроений 204
Механизмы воздействия на массовые настроения.... 205
Игра на притязаниях 205
Проблема осуществления притязаний 207
Прогнозирование массовых настроений 209
Прогнозирование на «проблемных сетях» 210
Основные выводы
212

Глава 2.4. Массовые настроения в революциях, контрреволюциях и «перестройках» 214
Динамика массовых настроений в Чили (1970-е—1980-е гг.) 215
Притязания С. Альенде 215
Достижения А. Пиночета 216
Крах А. Пиночета 218
Массовые настроения и хомейнистская революция в Иране 220
Антишахские настроения 220
Притязания Р. Хомейни 222
Хомейнистская революция 223
Консервация настроений 224
Массовые настроения и «перестройка» в СССР 225
Структуры и люди 226
Перестройка настроений 228
Превентивная акция 229
Провал 230
Основные выводы
235

Часть 3. Массовые социально-психологические явления 237
Глава 3.1. Психология религии 239
Корни религии 240
Социально-психологические функции религии 244
Психология веры 246
Религиозный культ: психология религиозных действий 248
Психология суеверий 251
Мотивы обращения к религии 253
Основные выводы
254

Глава 3.2. Психология моды 256
В поисках сущности моды 257
Психологические механизмы моды 259
Двойной механизм моды 259
Факторы модности 260
Мода как массовое подражание 261
Конформизм как фактор моды 262
Социально-психологические функции моды 263
Элементы распространения моды 264
Парадокс модника 266
Модник-антимодник (модник-индивидуалист) 267
Модник-суггестор (модник-массовик) 269
Влияние моды на психологию масс 271
Основные выводы
273

Глава 3.3. Психология слухов и сплетен 274
Слухи и их разновидности 275
Источники и условия возникновения слухов 279
Особенности циркуляции слухов 282
Противодействие слухам 284
Психология сплетни 286
О пользе слухов и сплетен 289
Основные выводы
290

Глава 3.4. Психология массовой коммуникации 292
Теоретическое осмысление 293
Система массовой коммуникации 296
Коммуникатор 297
Аудитория 298
Коммуникационное сообщение 299
Средства массовой коммуникации 302
Обратная связь 305
Эффекты массовой коммуникации 306
«Эффект ореола» 306
«Эффект бумеранга» 308
Основные выводы
309

Глава 3.5. Психология рекламы и PR-воздействия 311
Немного истории 312
Генеральная функция рекламы 314
Почему люди поддаются рекламе? 315
Психологические механизмы рекламы 317
Возбуждение желаний 318
Внушение 318
Заражение 320
Подражание как итог 321
Политическая реклама 323
Политическая реклама как вид коммерческой рекламы 323
PR как политическая реклама 325
Политик как специалист по PR 327
Основные выводы
328

Глава 3.6. Психология политических партий и массовых движений 329
Психология массовых движений 330
Истоки возникновения движения 332
Социально-психологические функции движения 333
Мотивы участия в движении 334
Условия и этапы развития движений 336
Политические партии 340
Кадровые и массовые партии 342
Партии и движения 343
Основные выводы
346
Заключение 348
Литература 351


Введение

Новой книги с таким названием не издавалось вот уже более ста лет. Близкие по тематике книги, пусть под другими названиями, но все-таки касавшиеся проблем психологии масс, также давно не издавались — примерно лет семьдесят. Таким образом, возник огромный провал в изучении важнейшей сферы социально-психологических явлений, составляющих огромную часть нашей повседневной жизни. Наша жизнь была так организована «сверху», что обо всем, что шло «снизу», предпочитали не говорить. Наше сознание было так заорганизовано, что о бессознательном было даже некогда думать.
Как-то незаметно сфера массовой психологии исчезла из учебных программ и университетских курсов. Оголились программы и курсы — социальная психология оказалась лишенной одного из своих четырех основных разделов (личность, малые и большие группы, массы1). Психология масс стала упоминаться только вскользь, как «массовидные явления» — прежде всего толпа. Отсутствие пристального серьезного внимания к этому предмету порождало привкус негативного отношения как к чему-то не слишком важному, находящемуся на обочине научного познания.
Минувший XX век выдался слишком рационалистическим. Наибольших успехов в нем добились западные страны и народы, психологически отличающиеся повышенной рациональностью мышления. Вследствие этого создалось впечатление, что эпоха явлений иррациональных, эмоциональных и не индивидуальных, а массовых, просто ушла далеко в прошлое. Массовым поведением научились управлять, сформировалась «массовая культура», а сами массы были раздроблены на отдельные группы и, далее, на отдельных индивидов. Возведя в культ права свободного индивида, на Западе решили, что навсегда избавились от массового человека, что просто «переболели» психологией масс. Однако для них, но в еще большей степени для нас все оказалось далеко не так просто.
Несмотря ни на что, он все еще жив, этот совершенно нецивилизованный «массовый человек». И даже исчезнув на некоторое время из учебных программ и университетских курсов, он постоянно продолжает проявлять себя — то в забастовках шахтеров, то в действиях перекрывающих автомагистрали жителей тех или иных регионов, протестующих против действий властей, то в акциях гражданского неповиновения. Не нужно далеко ходить за примерами — он продолжает проявлять себя в митингах и пикетах оппозиции, в шествиях националистических организаций, а также в самых массовых спектаклях современности — избирательных кампаниях.
В этой книге впервые в мировой науке собрано все или практически все, что на сегодняшний день можно считать известным, общепризнанным, достаточно установленным и имеющим существенное значение для понимания психологии масс. Разные «картинки», разные описания и разные объяснительные схемы наконец-то удалось
1 Это — в достаточно привычной последовательности. А есть и более современные тенденции, обосновывающие противоположный порядок приоритетов: «В последнее время усиливается тенденция обратного порядка, выводящая на первое место социальную психологию масс и массовых настроений, затем — больших групп, малых групп и, наконец, личности».
См.: Ольшанский Д. В. Социальная психология. В кн.: Современная западная социология: Словарь. М., 1990. С. 319.

8
сложить вместе. В результате возникла единая целостная концепция — психологическая, социальная, историческая и даже технологическая. Соответственно выстроено ее изложение: от общих понятий и механизмов психологии масс, ее истории и национальных проявлений — через основной «стержень», массовые настроения — к отдельным, конкретным массовым психологическим явлениям.
Книга написана в особом жанре. Это не обычный учебник — не настолько все устоялось в психологии масс, чтобы излагать материал с занудной уверенностью учебника. Это никак не научная монография — здесь нет скучных подробностей академических исследований. Ближе всего эта книга к тому, что в западной литературе называется handbook или, иногда, manual — разумеется, с поправкой на отечественную литературную традицию. Эта традиция требует комбинировать серьезные фрагменты с многочисленными «живыми» примерами и текстовыми иллюстрациями, с обращениями не только к научным авторитетам, но и к литературным классикам. Это подразумевает как очевидные достоинства, так и определенные недостатки. Повторим, что их оправдание в одном — в том, что в течение ста последних лет не издавалось ничего подобного. В связи с этим, слишком много самого разного материала пришлось вмещать в сравнительно небольшой объем.
Эта книга писалась долго. За ней — несколько десятилетий исследовательской, преподавательской и практической, прежде всего социально-политической работы автора в области психологии масс. Консультирование чужих революций и контрреволюций, активное участие в собственных «перестройках», социальных потрясениях, реформах и избирательных кампания — все это тот личный опыт автора, который нашел отражение в книге. Помимо многочисленных литературных источников и чужих исследований он опирался на результаты своей большой практический работы, в том числе в тех странах, которые еще ближе, чем мы, стоят к массовой психологии. Чтобы научиться манипулировать массовой психологией, ее надо было для начала просто понять. Поняв же, ее нельзя не полюбить. Но тогда — вот парадокс! — практически невозможно становится ей манипулировать. Гораздо интереснее просто наблюдать и восхищаться массами — по возможности, удерживая их от негативных последствий своих же собственных неосторожных действий.
Книга состоит из трех частей. Первая часть посвящена общим проблемам психологии масс. Для начала я предлагаю читателю разобраться с тем, что же это такое — «массы». Это разговор о разном понимании масс, об истории их изучения и о той роли, которая то навязывалась массам, то, напротив, отнималась у них. Это рассказ о теориях масс и том «массовом обществе», которое совершенно неожиданно для себя построили люди, но которое однажды вдруг перестало им нравиться. Произошло же это потому, что люди подметили: масса не только помогает выживать — очень часто масса подавляет человека и уж, во всяком случае, сильно меняет его поведение. Настолько, что потом он никак не может поверить в то, что он делал в рядах массы. На человека, оказывающегося в массе, действуют особые психологические законы. Масса заражает человека, она заставляет его подражать себе, часто просто внушает то, что в обычном состоянии и не пришло бы ему в голову. В массе возникают особые психические состояния. Под влиянием сложных эмоциональных реакций развиваются неожиданные виды массового поведения. И тогда вроде бы вполне нормальные люди оказываются способны к массовой агрессии или не менее массовой панике. Тогда возникают толпы, способные «бить и спасать», не отдавая себе отчета в том, зачем они

9
это делают. Есть, разумеется, и более спокойные разновидности масс — «публика», сидящая перед телевизорами, собравшаяся на митинг или даже заседающая в парламенте. Однако и здесь действуют все те же механизмы массового поведения: и такая вроде бы приличная публика при случае может обернуться оголтелой и разнузданной толпой.
Только не надо осуждать или, напротив, воспевать массу и массовое поведение. История показывает: массовый человек — наш прямой предок. Вначале было массовое сознание, и только потом из него стало выделяться сознание индивидуальное. Причем этот процесс продолжается до сих пор. Нам так и не удалось похоронить того пещерного предка — он прячется где-то внутри нас, в подсознании, и периодически вылезает наружу. Такие уж мы есть, люди — с одной стороны, очень индивидуальные, а с другой — в значительной степени массовые существа. Таковы и народы — одни более индивидуальные, другие более массовые. Пресловутая «тайна русской души», например, в значительной степени объясняется тем пограничным положением, которое мы занимаем между индивидуалистичным Западом и предельно массовым Востоком.
Вторая часть книги посвящена стержню психологии масс, одной из ее ведущих психологических макроформ — массовым настроениям. Именно настроения, становясь массовыми, и формируют массу, определяют ее поведение. В основе настроений лежит соотношение притязаний и достижений человека. Представьте, что вы идете получать премию и рассчитываете, скажем, на тысячу рублей. И получаете — ровно тысячу рублей. Какое у вас настроение? Да никакого: ведь ничего не произошло — ни хорошего, ни плохого. Чего ждали, то и получили — все нормально. Но вот вам по каким-то неведомым причинам выдают две тысячи рублей. Вы чувствуете радость, восторг, удовольствие. И третий вариант: вы ждете все ту же тысячу, а дают... только пятьсот рублей. Или вообще ничего не дают — ни премии, ни зарплаты. Согласитесь, теперь у вас будет уже совсем иное настроение — мягко говоря, отрицательное.
Подобные ситуации — разумеется, в более сложном виде — сопровождают нас всю жизнь. Мы всегда чего-то хотим, но далеко не всегда получаем желаемое. Так и возникают разные настроения. В сходных ситуациях они захватывают многих людей и формируют массы. Такие массы то ли энтузиастов, то ли озлобленных способны на многое. Это они сметают врагов, выигрывают войны, свершают революции или контрреволюции, меняют социальное и политическое устройство государств и всего мира. Определяя поведение больших общностей людей, они становятся могущественной силой. Однако проявления психологии масс могут быть и не столь драматичными.
Третья часть книги — разговор о конкретных массовых психологических явлениях, составляющих значительную часть нашей жизни. Речь пойдет о психологии религии и моды, слухов и сплетен, средств массовой информации, рекламы и так называемых «связей с общественностью», политических партий и массовых общественных движений. Оказывается, что за всеми этими вроде бы достаточно разными вещами скрываются одни и те же механизмы массовой психологии. Во всех случаях мы имеем дело с массовым поведением, и всегда есть какой-то источник заражения, образец для подражания — служитель религиозного культа, распространитель сплетен и слухов, телевизор или иное средство массовой информации, наконец, политический лидер. И все они, психологически, исполняют одну функцию, — разумеется, каждый по-своему. Однако во всех этих случаях мы имеем дело с кем-то или чем-то, внушающим .

10
нам, что и как надо делать, провозглашающим истинные ценности, демонстрирующим образцы достойного поведения. Используя суггестивные механизмы, эти некто или нечто незаметно принуждают нас подражать тому, что они говорят или делают. И мы поголовно одеваемся в джинсы, мини- или макси-юбки, пересказываем друг другу одни и те же анекдоты, голосуем за одни и те же политические партии, за одних и тех же политиков. Самое удивительное заключается в том, что нас никто не заставляет делать это. Что называется, «добровольно и с песней» мы каждый раз отдаемся тому самому массовому человеку, который во всех этих явлениях постоянно просыпается внутри нас.
Часто стоит большого труда освободиться от этого гипнотического влияния. И далеко не все на это способны. Но возникает вопрос: а нужно ли освобождаться от такого внешнего гипноза, если внутри его поддерживает такая влиятельная часть нас самих? Если мы все равно не можем без этого жить? «Бой с тенью» — это метод тренировки, хороший только в боксе . Непрерывные же бои с самим собой не укрепляют, а ослабляют человека. В общем, как учит народная мудрость, «если вас насилуют — расслабьтесь и получите свое удовольствие». Оказавшись под влиянием психологии масс, не пытайтесь из-под него вырваться. Не тратьте силы на утверждение своей «самости» — в массе это не просто бесполезно, а часто даже вредно. Лучше, осознав ситуацию, действительно расслабиться...
Но до этого и для этого вам будет полезно прочитать данную книгу.


ББК 88.5   УДК 316.6
Ольшанский Д. В.
О56   Психология масс. — СПб.: Питер, 2002. — 368 с. — (Серия «Мастера психологии»).
ISBN   5-318-00038-Х
Впервые в отечественной литературе за последние сто лет издается новая книга о психологии масс. Три части книги — «Массы», «Массовые настроения» и «Массовые психологические явления» — представляют собой систематическое изложение целостной и последовательной авторской концепции массовой психологии. От общих понятий до конкретных феноменов психологии религии, моды, слухов, массовой коммуникации, рекламы, политики и массовых движений, автор прослеживает действие единых механизмов массовой психологии. Книга написана на основе анализа мировой литературы по данной тематике, а также авторского опыта исследовательской, преподавательской и практической работы. Для студентов, стажеров, аспирантов и преподавателей психологических, исторических и политологических специальностей вузов, для специалистов-практиков в сфере политики, массовых коммуникаций, рекламы, моды, PR и проведения избирательных кампаний.

Заключение

Ну вот, уважаемый читатель, наконец-то перевернута последняя страница этой книги. Окончен труд — и мой, и твой. Ведь не только писание, но и чтение такой книги — это, безусловно, очень серьезная работа и совсем нелегкий труд. Это исследовательская работа. Страница за страницей, читатель вслед за автором открывал для себя то, с чем приходится достаточно редко сталкиваться в доступной литературе: психологию масс и массовых настроений.
Теперь попробуем подвести самые главные, основные итоги этой книги. Первый такой итог заключается в том, что массовая психология — это не какой-то артефакт, не случайное, эпизодическое явление в истории человечества. Это естественный этап, необходимая стадия развития нашей психики. Причем это такой этап, который никогда не закончится.
Развитие психики идет по синусоиде: вслед за всплеском массовой психологии обычно следует всплеск развития индивидуального сознания и так, скорее всего, до бесконечности. Одно будет вести за собой другое. Преобладание массового сознания будет сменяться расцветом сознания индивидуального для того, чтобы вновь «потянуть» за собой сознание массовое. Но это значит, что не надо бояться «массового человека» — надо просто находить с ним общий язык. Тем более что в нем, в этом самом «массовом человеке», есть и свои прелести. Не будем вспоминать о революциях, войнах и всяких прочих социально-негативных явлениях. Но ведь без него, например, не было бы даже массовых праздников, карнавалов, дискотек, шоу-бизнеса и много чего еще. Кроме того, он бывает иногда еще и просто полезен, этот «массовый человек» — для регуляции или, попросту, для «разрядки» тех эмоций, с которыми подчас человек не может справиться наедине с собой. В этом — главная функция психологии масс и массового поведения. Это та самая основная человеческая потребность, поддерживающая его существование. Так что в этом смысле мы сами и есть как бы творцы своего нелегкого счастья.
Второй итог: психология масс — это составная часть социальной психологии, причем, возможно, ее основная часть. Напомним: одна традиция в социальной психологии, назовем ее аналитической, стремится разложить социальную психику до отдельных единиц. В рамках этой традиции все начинается с социальной психологии личности, далее идет к группам, а затем к массам. Другая традиция, синтетическая, начинает со сложного, разлагая его затем на простое. И тогда главный объект социальной психологии — массы, а уже затем — группы и в заключение — личность. Однако дело не в последовательности рассмотрения. В конце концов, массу никогда не сведешь к сумме отдельных индивидов, а индивида не представить как часть массы. С чего ни начинай, ясно главное: миновать психологию масс в социальной, а также в политической психологии никак невозможно.
В течение последних ста лет человечество, так или иначе, пыталось игнорировать психологию масс в научном отношении. Причины этого понятны — элита не любит массу, и ничего тут не поделаешь. А раз не любит, значит, не хочет изучать, писать книги, читать лекции. По известному принципу: «Кабы чего не вышло». А то научишь народ, а потом получишь какое-нибудь очередное «восстание масс». Потому и не было

349
новых книг, не было новых исследований. В лучшем случае переиздавали Г. Лебона, отчего и появилась студенческая шутка: «масса есть бог, а Густав Лебон — пророк ее». Жизнь же оказалась гораздо сложнее. Соответственно, сложнее должна становиться и наука, если она хочет соответствовать меняющейся жизни. Настало время полноправного включения психологии масс как отдельного, самостоятельного раздела во все программы, учебники и курсы — как минимум, по социальной и политической психологии. Впрочем, здесь пока еще не сказали своего слова историки, культурологи, антропологи и представители ряда других гуманитарных наук — у них есть и собственные претензии.
Третий важнейший итог состоит в том, что во всей социальной психологии именно психология масс — это наиболее практическая ее часть. В психологии масс не так уж много теории. Некоторую сложность представляют собой основные понятия и их история, все же остальное носит совершенно конкретный, прежде всего прикладной характер. Все остальное можно «пощупать», представить, пережить на себе. Здесь не нужны сложные упражнения по медитации или тренинговые группы — достаточно сходить разок на футбольный матч или обменяться с друзьями впечатлениями о последней дискотеке. В психологии масс практически нет сложных лабораторных, откровенно искусственных экспериментов. Мы судим о ней в первую очередь по масштабным естественным экспериментам, которые периодически проводит над собой само человечество, отдельные его части. Правда, психолог объективно оказывается в данном случае в сложнейшей ситуации. Как правило, он является и наблюдателем, и участником увлекающих его исторических, социальных и политических процессов. В этом заключена наибольшая трудность познания и осмысления психологии масс. Однако это делает данный процесс удивительно благодарным.
Психология — это особый способ познания. Легко физику — он смотрит на свой «черный ящик», а перед ним лежит набор самых разных исследовательских инструментов, на выбор, от телескопа до микроскопа. Гораздо труднее психологу — он вынужден как бы раздваиваться: одним, «эмоциональным» глазом он смотрит на мир из толпы, как ее часть, а другим, холодным, «рассудочным» глазом вынужден оценивать то, что видит первым глазом. Он сам себе и субъект, и объект, и даже метод познания. Трудно? Еще как! Но крайне интересно. И крайне благодарно, поскольку только так и можно получить реальное знание о совершенно уникальной, изменчивой, неуловимой, как бы утекающей между пальцами, сугубо психологической реальности — психологии масс.
Четвертый итог заключается в том, что только в психологии масс мы имеем дело с удивительным синтезом практически всего психологического знания. В ней нет психологии личности, но есть личностные механизмы соучастия в массе, есть потребности и эмоции, которые влекут человека в массу, есть заражение и подражание, которые делают его членом массы. В ней нет психологии групп, но есть феномен конформизма, превращающий человека в часть массы подчас помимо его воли. В ней нет этнической психологии, но есть национальные чувства и темперамент, которые определяют психологию той или иной «национальной души» как скорее массовую или, напротив, индивидуальную. В психологии масс соединяется все основное, с чем имеет дело социальная психология, и придает этому социально-психологическому знанию предельно жизненный, практический характер.

350
Наконец, последний, пятый итог. Психология масс — это своеобразный психологический синтез прошлого и будущего человека, прошедшей истории и будущих перспектив развития его психики и сознания. Значит, изучение сегодняшней психологии масс — это своего рода путь по особому «мосту», из прошлого в будущее. Можно оглянуться назад и увидеть это почти пещерное прошлое человечества — не так уж далеко мы от него еще отошли. Можно, напротив, глядя вперед, пытаться разглядеть вдали контуры развития человеческой психики в будущем. Кому-то ближе одно, кому-то — другое. Однако согласимся, что сама по себе позиция наблюдателя на таком мосту — предельно выигрышная. Его кругозор максимален.
Вот за что я так люблю эту удивительно сложную и вместе с тем жизненно простую психологию масс и массовых настроений. К чему и вас призываю.
Уже заканчивая эти строки, услышал по телевидению призыв ко «всем, кто свободен!» — срочно собираться и идти на очередной митинг в поддержку этой самой свободы. И подумалось: вот вновь на наших глазах формируется очередная масса. Но если вы по-настоящему, в психологическом смысле свободны, то ваше место — не в массе. В массе оказываются те, кто просто сегодня ничем не занят. Но «не занят» и «свободен» — все-таки разные вещи. Когда-нибудь мы научимся это понимать.
С уважением,
Дмитрий Ольшанский

.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика