МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Голышев В. Америка как страна-изгой


Возвращение Утиного Билла

Вам случалось читать соображения о России, Путине, Чечне, а заодно и о нас c вами, вышедшие из-под пера какого-нибудь "признанного европейского интеллектуала"? У любого человека с нормальными здоровыми рефлексами они обычно вызывают острое желание устроить автору небольшую читательскую конференцию, в просторечии именуемую "темной". Во всяком случае, принимать всерьез их глубокомысленную писанину на наш счет способны лишь очень "специальные люди", остальные этим редким даром не обладают.
Но когда объектом старческого брюзжания европейских "ветеранов 1968 года" становится Америка, с нами происходит удивительная метаморфоза - что они на ее счет ни скажут, все принимается на веру, их труды благоговейно цитируются, а зоологическая ненависть к Америке становится обязательным блюдом в меню "истинного патриота". То обстоятельство, что "науку" ненавидеть "американских империалистов" нам преподают те же самые "профессора", которые наставляют "продвинутых" (то есть европезированых) американцев, как они должны ненавидеть Россию (якобы поедающую чеченских детишек с не меньшим аппетитом, чем Сербия - албанских), мало кого смущает. Старые дрожжи "холодной войны" еще вполне пригодны для употребления: плюнь - и запузырятся. Даже если речь идет о ядовитой слюне "признанного европейского интеллектуала"...
Для чистоты эксперимента давайте предположим невозможное: что сочетание русофобии с американофобией - чистое совпадение, а не свидетельство идеологической ангажированости, что "европейские интеллектуалы" - добросовестные и беспристрастные исследователи, а не "коллективный Геббельс" Объединенной Европы, что Йошка Фишер - Бисмарк, а лорд Джадд - Байрон. Но даже в этом случае, принимать за чистую монету их оценки было бы верхом легкомыслия. Все-таки речь идет о трех разных цивилизациях, имеющих разное мировоззрение, образ будущего, мифы, идеалы, бытовые привычки - короче, все у нас разное. Более того, и Россия, и Америка возникли и состоялись через жесткое отрицание Европы. Ведь по отношению к Европе и американцы, и русские - изгои. Мы - варвары-московиты, схизматики (короче, "пархатые большевистские казаки", как сказал немецкий генерал в кино про Штирлица). А первые американские поселенцы, с точки зрения Европы, и вовсе бомжи (сектанты, беглые каторжники и прочая голытьба). Таким образом, единственным общим для и нас, и американцев идентификационным признаком является неприятие со стороны Европы. Во всем остальном мы с ними непохожи (если не сказать - полярны).
С другой стороны, ни для кого не секрет, что современная Америка (впрочем, как и Россия) крепко "пришиблена" Европой, причем интеллектуальная и властная элита - в значительно большей степени, чем население. Однако "пришибленность" эта имеет свою динамику, похожую на состояние больного туберкулезом - периоды кризиса сменяются временным облегчением. В период правления Клинтона, когда Америка "болела Европой" настолько тяжело, что могла с нею запросто отождествляться (в ходу был даже универсальный термин - "Запад"), "европейским интеллектуалам" и в голову не приходило строчить гневные памфлеты и глубокомысленные "исследования" об "американском империализме". Активизировались они в момент временного облегчения - когда была реанимирована та составляющая Америки, в которой она максимально далека от Европы. Именно против специфически американского (неевропейского) в Америке и направлен весь пафос критики "признанных интеллектуалов". Таким образом, очевидно, что, разоблачая "американский империализм", европейские исследователи описывают максимально далекую от себя реальность, в оценке которой они абсолютно некомпетентны. Причем делают они это, оперируя собственным европейским понятийным аппаратом (отсюда само слово "империализм", режущее слух любому "американскому" американцу). Чтобы оценить, насколько нарисованная ими картина адекватна реальности, достаточно вспомнить европейские оценки любых, даже самых робких проблесков национального возрождения в России...
Хочу сразу оговориться, что в адвокаты к нынешней Америке я не записываюсь. Сама по себе она ни плоха, ни хороша, она просто есть. Дурная привычка мерить реальность кривым "этическим штангенциркулем" - самый простой путь так в ней ничего и не понять. Между тем, мир, раскинувшийся по обе стороны от России, отчетливо штормит. В таких условиях просто любить (или ненавидеть) что-то, кроме своего "корабля" (Родины), - непозволительная роскошь.
Конечно, добровольный отказ от "европейских очков" в оценке реальности - вещь далеко не безобидная. Россия уже не одно столетие живет европейским умом, стало быть, отказавшись от него, ты как бы добровольно признаешь себя идиотом. Единственным утешением здесь является мнение Тютчева о заведомой непонимаемости России умом и ее неизмеримости общим (то есть европейским) аршином. Рискну предположить, что эти слова с полным правом можно отнести и к Америке...

Утиный Билл: история превращения

Давайте попытаемся забыть все то, что нам рассказали о нынешней бушевской Америке М. Хардт и А. Негри, Н. Фергюсон и пр., и начать с чистого листа. Всмотримся в нее пытливым взглядом ничего заранее не знающего неевропейца-идиота. Первое, что бросается в глаза, - среди многочисленных эпитетов, которыми щедро награждают сегодняшнюю Америку и ее главу, едва ли не самая распространенная кличка - "ковбой". Обычно, на нее не обращают внимания, между тем, на мой взгляд, именно обращение к истокам возникновения ковбойского мифа, сформировавшего дух Америки, может дать ключ к пониманию ее нынешнего поведения. И здесь нам никак не обойтись без помощи Джеймса Батлера Хикока...
Хикок и уникален, и типичен одновременно. Люди такой закваски в изобилии водились в прериях Дикого Запада в 60-70-е годы XIX века. В то же время, пожалуй только его героическая биография была аккуратно запротоколирована газетчиками той поры1, что делает ее уникальным объектом для изучения истоков ковбойского мифа. Жизнь Джеймса Батлера Хикока уложилась в четыре заметки и один некролог. Между тем в ней, на мой взгляд, сконцентрирована вся Америка - ее героический миф, ее история и, возможно, ее ближайшее будущее. Судите сами.
Первая заметка, датированная 1861 годом, начинается так:
"Двадцатисемилетний Джеймс Батлер Хикок, один из убийц, получивший из-за своего носа кличку Утиный Билл, выдает себя за единственного участника схватки, отразившего нападение банды Мак-Кейнлиса в Рок-Крик, штат Небраска".
Далее следует описание расправы над Мак-Кейлесом ("забиякой по натуре") и двумя его товарищами-ковбоями, пришедшими в контору скандалить по каким-то финансовым вопросам. Биллу в этом описании посвящена всего одна строчка: "Хикок, спрятавшись за ситцевой занавеской, выстрелил ему в спину". Со спутниками Мак-Кейлеса скромные конторские служащие расправились самостоятельно: "Один был прикончен выстрелом в упор, вероятно, это сделала миссис Уелмен (жена хозяина конторы). Другой был забит насмерть мотыгами".
А вот как заканчивается эта поучительная заметка:
"Хикок не теряет времени даром и выдумывает разные небылицы. По его версии, девять человек в масках из банды Мак-Кейнлеса, состоявшей из профессиональных головорезов, конокрадов, убийц, ворвались к нему в дом. Он утверждает, что нападавшие стреляли в него 11 раз. Хикок надеется, что после яростной перестрелки его будут называть Дикий Билл, как только он отрастит усы, прикрывающие его глупо выглядящий рот".
На мой взгляд, в этой нехитрой заметке содержится все, что нужно знать о психологической подоплеке политики США во второй половине ХХ века. Действия США на завершающем этапе Второй мировой войны - типичный "выстрел из-за занавески" (в то время как женщины стреляют в упор, а простые конторщики сосредоточенно работают мотыгами). Американцы, чисто по-хикоковски, свято верят в то, что от "коричневой чумы" мир избавили "простые американские парни из Рок-Крик (штат Небраска)" и что, после совершения столь выдающегося подвига, Америке предначертана судьба уже не Утиного, но Дикого Билла (сверхдержавы). Жажда любой ценой прослыть героем, по-моему, архетипична для Америки. Кстати, в свое время ею ловко воспользовался хитроумный Черчилль, как Орфей на арфе, игравший на самых звонких струнах американской души. "Концерт" состоялся в Фултоне в 1947 г. После него началась "холодная война" - "коллективный Утиный Билл", гордый своим предназначением, кинулся спасать весь цивилизованный мир "от Империи Зла" (благо она далеко, а занавеска - не из ситца, а из железа).
...Следующая заметка, датированная 1869 годом, описывает военные операции США в Ираке. Вот, что мы узнаем про "Бурю в пустыне":
"Дикий Билл (бывший Утиный Билл) Хикок снова попал в газеты. Он брался за оружие в различных частях американского Запада и ловко застрелил своего приятеля Дейва Татта с расстояния 75 ярдов во время ссоры из-за женщины. Фальстафовские способности Билла не иссякли, а Татта сейчас считают "серьезным преступником"!"
Тут в общем-то все прозрачно. Сколько раз США "брался за оружие в различных частях американского Запада" во второй половине ХХ века напоминать излишне. Женщина (Кувейт), судя по всему, здесь постольку поскольку. Истинная цель убийства Дейва Татта - разумеется, стяжание славы отменного стрелка ("с расстояния 75 ярдов!"). Для такого дела и "друга" не жалко (то, как быстро Ирак из друга превратился во врага Америки в начале 90-х годов ХХ века, помнится, удивило многих). Кстати, этот подвиг Билла удостоились критического разбора, идеально воспроизводящего современную антиамериканскую военную аналитику:
"...Его успехи в стрельбе вызывают большие сомнения. Выбивание звездочки на тузе пик с расстояния 50 ярдов просто невозможно при помощи неуклюжих длинноствольных револьверов, которыми пользуются на Диком Западе..."
Дальше идет изумительная по свое замысловатости фраза, которую, на мой взгляд, должны взять на вооружение все критики амбициозных проектов США по созданию национальной системы ПРО. Читайте и учитесь:
"Пробивание пулей подброшенного вверх и вращающегося серебряного доллара находится вне пределов физических возможностей двух кусочков металла, которые должны просто смять друг друга, если наш герой вообще когда-либо смог ухитриться заставить их столкнуться в воздухе!"
Далее, в заметке подробно описывается развитие "иракского сюжета":
"В начале этого года Хикок (примечательно) был избран шерифом округа Элис в Небраске и убил настоящего преступника. Пьяный дебошир по имени Сэм Строан разбуянился в салуне и начал вышвыривать стаканы на улицу. Хикок некоторые из них принес обратно, приговаривая:
- Ребята, не надо вам так обращаться со старым бедолагой.
Когда шериф повернулся к стойке бара, Строан потянулся за револьвером, чтобы выстрелить Хикоку в спину. Но Дикий Билл увидел это движение в зеркале и уложил Строана до того, как тот успел достать револьвер из кобуры. Несмотря на этот бравый поступок, в ноябре его не переизбрали на должность шерифа".
Понятно, что "стаканы" - это международные инспектора. Также обращает на себя внимание то, что "пьяный дебошир" только "потянулся" за револьвером (и то не факт - скорее всего это - версия самого "шерифа"), что идеально описывает историю с так и не обнаруженном ОМП в Ираке. А ООНовская резолюция вполне сойдет за отобранную у Билла шерифскую звезду.
Следующую заметку, датированную 1871 годом, очевидно, читал В.Путин. Во всяком случае, она - незаменимое пособие для тех, кому непонятна гибкая позиция нашего Президента в отношении США.
"Дикий Билл снова вышел на тропу войны. В качестве начальника полиции в Абелине, штат Канзас, он смертельно ранил профессионального картежника по имени Дейв Ко, потом резко повернулся и открыл огонь, когда услышал за своей спиной шаги. Великий стрелок таким образом разделался со своим заместителем Майклом Уильямсом, который торопился к нему на помощь! Жители Абилина выгнали своего стреляющего без разбора полицейского".
Мне кажется, этот эпизод имеет два слоя интерпретаций. Верхний слой очевиден - со "стреляющим без разбора полицейским" лучше не ссорится, но и дружить с ним - не сахар. Самое лучшее - сохраняя доброжелательные отношения, держаться от него на безопасном расстоянии. Но это не все. Поступок Билла, может быть понят и как наличие постоянного риска смены курса американской администрации (например, в случае поражения республиканцев на выборах). Тогда чрезмерная зависимость от США (полноценное партнерство - это всегда взаимная зависимость) может выйти для России боком. Судьбу Майкла Уильямса повторять никому не хочется. Очевидно, осторожный В.Путин, "качественно" проводя время с Дж.Бушем, всегда имеет это ввиду.
И наконец, последняя, самая сложная и самая содержательная заметка. По числу возможных интерпретаций и символической нагрузке она, на мой взгляд, способна составить конкуренцию "Апокалипсису" Иоанна Богослова. Мне представляется, что текст этот плавно перетек в коллективное бессознательное американцев. По крайней мере, то, что он имеет самое прямое отношение к "списку" угроз нынешней американской администрации, сомнений не вызывает...
Заметка датирована 1876 г. (через 15 лет после выстрела из-за занавески). В первой же строке заметки содержится недвусмысленный намек на то, что роковую роль в судьбе США может сыграть Китай или КНДР...
"Дикий Билл Хикок мертв. Косоглазый ковбой Дейв Мак-Колл застрелил его во время игры в покер в салуне Манна, города Дедвуд, территория Дакота. Хикок оценивал имеющиеся у него на руках карты - пара тузов и восьмерок: сейчас это сочетание известно на западе, как "комбинация мертвеца".
Что касается "комбинации мертвеца", то я, честно говоря, теряюсь в догадках. Думаю, что люди, имеющие склонность к нумерологии, способны проинтерпретировать это сочетание не хуже, чем "число зверя" из Апокалипсиса. Возможно, в нем зашифрована дата какого-то рокового для США события...
"Хикок имел репутацию лучшего стрелка на Диком Западе. Но когда он принял участие в шоу "Дикий Запад" полковника Коди по кличке Баффало Билл, его мнимые таланты были развенчаны, и он опустился до того, что стал выступать с монологами хвастливого Неда Бантлайна. Поскольку актер из него получился неудачный Хикок оставил шоу и вернулся на Запад, где его несколько раз арестовывали за бродяжничество. В этом году он объявился в Дедвуде с Мартой Кеннари по кличке Пессимистка - проституткой крупного телосложения из Форт-Ларами, одетой в мужское платье".
С Мартой Кеннари, я думаю, все понятно - более точный портрет Объединенной Европы и представить себе невозможно. Такая барышня может приносить только несчастья. Отсюда вывод: чтобы не повторить судьбу Хикока, США лучше держаться от нее подальше. Не идет на пользу Америке и смена амплуа. Стоит предпочесть старому доброму длинноствольному кольту "разговорный жанр" (дипломатию) - и все, "пиши пропало": был героем, стал бомжом...
"Хикок жил игрой в карты, опасаясь, что кто-нибудь сделает себе имя, застрелив его. Он окружил свою кровать скомканной бумагой, чтобы любой вошедший мог разбудить его. Мак-Колу повезло, что он застал Дикого Билла в тот момент, когда тот сидел спиной к двери".
Еще один урок. Меры безопасности ("скомканные бумажки"), конечно, хороши, но сами по себе они ничего не гарантируют. Главное - не поворачиваться спиной к двери - то есть не иметь постоянных союзников. Знаменитый афоризм Александра III о том, что "у России есть только два союзника - ее армия и ее флот", - понятен любому настоящему американцу...
"Незаконный суд горняков мгновенно оправдал Мак-Кола - такого невысокого мнения были жители Запада о своем покойном "герое".
Американцы знают, что их никто не любит (потому что им "все завидуют"), но они не придают этому никакого значения, так как суждения "чужих", по глубокому убеждению американцев, ничуть не легитимнее вердиктов "незаконного суда горняков города Дедвуд (территория Дакота)".
Это была последняя заметка о жизни и деятельности Джеймса Батлера Хикока. Помещенный после нее некролог завершается впечатляющей эпитафией: "В отличие от большинства современников, он иногда попадал в цель с расстояния более значительного, чем при выстреле в упор".

Политическая деревенщина

Разумеется, действия нынешней американской администрации - это не Дикий Билл "в химически чистом виде". В то же время, концентрация примесей здесь невелика и, следовательно, не меняет основных свойств реактива. По крайней мере, в том, что сегодняшняя Америка стала значительно "более американской" после ухода космополита Клинтона, сомневаться не приходится.
Мне могут возразить, что нынешний внешнеполитический курс Америки диктуют неоконсерваторы - интеллектуалы, генетически не связанные с традиционной Америкой, взращенной western culture. На это у меня есть несколько контрдоводов. Во-первых, "не неоконсерваторами едиными" - у курса Дж.Буша довольно пестрое интеллектуальное обеспечение (не говоря уже о конкретных чиновниках, отвечающих за его реализацию). Иллюзия же, будто именно неоконсерваторы в этом оркестре являются первыми скрипками, - естественное следствие их активного участия в полемике с европейскими злопыхателями. Кроме того, не следует забывать, что музыканты не заказывают музыку, они музыку всего лишь играют (пока у заказчика есть охота ее слушать). "Неконсервативные скрипки" вписались в собранный Бушем оркестр. И только. Единственная инстанция, способная так или иначе определять его действия, - избиратели. А они у него специфические...
Сейчас, по-моему, уже для всех очевидно, что тезис о неизбежной конвергенции демократов и республиканцев, крайне актуальный в прошлом веке, в веке нынешнем безнадежно устарел. У демократов и республиканцев накануне выборов 2004 года не только стабильные ни в чем не пересекающиеся "ядерные" электораты, им удалось крайне поляризовать американское общество в целом. Никогда еще, со времен отцов-основателей, полемика между ними не была столь остра и бескомпромиссна.
Призвав на помощь Джеймса Батлера Хикока, рискну высказать следующее предположение: мы являемся свидетелями конфликта между "американской Америкой имени Дикого Билла" и Америкой неамериканской (европейской, космополитической, общечеловеческой и т.п.). Причем линия фронта проходит здесь не по страницам политических программ, а через саму ткань американского общества (порою даже через каждого конкретного американца). Ведь Америка в глубине души безнадежно провинциальная страна, и вся ее мнимая "сложность", в принципе, легко может быть сведена к двум комплексам, характерным для преуспевшего в городе сельского мужика:

  1. изо всех сил стараться выглядеть "по-столичному" ("шоб все было не хуже, чем у людей!");
  2. специфическая "спесь деревенского", заставляющая его, наоборот, всячески подчеркивать свою чужеродность и независимость ("в гробу мы вас, московских видели!", "мы, вятские, ребята хватские!").

В ходе клинтоновской восьмилетки Америка, затаив дыхание, следила за тем, как "наш простой парень с Арканзасщины" (аналог Ставропольского края) перед городскими (культурной Европой) гоголем ходит. И сам прям как они стал... Деревенские мужики тем временем матерились, курили махорку и прикидывали, как они "энтого хлыща промеж глаз поленом приголубят, ежели он к мамке в деревню гостить приедет". В 2000 году мужики своего добились, и Америка быстро вспомнила навыки, в свое время заботливо привитые ей Диким Биллом.

"Спортивный интерес"

Если бы Америка была державой региональной, нам бы в общем-то было наплевать, кто там у них верховодит: парень в оранжевом галстуке с пальмами или мужик в телогрейке. Но Америка - держава экстраординарная, и от того, кто кому морду бьет на их танцплощадке, зависит очень многое. В том числе, и для России. На этот счет можно говорить много умных слов (особенно хороши в этом случае пространные цитаты из современных европейских авторов - у них все слова умные), но по большому счету у России во всем этом деле исключительно "спортивный" интерес. В нашем нынешнем состоянии мы - не та инстанция, которая определяет мировую повестку. Единственное, что мы сейчас реально можем, - это грамотно выбрать позицию. Так, чтобы на фоне "дерущихся панов" под треск "холопских чубов" без помех накачивать собственные мускулы.
Таким образом сегодня, список наших основных внешнеполитических приоритетов короток и незамысловат:

  1. Не попасть под удар самим.
  2. Постараться, чтобы не били "наших".
  3. Постараться, чтобы "чужих" били не мы.

Нельзя не признать, что наш Президент с этими задачами вполне успешно справляется. На его фоне записные антиглобалисты-антиамериканисты выглядят подвыпившими подростками, чья агрессивность не столько пугает, сколько раздражает прохожих.
Что же касается чисто спортивного вопроса: "за кого болеть" на предстоящих выборах в США, - то тут, разумеется, дело вкуса. Я, например, симпатизирую наследникам Джеймса Батлера Хикока. Может быть, потому, что не люблю много о себе воображающую лимиту вроде Клинтона. Может быть, потому, что мне не нравится, когда вместо Ирака бомбят Югославию. Не знаю.
Зато о том, что мне нравится в Диком Билле, могу сказать совершенно определенно:

  1. Мы находимся от него на расстоянии, значительно превышающем 75 ярдов.
  2. Он нарушает порядок (в том числе, новый мировой).

1 Все цитаты взяты из книги Мартина Фидо, "Хроника преступлений" (Москва, 1997 г.), представляющей собой сборник реальных газетных публикаций XIX века. Оригинальная лексика и орфография сохранены.

Источник: Русский Журнал. 1 октября 2003 г.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика