МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Григорьев С., Мизерене Р., Мизерас С., Рыбников В., Юнкеров В., Мильчакова Е., Мильчакова В., Григорьев Г. Психологическая и клиническая характеристики больных героиновой наркоманией, обратившихся в МИРВЧ, и психофизиологические механизмы воздействия метода духовно ориентированной психотерапии в форме целебного зарока

Международный институт по изучению резервных возможностей человека имеет более чем 10-летний опыт лечения патологических влечений, таких как алкоголизм, курение, азартные игры, патологическое влечение к пище, наркомания. В первые годы становления Института и метода целебного зарока относительная доля больных наркоманией, обращавшихся за помощью, была невелика, а в числе обратившихся доминировали наркоманы, употреблявшие опиаты кустарного производства. За последние 2-3 года, в связи с существенным увеличением распространенности наркомании в Санкт-Петербурге, как и в России в целом [5], среди пациентов Института значительно возросла доля наркоманов, а в их структуре стали преобладать героиновые наркоманы [9].
Сложность лечения наркомании побудила руководство Института наряду с амбулаторными методами лечения развернуть стационар в Петербурге и реабилитационный центр в Белоруссии в интересах повышения эффективности оказания помощи наркоманам. Актуальность проблемы поставила перед сотрудниками Института задачи детального изучения социально-демографических и клинических вопросов наркомании, организации катамнестического наблюдения, а также исследования механизмов воздействия метода целебного зарока на психологическом уровне с ориентацией на многомерную оценку данных.
Всего в течение двух последних лет (1999-2000 гг.) обследовано 233 больных наркоманией, добровольно обратившихся за медицинской помощью в Международный институт по изучению резервных возможностей человека.
В результате исследования удалось установить, что больные наркоманией распределились следующим образом: 94,8% — с зависимостью от героина, 1,7% — от опиатов кустарного производства, 1,4% — от эфедрона, 1,7% — от кокаина и 0,4% употребляли гашиш.
Из числа больных с героиновой зависимостью 78,9% (184 человека) составили мужчины, а 21,1% (49 человек) — женщины. Средний возраст мужчин 23,4 года, что достоверно (р<0,001) превышало средний возраст женщин, который составил 20,7 лет.
Исследование обращаемости пациентов в зависимости от источника информации показало, что 86,4% больных узнают о лечении методом целебного зарока и результатах лечения героиновой наркомании от знакомых, ранее прошедших лечение в Институте.
По образовательному статусу больные героиновой наркомании представляли все группы населения: с начальным (1,7%), незаконченным средним (8,2%), средним (75,3%) и высшим (14,8%) образованием. Более половины опрошенных женщин (57,1%) высказались, что в школе отдавали предпочтение гуманитарным наукам, в то время как склонность к гуманитарным дисциплинам проявляли только 35,3% мужчин. Доли отдающих предпочтение точным и другим наукам среди мужчин и женщин приблизительно одинаковы.
Распределение мужчин и женщин по достигнутому уровню образования существенных отличий не имело, в то время как их распределение по статусу занятости существенно различалось (p<0,001). Это различие обеспечивалось за счет большей доли мужчин, имеющих постоянную работу (32,6%; соответственно женщин – 13,0%) и большей доли женщин-студенток (50,0%; соответственно мужчин-студентов – 23,4%).
Наличие поддержки близкого семейного окружения в стремлении избавиться от героина является существенным фактором при лечении, особенно анонимном и добровольном. Именно поэтому серьезное внимание нами было уделено анализу семьи, в которой рос и воспитывался больной. Существенной характеристикой наших пациентов является то, что более двух третей мужчин и более половины женщин росли и воспитывались в полных семьях. Ни один из пациентов не указал, что он рос сиротой. Такая ситуация в корне отличается от характеристики героиновых наркоманов по этому признаку в соответствии с данными литературных источников [8]. Средний возраст родителей наркоманов составил 48,7 года у отцов и 46,7 года у матерей. Больше трети всех опрошенных больных социальный статус матери определили как служащей, а социальный статус отца как рабочего. Распределение социального статуса родителей существенно отличается у женщин и мужчин. Достоверно чаще (р<0,01) женщины-героиновые наркоманки социальный статус матери описали — «рабочая» (57,1%), а социальный статус отца — «другой: пенсионер, безработный и т. д.» (42,9%). Мужчины чаще социальный статус матери описали «служащая» (42,1%). а социальный статус отца — «рабочий» (40,9%). Существенно отличается состав родительской семьи у мужчин и женщин. Женщины в 57,1% случаев не имеют братьев или сестер, мужчины соответственно – в 31,8% (р<0,05). Также существенно отличаются (р<0,05) доходы в родительских семьях у женщин и мужчин. Героиновые наркоманы-мужчины, обращающиеся в МИРВЧ на лечение, принадлежат к более состоятельным семьям. Семейный доход родителей оценили как «средний» 80,7% мужчин и только 57,1% женщин.
Наследственная отягощенность выявлена у 24,8% больных. Достоверно (р<0,01) отличались по этому признаку мужчины и женщины. Наибольший удельный вес имеет отягощенность алкоголизмом — 16,5% случаев. Частота заболеваемости наркоманией в родительской семье составила 8,3% случаев.
Из анализа межличностных отношений в родительских семьях наркоманов установлено, что 85,7% женщин и 53,4% мужчин (p<0,01) отметили теплые семейные отношения с матерью. 13,6% наркоманов-мужчин теплых межличност-ных отношении в родительских семьях не имеют ни с кем, а 15,9% их указали на наличие теплых межличностных отношениях с обоими родителями. Достоверно отличается (p<0,01) отсутствие конфликтных отношений в родительских семьях у женщин и мужчин (отсутствие конфликтов в семье отмечают 83,3% женщин и 48,2% мужчин). Однако 25,2% всех больных конфликтуют в семье с отцом, 8,7% — с матерью и 3,5% — с обоими родителями.
Из числа мужчин самостоятельно, вне семьи, проживают только 8,9%, с семьей — 90,5% и с партнером — 0,6%. Женщины по этому признаку распределились следующим образом: 2,2% ответили, что проживают самостоятельно, 93,3% — с семьей и 4,5% — с партнером. Из числа опрошенных женщин 19,6% признались, что проживают с употребляющими наркотики. Мужчины в этом признавались значительно (p<0,05) реже – в 8,9% случаев.
Курить и употреблять алкоголь будущие наркоманы начинали в раннем школьном возрасте. Среди опрошенных мужчин первый опыт употребления алкоголя получен в 8-летнем возрасте, а курения — в 10-летнем. Употребление алкоголя и курение у женщин начинается с 13-ти лет. Следует отметить, что верхняя граница возрастного интервала начала употребления алкоголя и курения, как среди мужчин, так и среди женщин, составила 18 лет.
Более 4/5 пациентов, как мужчин, так и женщин, до приема наркотиков уже имели опыт употребления алкоголя, курила еще большая доля пациентов. С началом употребления наркотика доля больных, употребляющих и алкогольные напитки, достоверно снижается, как среди мужчин (до 68,2%), так и среди женщин (до 71,4%). Доля курящих женщин практически не изменилась, а доля курящих мужчин уменьшилась на 9,1% и составила 84,1%. При этом 40,0% мужчин и 60,0% женщин из числа продолжающих употреблять алкоголь отдают предпочтение пиву с частотой до нескольких раз в неделю. Еще 45,0% мужчин и 40,0% женщин отдали предпочтение другим напиткам, в числе которых ликер, коньяк и то же пиво. Следует отметить, что водку употребляют только 15% мужчин, а женщины полностью отвергают факты ее употребления.
Средний возраст мужчин, в котором они впервые получили подробную информацию о наркотиках, составил 14,0 лет. Женщины такую информацию получали в более позднем возрасте, который в среднем равнялся 16,4 года (p<0,05). До начала употребления наркотиков 76,1% мужчин и 71,4% женщин уже были знакомы с наркоманами, которые и явились основным источником информации о наркотиках. Первому приему наркотика в первую очередь способствовало отсутствие интересов, скука, которую отметили 53,4% опрошенных мужчин и 71,4% женщин. На втором месте у мужчин оказались конфликты с родственниками или близкими друзьями (17,1%), а у девушек различные жизненные трудности (14,3%). Первой наркотизации, как у мужчин (55,7%), так и у женщин (57,1%), предшествовало длительное обсуждение этого вопроса со сверстниками. О приеме героина подростками родители узнавали в среднем через полтора года с лишним (19 мес.), а девочки смогли утаивать факты употребления героина немногим более года (14 мес.).
Первыми употребляемыми наркотиками в подавляющем большинстве случаев (58,7%) являлись наркотики каннабиоидного ряда. Однако женщины и мужчины сильно разнятся по этому признаку: только 14,3% женщин ответили, что до употребления героина курили марихуану, анашу или другие наркотики каннабиоидного ряда, тогда как мужчины до употребления героина курили указанные наркотики (p<0,01) в 69,3% случаев. На героин как первый употребляемый наркотик указали 57,1% женщин и 23,9% мужчин. На момент обследования практически все больные принимали героин внутривенно (79,9%), курили — 6,6%, нюхали — 13,5%. При этом внутривенное употребление героина отметили 81,6% мужчин и 71,7% женщин (p>0,05). Средний стаж употребления героина у мужчин составил 1,6 года, а у женщин — 1,4 года.
Средний возраст во время первого употребления наркотика у мужчин составил 20,5 лет, а у женщин — 18,3 года (р<0,01). При этом нижняя возраст-ная граница, как среди мужчин, так и среди женщин, определялась возрастом в 14 лет. Самыми пожилыми пациентами, впервые испытавшими действие героина, стали 50-летний мужичина и 25-летняя женщина.
31,8% мужчин и 23,8% женщин отметили наличие в анамнезе травм головы. Пятая часть пациентов прибегали к суицидальным попыткам. Основным инструментом совершения таких попыток среди мужчин явилась передозировка героина (52,6%), а среди женщин — вскрытие вен (50,0%).
Исследуя мотивы обращения героиновых наркоманов за медицинской помощью, мы установили, что чаще всего они самостоятельно приходили к мысли о необходимости такого поступка.
Среди обстоятельств, которые заставили больного задуматься и принять решение о необходимости лечиться от героиновой наркомании, более половины больных назвали озабоченность своим здоровьем и сложные семейные взаимоотношения.
Распределение мужчин и женщин по самооценке побудительных сил к решению лечиться от наркомании существенно различалось (р=0,07). Мужчины значительно чаще приходили к такому решению совместно с родными и реже самостоятельно, в то время как женщины в равных долях приходили к радикальному решению как совместно с родными, так и самостоятельно.
При оценке героиновой наркомании 92,7% всех пациентов посчитали, что это заболевание, и только по 3,7% — что это распущенность или вредная привычка. Мужчины и женщины практически единодушны во мнении о возможностях избавиться от героиновой наркомании. 85,2% мужчин и 85,7% женщин считают, что сделать это трудно, а 14,8% мужчин и 14,3% женщин признают, что это сделать невозможно. При этом около 81% как мужчин, так и женщин ответственность за результаты лечения возлагают на самого больного и только около 19% полагаются на искусство врача, перекладывая на него все свои проблемы.
87,5% мужчин и 100% женщин свое лечение связывают с определенными планами на будущее. 70,4% всех больных в результате лечения предполагают уйти от проблем, связанных с самой наркоманией, 16,3% — поправить ситуацию, возникшую в образовательной сфере, и 13,3% — восстановить семью, восстановиться на работе, решить жилищные вопросы. Такие ожидания пациентов опираются на положительный опыт лечения от наркомании друзей и знакомых-наркоманов, о чем засвидетельствовали 51,1% мужчин и 76,2% женщин.
92,1% мужчин и 71,4% женщин в своих ожиданиях положительного результата в лечении наркомании полагаются на совместные усилия врачей и Церкви. Верующему врачу отдают предпочтение 82,6% всех пациентов, и только 17,4 не определились в предпочтениях ни верующему, ни неверующему врачу. Из числа обратившихся отнесли себя к крещенным в православной конфессии 90,0% мужчин и 87,0% женщин, а по 1,2% как мужчин, так и женщин отнесли себя к другим религиям. Остальные с ответом на этот вопрос не определились. Отношение пациентов к вере и к церковным Таинствам и обрядам отражают таблицы 1 и 2.

Таблица 1

Распределение пациентов в зависимости от их отношения к церковным Таинствам и обрядам

Варианты ответов Мужчины Женщины Всего
Абс. % Абс. % Абс. %
Необходимо пройти обряд приобщения к религии (крещение) 9 10,2% 0 0,0% 9 8,3%
Необходимо соблюдать обряды исповеди, причастия и др. 12 13,6% 0 0,0% 12 11,0%
Необходимо ходить в храм хотя бы иногда 9 10,2% 9 42,9% 18 16,5%
Ходить в храм необязательно 6 6,8% 0 0,0% 6 5,5%
Главное, чтобы Бог был в душе 26 29,6% 6 28,6% 32 29,4%
Необходимо пройти обряд приобщения к религии (крещение) и соблюдать православные обряды 3 3,4% 0 0,0% 3 2,75%
Необходимо пройти обряд приобщения к религии (крещение), но ходить в храм не обязательно 0 0,0% 3 14,3% 3 2,7%
Необходимо соблюдать обряды исповеди, причастия и др., а также ходить в храм регулярно 8 9,1% 0 0,0% 8 7,3%
Необходимо ходить в храм хотя бы иногда, но главное, чтобы Бог был в душе 9 10,2% 3 14,3% 12 11,0%
Необходимо пройти крещения, соблюдать обряды исповеди и др., а также ходить в храм хотя бы иногда 3 3,4% 0 0,0% 3 2,7%
Необходимо соблюдать обряды, ходить в храм регулярно, но главное, чтобы Бог был в душе 3 3,4% 0 0,0% 3 2,7%
Всего 88 100% 21 100% 109 100%

Таблица 2

Распределение пациентов в зависимости от их отношения к вере

Верят в Мужчины Женщины Всего
Абс. % Абс. % Абс. %
добро и нравственные общечеловеческие ценности 13 14,8% 6 28,6% 19 17,4%
судьбу и предопределение 3 3,4% 0 0,0% 3 2,8%
Бога 31 35,2% 7 33,3% 38 34,9%
самого себя 9 10,2% 3 14,3% 12 11,01%
Высший Космический Разум и в самого себя 5 5,7% 0 0,0% 5 4,6%
Бога и самого себя 10 11,4% 0 0,0% 10 9,2%
добро и нравственные общечеловеческие ценности, судьбу и предопределение, в Бога 4 4,5% 5 23,8% 9 8,3%
добро и нравственные общечеловеческие ценности, судьбу и предопределение, в самого себя 2 2,3% 0 0,0% 2 1,8%
добро и нравственные общечеловеческие ценности, в Бога и в самого себя 4 4,6% 0 0,0% 4 3,7%
добро и нравственные общечеловеческие ценности, судьбу и предопределение, в Бога и в самого себя 4 4,5% 0 0,0% 4 3,7%
добро и нравственные общечеловеческие ценности, в НЛО и инопланетные цивилизации, в Бога и в самого себя 3 3,4% 0 0,0% 3 2,8%
Всего 88 100% 21 100% 109 100%
Интересные данные получены при исследовании личностно-психологических характеристик героиновых наркоманов, для чего использовалась методика «Hand-теста», предложенная Э. Вагнером в 1962 году и адаптированная Т.Н. Курбатовой с соавт. [2].
На рис. 1 представлена структура иерархии первых пяти оценочных категорий «Hand-теста» — «Agg», «Dir», «Aff», «Com» и «Dep», — определяющих уровни агрессии, лидерства, любви, деловитости и эгоизма у наркоманов с разным стажем употребления героина. В группе наркоманов со стажем употребления героина до года иерархия категорий «Agg» — агрессии, «Dir» — лидерства, «Aff» — любви, «Com» — деловитости и «Dep» — эгоизма отличается от иерархии этих категорий в норме и в группе наркоманов с большим (до 5 лет) стажем употребления. В первой группе наркоманов доминирует агрессия «Agg»=14,4%, на втором месте сотрудничество, деловые отношения «Com»=9,8%, на третьем месте — лидерство, директивность «Dir»=9,5%, затем следует эмоциональная близость и любовь «Aff»=8,3% и, наконец, — стремление к получению помощи, эгоистическая, потребительская любовь «Dep»=7,4%. Из приведенных данных становится очевидным, что в течение первого года динамика состояния больных свидетельствует о возрастании агрессивности за счет снижения категории эмоциональная близость и любовь.
С увеличением стажа употребления героина иерархия описываемых категорий существенно меняется. Доминирующим становится стремление к деловым отношениям («Com»=16,0%) и существенно превосходит этот же показатель в группе больных с малым стажем наркотизации и среди здоровых. На второе место выходит стремление к получению помощи, эгоизм («Dep»=14,3%), на третьем месте — агрессия («Agg»=14,2%), затем следует лидерство, директивность («Dir»=11,3%) и, наконец, — эмоциональная близость и любовь («Aff»=7,4%).
По данным проективной методики «Наnd-теста» группа героиновых наркоманов характеризуется отсутствием склонности к открытому агрессивному поведению, желанием приспосабливаться к социальному окружению при недостаточно выраженной коммуникабельности и направленности на общение и сотрудничество с другими людьми. Однако вероятность агрессии существует и проявляется в значимых для них ситуациях.
Они характеризуются снижением эмоциональной привязанности, снижением любви и положительного благожелательного отношения к окружающим, у них выражена потребность в помощи и поддержке со стороны других людей. Они считают, что другие люди должны тратить на них время, уделять им внимание, нести ответственность за их действия. Это сопровождается чувством обиды за свое подчиненное положение, несамостоятельностью. У них повышена социальная восприимчивость, чувствительность в межличностных отношениях, тревожность, что в целом определяется как повышенный уровень невротизма. У наркоманов легкомысленное или бездумное отношение к своему здоровью. Им характерна эмоциональная амбивалентность, склонность к раздумыванию, осмысливанию, переживанию вместо делания чего бы то ни было.
Для исследования механизмов воздействия метода целебного зарока при лечении больных героиновой наркоманией использовался математический многомерный анализ [7] показателей психологического состояния пациентов перед сеансом и непосредственно после сеанса
Контроль психологического статуса пациентов проводился с помощью компьютерной программы «Оперативный контроль состояния» (ОКС) и широко известных тестов: САН (сокращенный вариант), Спилбергера-Ханина (сокращенный вариант), цветового теста М. Люшера и рефлексометрических тестов «Реакция на движущийся объект» (РДО) и «Диагностика функционального состояния ЦНС». Их использование позволило оценить самочувствие, активность, настроение, ситуационную (реактивную) тревожность, суммарное отклонение, вегетативный коэффициент, эмоциональный стресс, психическое утомление, психическое напряжение и тревогу, а также нейрофизиологические показатели ЦНС, характеризующие возбудительный и тормозной процессы, уравновешенность и лабильность корковых процессов и функциональные возможности ЦНС [4].
Результаты обработки исходных данных психоэмоционального состояния и нейрофизиологических характеристик ЦНС до и после сеанса методом факторного анализа подтвердили позитивный эффект психотерапевтического метода целебного зарока. На рис. 2 представлена динамика основных симптомокомплексов психофизиологического статуса до и после лечения методом целебногоного зарока.
Под ее воздействием уменьшаются «патологические» функциональные резервы, связанные с анозогнозией и влечением к героину, повышаются настроение, активность, самочувствие и работоспособность, что объясняется пробуждением осознания негативного влияния наркомании и психологической готовностью к лечению. Эффект метода целебного зарока, по всей видимости, достигается путем активизации новых резервных возможностей организма больного. В результате уменьшается дисбаланс основных корковых процессов. Актуализируется психоэмоциональное состояние за счет направленной и управляемой трансформации возбуждения (общей активности, эмоционального стресса, вегетативных реакций, психического напряжения и концентрации внимания) в формирование устойчивых психологических паттернов нормализации психического состояния и активизации «здоровых» функциональных возможностей ЦНС.
Катамнестическим наблюдением в течение года охвачено 139 пациентов (42,1%) из числа пролеченных по поводу героиновой наркомании. Воздерживались от приема героина в течение трех месяцев 71,8±11,1% пролеченных пациентов, в течение полугода не принимали героин 56,6±6,7%, годовая ремиссия составила 32,9±3,1%. По литературным данным [6], результаты работы фонда «Возвращение» показали, что стойкая годовая ремиссия у прошедших терапевтическую программу фонда наблюдается у 15% пациентов.
На основе приведенных данных вполне закономерен вывод, что метод целебного зарока, объединяющий усилия Церкви и врачей, доказавший свою эффективность [1, 3] при лечении патологических влечений к алкоголю (частота годовой ремиссии 75,3±8,2%) и к никотину (частота годовой ремиссии 58,4±11,7%), зарекомендовал себя вполне эффективным и при лечении героиновой наркомании (частота годовой ремиссии 32,9±3,1%).

Литература

[1] Григорьев Г.И. Лечение алкоголизма методом массовой эмоционально-эстетической психотерапии (разработка метода и оценка его эффективности). Автореф. дисс. СПб.: 1993.
[2] Курбатова Т.Н., Муляр О.И. Проективная методика исследования личности «Hand-тест». Руководство по использованию. СПб.: ГП «ИМАТОН», 1996.
[3] Мизерене Р.В. Оценка и прогноз длительности ремиссии при лечении алкоголизма методом эмоционально-эстетической психотерапии. Автореф. дисс. СПб.: 2000.
[4] Рыбников В.Ю., Завалишин Д.А. Автоматизированная система “Оперативный контроль состояния”. СПб.: НИЦЯБП, 1998.
[5] Целинский Б.П., Хачатурян К.О. Криминологическая характеристика незаконного оборота наркотиков в Российской Федерации в 1999 году // Вопросы наркологии. – 2000. — № 1. — С. 13-19.
[6] Шабанов П.Д., Штакельберг О.Ю. Наркомании. СПб.: Лань, 2000.
[7] Юнкеров В.И. Основы математико-статистического моделирования и применения вычислительной техники в научных исследованиях. СПб.: 2000.
[8] Narkomanija ir AIDS – vienykime atsaka. Vilnius: Lietuvos AIDS centro leidykla, 2000.
[9] Мизерас С.В. Кризисно-реабилитационная психологическая помощь при героиновой наркомании на основе метода эмоционально-эстетической психотерапии. Автореф. дисс. СПб.: 2002.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика