МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Безносюк Е.В., Князева М.Л. Психопатология современной культуры

курс психотерапии и клинической психологии ФППО ММА им. И.М.Сеченова
/Безносюк Е.В. (зав. курсом. психотерапии и клин. психологии ММА им. И.М. Сеченова,
эксперт комитета безопасности Государственной Думы РФ)/

Какими путями движется современная нам массовая культура с точки зрения клинической и социальной психологии и социальной психиатрии? Предлагая современному молодому человеку идеал - респектабельного господина, в "эксклюзивном" костюме и в "элитном" автомобиле, направляющегося в "VIP"-клуб, либо руководителя фирмы или банка, - российская реклама формирует, как нам представляется, социальный стереотип - и, тем самым, не только прогнозирует жизненный успех, или неуспех, но и закладывает, если уместно здесь так сказать, будущий невроз. Чуть ли не главной ценностью современного Российского общества стал именно коммерческий успех, но ведь его процент ничтожно мал на фоне массового отчаянного выживания и бедности. И вот этот человек попадает в обычную жизненную ситуацию: т. е. неопределенную, плохо прогнозируемую. Его охватывает беспокойство. Он испытывает массу страхов. Он чувствует себя неуверенным в ситуации, которую не может оценить и которой не может управлять. Эта проблема стоит сегодня особенно остро. Современная социальная ситуация усиливает остроту и увеличивает частоту переживаемых стрессов. Стало очевидным, что живем мы в эпоху иллюзий. Казалось, в значительной степени под настойчивым воздействием средств массовой информации, что степень свободы и возможностей выбора выросли. Обществу предлагается масса вариантов преуспевания, рекламируется легкий и быстрый путь к успеху. На деле, для большинства людей они недоступны, недостижимы. Средний человек не может ни поехать за рубеж, ни открыть свое дело без начального капитала и без прикрытия полукриминальными неформальными образованиями, ни купить достойное жилье, ни восстановить свое здоровье, а подчас и приобрести здоровую и вкусную пищу. При этом, в уязвимом положении оказываются люди нравственные, законопослушные, добрые, сострадательные, совестливые, т.е. большинство населения нашей страны. Именно они пережили и продолжают переносить огромные эмоциональные перегрузки и нравственные потрясения нашего времени. Именно они нуждаются в целенаправленной психологической поддержке. Современная медицина предлагает им, в первую очередь психотропные препараты, и психотерапию - если человек догадается и сможет обратиться к специалисту.
Российский кризис, о котором так много говорилось, и который так больно по всем ударил, наступил не только в политике и экономике, но, что для нас особенно важно, в душах людей. Рыночная система оказалась чревата целым рядом внутренних противоречий, саморазрушительных, глубинных конфликтов, и со всё большей очевидностью обнаруживают себя по мере её развития. Утрачена система прежних духовных ценностей и ориентиров, а новые так и не создана. Как мы воспринимаем и переживаем мир, так и живем.
Сейчас обсуждаются различные подходы в науке к исследованию того, что происходит в людях и в обществе, различные стратегии и тактические пути реконвалесценции и реабилитации. Массовая псевдокультура, развившаяся как уродливое проявление технократической цивилизации, основанной на культе потребления, создает систему ложных ценностей, где почти не остается места здоровому человеку с благополучной семьей. Активно навязываясь в СМИ и рекламе, болезненно искажает картину мировосприятия и мироощущения, патологически влияет на душу человека. В информационно-психологическом поле, как никогда прежде, сказывается зависимость каждого члена социума не только от информации, но и от тех эмоциональных потоков, которые несут СМИ. Тенденции работы СМИ сегодня - это отбор преимущественно отрицательных, сомнительных фактов, событий, связанных с разрушительными проявлениями, направленных на сильные переживания и острые отрицательные эмоции страха, ужаса, либо на шокирующие зрительные образы и описания, связанные с областью секса. Это отражает концепцию работы СМИ: информация должна вызывать очень сильный, резкий отклик человека, она должна его выводить из уравновешенного состояния, будоражить. Средства массовой информации фокусируются на деструктивных событиях насилия и разрушения. В результате создается ложная стрессовая реальность, виртуальный трагический мир который насыщен опасностью, угрозой, агрессией. Эмоциональный спектр у человека складывается из ощущений угрозы, тревоги, страха, обиды, недоумения, бессилия, разочарование, и зависти провоцируемой скандальными сведениями о жизни сильных мира сего. Все это приводит к торможению интеллектуальной, творческой, нравственной, активности человека, замедляют или искажает его личностный рост и формирование независимой индивидуальности. Таким образом, выполняется заказ на человека потребительской цивилизации - "невротизированного" человека, тревожного, постоянно чем-то неудовлетворенного, разбалансированного, завидующего и алчущего, - для того, чтобы он постоянно искал способы купирования духовной неустойчивости, которая в нем должна поддерживаться. Инстинкты должны не просто развязаться в человеке - они должны бушевать в нем, бороться, пожирать: жажда успеха, экзотических сексуальных впечатлений, напитков и продуктов, тяга к сверхкомфорту и погоня за модой. Идеальный потребитель для рынка - человек не просто мечущийся, потерянный в вихре неограниченных возможностей, а раздавленный и охваченный шквалом соблазнов - патологический - больной.
Культура есть система формирования потребностей. И высокая культура влияет на повседневность человека таким образом, что она сокращает, преобразует его физиологические потребности, развивая потребности информационные, эмоциональные, интеллектуальные, нравственные, эстетические и т.д. Культура работает как система трансформации потребностей, переводя потребности низшего типа, в более осмысленные, чисто человеческие потребности, из которых главная потребность быть и оставаться человеком. Многие потребности, развиваемые культурой, оказываются внебиологическими, культура высвобождает человека из плена инстинктов и вожделений, возводя его в сферу прозрений и сопереживаний. Многие культуры напрямую табуируют физиологическое потребление, вводя, например, посты или запреты на определенного рода еду, отношения, одежду или поступки.
Такой самодостаточный, аскетичный человек в принципе не подходит цивилизации безудержного потребления, она вступает с ним в глубинное противоречие, поведенческий и ценностный конфликт.
Рыночной цивилизации нужен человек жадный и простодушный, завистливый и зависимый. Заведомо слабая духовно и пораженная физически личность будет рваться, чтобы купить то, чем хвастает более богатый и успешный. Реклама ведет такого человека к неистовому потреблению, постоянно превышающему физиологические потребности и возможности организма. Такую цивилизацию совершенно справедливо назвать "индустрией инстинктов", "фабрикой соблазнов". Она - голосом и лицом рекламы - ежечасно призывает потребителя: ешь это, жуй то, запивай этим, отдыхай там-то, носи то-то. Человек мятущийся, взволнованный хаотично хватает то и это, всё пробует, ко всему стремится, мечется, разрываясь на части между желаниями и возможностями, снова и снова беря больше, чем ему нужно. Приобретая вещь или услугу, человек, тем самым, преодолевает свою тревожность. Э.Фромм [5], отметил, что "индивид оказывается "свободным" в негативном смысле, то есть одиноким и стоящим перед лицом чуждого и враждебного мира. Одним из механизмов "бегства от свободы" и подавления тревоги является "автоматизирующий конформизм", "индивид перестаёт быть собой; он полностью усваивает тип личности, предлагаемый ему общепринятым шаблоном, и становится точно таким же, как все остальные, и таким, каким они хотят его видеть". Другое название, которое можно дать современной российской псевдо - рыночной цивилизации - "невротическая" цивилизация: постоянная тревога, агрессия, неутолимое желание, ощущение упущенных возможностей, уходящего времени.
Современную деструктивную культуру можно назвать, вслед за Л. Н. Гумилевым [1], - "химерой" или "чёрной" культурой [2], или культурой желтой прессы или псевдокультурой. Это не примитивные поделки, не ошибки, не художественная "халтура". Это, специально сделанные, грамотно выполненные произведения, создаваемые по определённым правилам, на базе определённых знаний и навыков. Это особый комплекс воздействий, в основе которых лежат, наш взгляд, несколько основных принципов.
Ориентация на личностную дисгармонию, на дисбаланс, на духовную и душевную анестезию искусственными способами, выраженная через лозунг "новизны". Прокламация "новизны" как таковой - необходимость нарушить какие-то границы, выйти ещё в какую-то запретную зону, то есть, обязательно вызвать потрясение. Других существенных критериев в оценке произведений для представителей этого направления нет. Поклонение "новизне" как принципу: товар должен быть новым, произведение должно быть новым каждый день, должно происходить смещение во времени, то есть должна быть постоянная тотальная неустойчивость человека во времени.
Любая эстетическая и прочая ценность подменяется культом искусственности - сделанности - то, что обозначается как критерий "навороченности". Не важно, насколько это удобно в употреблении, не важно, красиво - не красиво, злое это или доброе. Оценивается не смысл, не эстетическое или нравственное содержание, не духовная ценность произведения - все содержательные оценки здесь выражены минимально, на первый план выходят оценки того, сколько средств вложено, какая техника задействована, сколько трюков исполнено - то есть важен объем усилий и технических навыков - сумма сделанного.
И, наконец, - это ставка на игру с дисгармонией и антиэстетикой.- что можно назвать критерием гадливости или тошнотворности.
Сама по себе система псевдокультуры или деструктивной культуры работает на нескольких принципах.
1. Подмена естественных форм реагирования. То есть, нарушение, разрушение естественной эмоциональности человека, его естественной контактности, разрушение естественных, органичных, природных эмоциональных связей. В этой культуре одобряется нарушение отношений между людьми, разрушение эмоциональной среды.
2. Любое произведение представляет собой структуру, которая построена определенным образом. Любое произведение искусства есть некая ловушка: человек должен войти в нее, пережить определенный эмоциональный и энергетический вираж, и выйти в другом состоянии. Это известный "катарсис": очищение через сострадание. Некий эмоциональный сдвиг предполагается и в деструктивной культуре, но происходит он на другом механизме -эмоционального шока. Причем этот шок приводит не к очищению, а к очень сильному деструктивному переживанию. Самая яркие ситуации, которая передается в деструктивной культуре - это бесконечные сцены драк, насилия, погонь, - ситуация, когда человек ставится в патовое положение. Например, на экране действуют двое - жертва и мучитель. Законом катарсиса человек должен отождествлять себя с кем-то. Зритель, который смотрит, как садист мучает жертву, не желает идентифицировать себя ни с тем, ни с другим, потому что он не хочет представить себя жертвой, и в то же время он не может стать палачом, потому что это жестоко, аморально и т.д. Человек переживает, не сопереживая, происходит эмоциональная сшибка. Эти произведения действуют как своеобразная анестезия - люди как бы глохнут, у них теряется чувство естественного резонансного взаимодействия.
3. Подмена материала изображения. Объектами воспроизведения оказываются маргинальные, криминальные или патологические обстоятельства: акты насилия, кровь, трупы - все эти зоны боли и смерти. Шоковые объекты переживания вводятся в повседневный оборот, неумеренно тиражируются, варьируются, приобретая всё более откровенный, то грубый, то изощрённый характер. Современный зритель видит сцены насилия и/или слышит о них более сотни раз в сутки. Прицельная демонстрация ужасов и насилия приводит к тому, что можно обозначить как кризис сочувствия. Многожды перейдя порог восприимчивости, человек эмоционально оглушается, его запас эмоций истощён, он растрачивает природную сострадательность, утрачивая жар живой реакции - он становится не просто холоден, но в него закладывается полное и глубокое равнодушие к проявлениям зла. Сам по себе множественный показ убийств и трупов, смерти - угроза для психического здоровья. Он подрывает уравновешенность психического состояния, смещая его в сторону тревожности, ощущения опасности, безъисходности, подавленной агрессии. Суть деструктивной культуры - призыв к смерти, обессмысливание и обесценивание жизни, не просто массированное и безразличное тиражирование смерти, но культивирование этой идеи.
4. Патологическое воображение, болезненное видение. Демонстрируется бесконечное количество видений, напоминающих галлюцинации, бредовые переживания, то есть людей заставляют переживать состояния, схожие с продуктивной психопатологической симптоматикой и другими проявлениями, которые свойственны тяжелой психической патологии.
5. Отсутствие сокровенных вещей. Один из принципов, по которому развивается любая культура - тайнодействие. Любая культура основана на принципе тайных вещей, которые не могут быть предметом повседневного касания. Псевдокультура снимает все тайные покровы. Открытость и доступность всего приводит к таким вещам, как цинизм. Все дозволено, все открыто. Рядом с цинизмом присутствует такое качество, как аморализм. Хорошо то, что делает сильный, то есть, победитель. Поэтому часто элемент шока основан на том, что показывается победа вероломства. Воспевается предательство - тот, кто стал более страшным хищником, тот и прав. Еще одно качество этой культуры - это эротизм и открытый показ, постоянная демонстрация интимных сторон человеческой жизни. Об этом писал О. Шпенглер [6] в "Закате Европы". Он говорил, что один из признаков кризиса и распада цивилизации - превращение всех сторон человеческой жизни в спорт. Политика - спорт, наука - спорт, любовь - секс, спорт. Как спортивные фигуры, показываются интимные моменты человеческой жизни.
6. Еще одно качество псевдокультуры, - механистичность. Каждое произведение не является единственным, уникальным и неповторимым, органически выращенным произведением. Существуют некие принципы, по которым можно снять боевик, сериал и т.д. Он может быть сфабрикован поточным способом и человек не ждет индивидуальной работы, а ждет новых комбинаций, узнаваемых блоков, которые будут бить по тем же точкам в его разрушающемся сознании. Связанный с этим серьезный момент - тенденция упрощения отношения к жизни, к людям, отказ от высоких чувств, высмеивание высоких переживаний. Сложные структуры человеческого сознания становятся не нужны. Происходит интеллектуальная редукция, огрубление, упрощение и уплощение сознания. И вместе с этим заложен большой заряд недоверия к интеллектуализму, к умным образованным людям. Это культура, которая насмехается над ребенком, который хорошо учится.
7. Важнейший момент - разрыв связи между поколениями. Поддерживается система подростковых субкультур, "тинейджерского" общения, особого языка - жаргона - "слэнга", которые делают эти группы обособленными, замкнутыми на себя, самодостаточными. Нередко подросток целенаправленно противопоставляется родителям. У нас звучала реклама "не говори родителям!". Всегда социальная политика во всех странах противостояла тенденции отрыва детей от родителей, потому что эта связь - основа устойчивости государства и гражданского общества. Антикультура работает на поддержание подросткового нигилизма, более того, усугубляет его тем, что "тинейджерская" субкультура, которая формируется - в СМИ, и особенно в рекламе, чрезвычайно затратна. Все атрибуты полноценности подростка в его среде, подчеркивающие его престиж, дорого стоят - дорогая одежда, дорогая обувь, дорогие игрушки. Это ставит подростка в конфликтное отношение с экономическим положением его семьи, когда самой дорогой статьей расходов становится не просто одевание ребенка - семья должна оплатить его место в социуме. Слабые в экономическом отношении семьи интеллектуалов, "бюджетников" оказываются самым уязвимым звеном и их конфликт с подростками становится наиболее острым, поэтому подростки из семей рабочих госпредприятий и интеллигенции, ситуационно, оказываются во враждебной позиции к своим родителям. Это очень серьезный механизм подрыва не только естественного единства этноса, но и остановки или прерывания традиций, в том числе и духовных, препятствие к интеллектуальной преемственности поколений, когда быть сыном или дочерью образованных, порядочных, работящих - невыгодно и не престижно.
8. Эта антикультура основана на принципиальном отсутствии низшего и высшего, отсутствии или извращении высших ценностей. Любая традиционная культура мира, строится на системе вертикали. Есть обыденные вещи, есть низшие вещи, есть высшие вещи в структуре восходящей, работающей здоровой культуры. Антикультура не признает высших вещей в принципе. Всё, что находится выше уровня понимания "обычного", "простого" человека - смешно, недостойно. Поэтому обращение с высшими ценностями здесь высмеивается и опошляется. Эта антикультура вообще не предполагает высшего ранга человеческих отношений. Она создает клише поведения.
Говоря о росте культуры, З. Фрейд [4] писал, что культура возникает между двумя полюсами, располагаясь между "табу" и "тотемом". То есть, когда есть храм, куда человек может пойти, и есть то, чего он сделать не может, что запрещено.
9. Один из главенствующих принципов антикультуры - принцип тотального отторжения, дисгармонии: человека с человеком, человека с миром и человека с самим собой. Любое культурное явление представляет собой самовоспроизводящуюся структуру, в основе которой лежит четкая система координат. В основе устойчивых, здоровых культур, лежат такие точки, как вера и любовь. В основе деструктивной культуры тоже есть реперные - опорные точки. Вместо веры - одержимость, вместо любви - удовольствие. Что получается результате таких подмен? Вера - в кого? Одержимость - чем? Любовь - к кому? Удовольствие - от чего? То есть подменяется личностные отношения предметными. Не кто к кому, в кого, с кем, а кто - к чему, во что, с чем. Происходит подмена систем пассионарности. К чему она приводит? Вера и Любовь - это отношения, обращенные от человека к человеку, то есть они поддерживают устойчивую структуру целостной связи людей. Одержимость и удовольствие имеют иную природу - человек завязан на отделенном качестве или свойстве. Так происходит разодушевление мира и человека в нем. Создалась открытая структур, когда индивид сосредоточен на своем собственном отдельном состоянии, настроении или желании. Он всегда, постоянно будет неустойчивой конструкцией, поглощенной предметной средой - значит нуждающейся во внешней опоре.
Так формируется постоянно стрессированный, человек, обладающий таким сочетанием качеств как незащищенность перед движением агрессивного мира и постоянной собственной внутренней неустойчивостью. То есть он тревожен, мнителен, подвержен страхам с одной стороны, а с другой стороны - у него исчерпан кризис сочувствия, то есть он тотально безразличен и полон страхов и агрессии. Это сочетание качеств может быть отнесено к характеристике психологии раба. Таким образом, антикультура или псевдокультура - это особое явление в цивилизации, она формирует психологию раба вне социального рабства. Человек становится рабом своего состояния, своего положения, своего желания, своей прихоти и т.д. То есть это человек, которым можно управлять средствами создавшей его псевдокультуры, и манипулировать с помощью множества социальных, психологических и информационных технологий.
В настоящий исторический момент информационная агрессия рекламы представляет собой особый аспект национальной угрозы.
Очевидно, что реклама алкоголя и табака противоречит национальным интересам. Постоянная реклама пива формирует психическую зависимость от алкоголя: формирует стойкое убеждение, что любой отдых, встреча с друзьями, ожидание транспорта, спортивные игры, прогулки - все связано с пивом. В результате мы видим новый сформировавшийся стереотип подросткового поведения - бездумного, отупляющего, нетворческого, бездуховного, а часто и аморального и криминального. Последнее убедительное доказательство - массовое криминальная вспышка при просмотре телевизионной трансляции футбола в Москве на Манежной площади в толпе массивно алкоголизированной пивом, спровоцированная показом деструктивной антиобщественной рекламы поведения футбольных "фанатов". Или вот еще реклама: двое мужчин сидят пьют пиво, а за окном женщина тяжело работает - пропалывает огород. Герои рекламного ролика передвигают бутылку так, чтобы не видеть работающую. Возможно, что кому- то становится весело. Но ведь веселые негодяи - все равно негодяи.
Менее очевидно то, что огромная часть рекламы "рекламирует" совсем не то, что она демонстрирует. Например: учитель спрашивает подростков: "Кто принес в класс бутылку с рекламируемым (кстати, безвредным) напитком? Кажется, что они все будут вставать и говорить: я! - Так как бутылка есть у каждого. И вдруг подростки стали вставать и говорить: "он, он, он", показывая пальцем на попавшегося. Т.о. детей учат подличать, лгать, сваливать вину на другого, учат избегать ответственности. Это не реклама безалкогольного напитка, - это обучение модели аморального антиобщественного поведения. Еще пример: девушка летит в космические ракете, на нее нападают убийцы. Девушка зовет спасателей, но спасатели, услышав призыв о помощи, выключают экран, чтоб никто не мешал пить рекламируемый напиток. У любого нормального человека возникает естественное чувство негодования и протеста. Подросткам показывают, как профессиональные спасатели бросили человека в беде. Любой должен кинуться на помощь, а уж вооруженные специалисты - тем более: за неоказание помощи профессионалами следует уголовное наказание. Не товар рекламируют, а подлость! Что это: случайность, ошибка, халатность? Нет! Там, где действуют законы рынка, нет места "случайностям". Видимо, целенаправленно изучалась результативность при помощи фокус-групп, маркетинговых исследований, и были предоставлены наблюдения и рекомендации, - чем ближе реклама к делинквентному, уголовному языку, поведению, мироощущению, сознанию, - тем легче попасть в резонанс с сегодняшними "тинейджерскими" особенностями психического восприятия. Или вот еще пример: командир экипажа идет в хвост самолета. Один из пассажиров спрашивает: "Все в порядке?" Вместо ответа летчик, улыбаясь, протягивает конфету и идет, как оказывается, прыгать с парашютом. Пассажиры остаются в счастливом неведении, но мысль летчика прозрачна - необходимо любым путем устранить препятствие для своих целей. Даже своеобразный гуманизм - можно не стрелять, а отвлечь конфетой, - что бы избежать паники. Неужели это реклама конфет? Может быть, так проявляется чувство юмора? Но ведь всегда были, как известно, неприемлемые - подлые шутки. Рекламы переполнено такими шутками. Постепенно после сотни повторений поднимается порог восприятия - срабатывает защитный механизм. Так формируется толерантность к подлости. Телекомпании получают деньги только от рекламодателя. Его цель - продать как можно больше. Для этого нужно сделать так, чтобы всеобщим желанием стало съедать или выпивать как можно больше и чаще. Многочисленные опросы общественного мнения показывают: обществу хочется порядка. И вот на экране возникает чавкающая голова, а мужественный голос за кадром говорит: "Съел - и порядок". Демонстрируются бесконечные сериалы, которые специально ориентированы на женщин в возрасте от 25 до 50 лет. Потому что они главные покупатели косметики, средств гигиены, стиральных порошков, продуктов быстрого приготовления. Вот такой критерий на телевидении решает судьбу художественных произведений для их публикации, и судьбу затрат времени зрителями и слушателями. Более того, хозяева телевидения заставляет всех смотреть всю рекламу. (Выключение звука неэффективная защита). Реклама забирает время - хоть смотри, хоть не смотри. Эти перерывы, потерянное в любом случае время. Дети, говорившие в Росии языком сказок фразами Пушкина, теперь изъясняются безграмотными "слоганами". Показывается реклама и вполне приемлемая по языку и по интонациям. Однако, при этом, она внушает, что лучше пить и жевать, чем говорить. Руководители телевещания в "момент истины" - после аварии Останкинской телебашни заявили, что оно погибнет без рекламы, а телевидение многим людям доставляет огромное удовольствие, но ведь наркотики алкоголь и проституции тоже многим людям, доставляет постоянное и единственное удовольствие. С этим не мирится ни одна культурная страна! Постоянные показы "МММ"ов и прочих жульнических пирамид привели к огромному количеству депрессий, других психических расстройств и трагедий. Как следствие, - в виртуальном мире нашего современного телевидения нет героев в прежнем понимании, общепринятом в мировой цивилизации. В этом, упорно навязываемом, мире нет чести, справедливости, достоинства, ума, сочувствия и сострадания. Человеческие добродетели отняты у людей и приписаны товарам. В зрительном ряду толпа с застывшими восторженными лицами идет за ними. Они ничего не читают, да и не работают. В значительной части рекламных роликов интонации не зависят от товара. Демонстрируется как будто бы краска для волос, вроде бы дезодорант, голова, жующая конфету или жвачку, а интонации, придыхания - эротические. Эти взгляды, улыбки, жесты, голоса не оставляют сомнений - это мягкое порно, а товар только декорация. Реклама показывается и звучит целый день. И дети перенимают не только убогие тексты. Они впитывают и язык интонаций и жестов. Кроме эротической самая употребимая интонация - агрессивная. Мужской голос с угрожающей интонация то предлагает товар, то анонсирует фильм. Рекламируются не средства от перхоти, шампуни, лосьоны, рекламируется одна и та же абсолютно примитивная модель: намажься этим дезодорантом, жуй (и молчи) - и все женщины (или мужчины) - твои. Вот такого - низменного ранга модели встраивает реклама в психику подростков. Предлагается не жвачка, и даже не "волшебный ключик", а воровская "отмычка", которая откроет дверь в подростковое счастье (именно подростки жуют, пьют, и готовы любым способом добыть денег на эту отмычку). Им внушаются чудовищные вещи: модели подлого поведения и извращенный образ мыслей.
Псевдокультура направлена на разрушение традиционных устойчивых культурных форм и связей между людьми, на формирование человека, которым можно управлять средствами создавшей его псевдокультуры, и манипулировать с помощью множества социальных, психологических и информационных технологий.
Она воспитывает в человеке тревогу и многочисленные конкретные страхи и проистекающее из него равнодушие к жизни, хамство в поведении, грубость чувств, эмоциональную выхолощенность. То есть деструктивная культура нацелена на стагнацию личности, она заглушает и выжигает тонкие духовные движения, обездушивает человека, превращает в раба силы. Сочетание системы информационного давления и антикультуры формирует скрытым образом новый тип рабства - психическое рабство. Происходит снижение и искажение поисковой активности человека и падение энергии пассионарности этноса.
Опасность антикультуры состоит в том, что она претендует быть своего рода "идеологией", предлагает свое объяснение мира и свою систему антиценностей: (Любовь примитивна, тесно связана с насилием, удовлетворение достигается посредством насилия. Верность имеет смысл только в отношении команды, реже - в отношении корпорации или профессиональной группы. Добро выглядит смешным чудачеством и слабостью. Зло постоянно побеждает, поскольку на его стороне сила. Личность способна выстоять в этом мире, только действуя вне морали, применяя насилие и обман. Выиграть может только коварный и "крутой". Подросток - "тинейджер", который стремится к знаниям и образованию - "слабак, придурок и ботаник".). Такая версия жизни активно вторгается в сознание людей, тем самым расшатывая и разбалансируя их отношения друг с другом. и равновесный гармоничный мир внутри сознания человека.
На почве кризиса культуры развивается поляризация общества, усиливается его расслоение. Если этапы становления культуры проходит на чувствах восторга, восхищения, то этапы усталости и кризиса культуры развиваются как энергетика скепсиса, то есть культура движется как человек - от восхищения к иронии. Все, что делается в восходящей культуре, соотносится с понятием естественности, и культура здоровая, воспринимает себя как активную созидательную силу трансформации человека. А вот культура, которая входит в фазу надлома, не работает с естественностью, не преломляет ее, она воспринимает ее как новую данность, то есть, происходит вторичная вандализация человека, вторичная варваризация общества как выход из общего и личного тупика. Декларируется превосходство естественности над культурностью. Одобряется высвобождение всех природных инстинктов, всей природной необузданности человека, разгул инстинктов и агрессии. Эта естественная природность воспринимается как сила доминирующая, универсальная, единственно верная. Идет своего рода фетишизация естественных склонностей, потребностей, отправлений человека. Итак, происходит вторичное одичание человека, победа цивилизованного технократического варварства над культурным духовных творчеством человека.
Одновременно наблюдается следующая закономерность - рост мистического мироощущения, тяга к оккультным знаниям, из-за ощущения растерянности и невозможности познать законы, по которым живет человек и общество. В какой-то момент может произойти разрыв духовного содержания "посвященных" и масс. Катастрофы во многих цивилизациях произошли потому, что массы, потеряв связь с духовностью и истинными знаниями, сами отдавали свою культуру и страну другим культурам, гораздо ниже организованным сообществам, смысл действий которых им был более понятен и прост.
Любая жизнеспособная культура опирается на систему положительных ценностей. Кто бы с кем ни воевал, кто бы кому ни противостоял, но рост этноса становился возможным только на яркой пассионарной (по емкому определению Гумилева [1]) позитивной идее. Любая устойчивая культурная модель базируется на позитивном образе человека и его устойчивых связях с миром. Основа такой модели - представление о достойном человеке, чья ценность постоянно демонстрируется и доказывается. В центре такой культуры оказывается герой-деятель. Она формирует множественную систему связей человека и мира, охватывающую его со всех сторон, создающую у него опущение всеобщей защищенности и такой же включенности в мир. Отсюда следует вывод о ценности и устойчивости человека, о его необходимости, востребованности применимости, Это важное звено в преодолении чувства одиночества, тревожности, зыбкости жизни.
Можно рассмотреть и обобщить ту систему идеальных условных позитивных модельных образов, психологических морально-поведенческих координат, реперных или опорных точек, повторяющихся в разных культурах.
Например, интересно, что в так называемой "Советской" культуральной модели или матрице эти опорные узловые точки были учтены и представляли четкую структуру.
Положительный добрый правитель - ОТЕЦ. В советской "матрице", последовательно адаптируясь к обстоятельствам, - от мифологизированного образа Ленина, до Брежнева.
Круг поддерживающих и защищающих фигуру правителя позитивных сановников .
Фигура позитивного взрослого (член партии).
Обязательный образ, на котором держится любая культура - это положительная женщина - МАТЬ. В советской культуральной модели - это Мать-героиня, Женщина-труженица.
Положительный юноша (комсомолец).
Положительные дети (пионеры).
Пророки, предтечи, провидцы. Тоже были продуманы и особым образом интерпретированы в "советской" структуре - литературный мифологизированный образ Льва Толстого - как "зеркала русской революции", вольнолюбивый Пушкин, мятежный Лермонтов - все работало на эту формулу.
Важнейшая точка координат, без которой невозможна полная система жизнеописания - это т.н. праотцы. В "советской" матрице - это Маркс, Энгельс.
Следующий, образ, без которого немыслима полная, уравновешенная культурная модель - это образ искателя и носителя правды. В современной матрице эта ниша была занята Максимом Горьким.
Обязательные фигуры любой культурной модели - страстотерпец, страдалец, местной святой. В этом разделе особенно значим образ погибшей за общее дело, жертвенно отдавшей себя за народ Юной Девы. Она, переживая тяготы и трагедии родного народа, считает их более значимыми, важными, чем собственная жизнь, и добровольно идет на заклание, отдавая свою нераскрытую женскую судьбу в фундамент будущего процветания народа. Это Дева-Воительница, Дева-Спасительница. На протяжении истории народов мы неоднократно видим проявление этого эпохального образа, сочетающего несовместное - хрупкую нежность, беззащитность девичества и непобедимую волю, одержимость и несгибаемость мужества. Своим примером Дева-Воительница пробуждает к действию боязливых, вдохновляет равнодушных, укоряет трусливых.
В галерее юных девушек, готовых отдать свою жизнь за народ, наиболее ярко высвечен бессмертный образ - Жанны д' Арк. Простая, вышедшая из глубин народной жизни, она оказалась смелее аристократов и одержимее генералов, ее любовь к народу бесспорна, ее вера в победу абсолютна, она - избранница судьбы.
В советской культуральной модели это пламенный образ Зои Космодемьянской - девушки - партизанки, чье немыслимое мужество и высокая стойкость породили немало подвигов не только во время войны, но стали образцом высокой самоотдачи и после нее.
Таким образом, положительные образы, ориентиры охватывают все стороны жизни человека, создают универсальную защитную структуру вокруг него, своего рода защитный покров. В основе формирования устойчивой культурной модели лежит внушающая - суггестирующая роль культуры.
Культура как моделирующая система дает человеку не только способы поведения, но и задает ему сами способы переживания мира, соприкосновения с миром, дает ему формулу, идею как его собственной личности, так и его народа. Сегодня мы живем в информационном пространстве, где точно не известно, что сейчас происходит. Та картина, что мы получаем с экрана и из газет - та самая стрессовая псевдореальность информационных программ новостей, создаваемая по определенным правилам. Еще один источник информации - это специально заказанные социологические исследования, завуалированная непрямая реклама, которые отражают то, что было заказано, и за что было заплачено. Постоянно заполняющие эфир "ток-шоу", и произведения массовой культуры. Наконец, как и в отдаленные времена, - общественное мнение в виде многократно повторенных устных пересказов событий, слухов, разговоров, ну и наш субъективный опыт. Он во многом структурируется на основе нашей личности и установок.
Всякое новое общество строилось на великих, героических идеальных моделях. Когда западная цивилизация строила рыночную экономику, основой или матрицей была идеальная модель. Когда у нас была взята идеальная модель рыночной экономики, пошло строительство криминальной системы, и реализован лозунг: обогащайтесь! После советской модели (своеобразного коммунистического идеала рая на земле) уместно было бы построить другую великую идею. У нас была выдвинута плоско - прагматическая идея. Не была учтена и еще одна закономерность построения модели общества. Была выдвинута фигура героя нашего время- "нового русского". Человек, который себя реализует в прагматической сфере и достигает финансового успеха. Когда западный мир строил свою цивилизацию, там существовала фигура буржуа, но он не был носителем идеи - знамени, он скромно двигался в тени. В западном обществе была идеалы героя - "рыцаря, то есть человека чести, для которого интересы его личного достоинства стояли на первом месте. Рядом с ним существовала фигура героя тоже не утилитарных целей, не земных интересов - монаха, ученого - философа (звездочета, алхимика). Идея свободной торговли, была сращена с идеей Мастерства, Ремесла, Искусства. Критерий высокого профессионализма, профессиональной состоятельности, гордости, профессионального достоинства - вот что было ключом к рынку. Рынок, как побуждение к развитию навыков и умений, искусств и ремесел, как торжество искусности, обученности, умелости, как соревнование мастеров - вот что в конечном итоге стимулировало рост и развитие европейской цивилизации. Таким образом, на Западе у рынка было два лица: с одной стороны - это лицо товара, а с другой - лицо Мастера. Ценность товара и авторитет Мастера.
Этот комплексный, системный подход не был даже провозглашен "реформаторами" в России. Никто из них не выдвинул положения о том, что здоровое развитие рынка сплетено с идеей обязательного развития Умения, что рядом с властью капитала должен встать авторитет Мастерства. Говоря о торговле, не говорили об искусности, умелости, честности, ответственности, профессиональном совершенстве национального производства. Однобокое идейное построение породило убогую практику: вместо фигур Мастера, Промышленника, Купца, - на социальную арену вышли Спекулянт и Мошенник, - грубые, неразвитые, необученные, лживые, вероломные. Взамен воина защитника или благородного разбойника - вооруженный палач "криминальный авторитет". Такова в национальном сознании картина героев нашего времени.
Любое представление и описание социальной действительности, ее объяснение, даже самое рациональное, в виде схем или цифр социологического исследования - в психологическом аспекте является мифологическим, потому, что воспринимается прежде всего эмоционально и семантически, исходя из уже существующих в нашем сознании привычных сюжетно-ценностных сочетаний, формирующих объяснительные системы, отражающие доступным для понимания образом прошлое и настоящее т.е. - мифов. Она и создается с учетом этих мифов. Это происходит как сознательно - в ходе срежиссированных кампаний, так и бессознательно - в ходе повседневного "обсуждения", отбора и создания информационных материалов, написания текстов сценариев телефильмов и программ теле и радиопередач. Воспринимается и передается по каналам общественного опыта не весь текст, а его семантический пласт. Это и есть собственно миф. Все остальные особенности текста - оболочка и несущая конструкция мифа. Преобладающая в обществе мифология позволяет судить о специфике самосознания и умонастроения народа и, соответственно, о специфике ментальности и национальной идентичности. Анализ мифов направлен на распознавание смысловых конструкций и выявление ценностных структур, которые воплощены в текстовых стереотипах, что позволяет судить о формировании отношения к себе и к жизни, о формировании способа восприятия и способа переживания, прогнозировать социальное поведение
Ответственность за распространение тех или иных ценностных ориентиров, моделей поведения несет инициатор и заказчик - телевизионный и шоубизнес, может быть несколько менее издательский бизнес, превратившие в индустрию создание и распространение общественных мифов. Так как коммерческая мотивация оказалась сильнее идеологической, то вместо декларируемых норм жизни и ценностей свободного либерального цивилизованного общества реально тиражируются совершенно другие социально-психологические и культуральные модели и социальные мифы - т.е. системы задающие, объясняющие и передающие способы понимания, переживания и действия. Все это ярко отражено в семантике и лексике языка. Стремление расширить рынок привело к упрощению языка текстов, идей и к примитивизации и вторичному "одичанию" потребителя. Язык множества периодических бульварных изданий, и ряда разделов и статей популярной газеты "МК" - яркий пример смеси подросткового "тинейджерского" слэнга с жаргоном околокриминальной среды. Уже почти не удивляет употребление такой лексики с экранов телевизоров обозревателями, ведущими программ и дикторами. Как не прибегнуть к набившей оскомину фразе в серии рекламы - "а по-нашему это шок!" - вот уж это точно!
В. Франкл [3] заметил: "у каждого времени свои неврозы - и каждому времени требуется своя психотерапия".
Одна из закономерностей культурного движения заключается в том, что процессы распада, кризиса культуры и становления новой культурной модели происходят одномоментно, параллельно, но не связанно друг с другом. Они идут невидимыми друг для друга потоками. В нашей сегодняшней реальности существуют три тенденции: первое - это элементы кризиса, второе - движение национального возрождения, и третье - моменты становления новой культурной матрицы, культурного роста. В период поиска новой культурной модели происходит расширение горизонта, возникает новое культурное поле. Для того, чтобы культура совершила новый виток развития, она должна вернуться к источнику, из истока устремиться новыми руслами. Этот виток развития - необходимое звено для появления новой культурной модели. Создание новой культурной модели никак не сводимо к выдвижению простой идеи или насущного лозунга. Наоборот, если существовала когда либо тенденция или сила, пытавшаяся разрушить нацию, этнос, уничтожить государство, то одним из направлений такой работы было разрушение сакральной сложности национальной матрицы, подмена ее утилитарной простотой и идеологической примитивностью, забвением исторических истоков.
Движение культуры всегда выглядит как модификация когнитивного стиля, в рамках новой культурной формулы происходит новое взаимодействие психологических элементов, определяющееся новыми соотношениями сложного и простого, старого и нового.
Объективным, значительным и интересным событием стало создание мирового информационного пространства, - появление массы людей, которые живут не столько в своих городах, квартирах, и семьях сколько в Интернете. Не вытеснит ли этот процесс, со временем, почти все феномены национальных культур? - Блестящий пример успешного встраивания в современную мировую культуру с достойным, подчеркнуто бережным и любовным отношением к национальной культуре, демонстрирует современное сверхиндустриальное японское общество, причем, - во всех слоях населения, и во всех проявлениях: к языку, национальной поэзии и живописи, кухне и интерьеру, к образу жизни. Культура России всегда развивалась по принципу синтеза и трансформации, т. е. усвоения и последующей переработки разнообразных влияний. Такая модель развития культуры в нашем обществе и сейчас представляется тем перспективным началом, при котором можно говорить не только о ее жизненности, но и о ее большом стратегическом значении в новом времени, в новой ситуации. Что касается наших отечественных национальных традиционных культур - с одной стороны, и современной массовой псевдокультуры (т. е. антикультуры) - с другой стороны, то они могут только противостоять! Усвоение основ национальных культур в процессе воспитания и обучения детей должно стать главной составляющей Основ Безопасности Жизни, а не знакомством с почти "музейными экспонатами" славного прошлого. Именно этот путь ведет к сохранению национального самосознания, духовного и душевного здоровья каждого человека и всего народа. Опыт нравственной ориентированности и духовного сопротивления - вот что сейчас важно выработать в каждом из нас, о чем необходимо настойчиво говорить не только в нашей среде, но и используя авторитет науки и возможности влияния врачей на самые разные слои населения, - во всякой аудитории, и при всяком удобном случае. Это актуальные требования нашей профессиональной этики и гражданской позиции.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гумилев Л. Н. Поиски вымышленного царства. М.1970.
2. Князева М.Л. Кризис в России и культура как система выживания. М. 1998.
3. Франкл В. Доктор и душа - от психотерапии к логотерапии. СПб., 1997.
4. Фрейд З. Психоанализ, религия, культура М., 1992.
5. Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1990.
6. Шпенглер О. Закат Европы. Современная западная философия. М.1986.

Резюме
"ПСИХОПАТОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЫ" Безносюка Е.В., Князевой М.Л.

Псевдокультура направлена на разрушение традиционных устойчивых культурных форм и связей между людьми, на формирование человека, которым можно управлять средствами создавшей его псевдокультуры, и манипулировать с помощью множества социальных, психологических и информационных технологий.
Массовая культура, развившаяся как уродливое проявление технократической цивилизации, основанной на культе потребления, создает систему ложных ценностей, является псевдокультурой., Это отражает концепцию работы СМИ фокусирующихся на деструктивных событиях - насилия и разрушения. В результате создается ложная стрессирующая реальность, виртуальный трагический мир, который насыщен опасностью, угрозой, агрессией.
Система псевдокультуры работает на нескольких принципах:
Ориентация на личностную дисгармонию, на дисбаланс, на духовную и душевную анестезию, выраженная через лозунг "новизны", то есть достигается постоянная неустойчивость человека.
Эстетическая и прочая ценность подменяется культом искусственности. Оценивается не смысл, не эстетическое или нравственное содержание, не духовная ценность произведения, на первый план выходят оценки того, сколько средств вложено, какая техника задействована, сколько трюков исполнено.
Ставка на игру с дисгармонией и антиэстетикой.
Создается атмосфера, когда индивид всегда будет поглощен предметной средой - значит нуждаться во внешней опоре. Формируется постоянно стрессированный, человек, обладающий таким сочетанием качеств как незащищенность перед движением агрессивного мира и постоянной собственной внутренней неустойчивостью. То есть он тревожен, мнителен, подвержен страхам, а с другой стороны - у него исчерпан кризис сочувствия, то есть он тотально безразличен и полон страхов и агрессии.
Все это ярко отражено в семантике и лексике современного языка.
Усвоение основ национальных культур в процессе воспитания и обучения детей должно стать главной составляющей Основ Безопасности Жизни. Этот путь ведет к сохранению национального самосознания, духовного и душевного здоровья каждого человека и всего народа.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика