МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

4. РЕФОРМЫ И КОНТРРЕФОРМЫ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ 60-x—80-x гг. XIX в. ИТОГИ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ СТОЛЕТИЯ

ОГЛАВЛЕНИЕ

60-е—70-е годы XIX в. занимают особое место в истории России. Реформы Александра II принесли действительно круп­ные изменения во все сферы российской жизни, пусть и не отменив самодержавный строй, а только модернизировав его. Преобразования в хозяйственно-экономическом строе, измене­ния социального и духовного облика населения, рост культур­ных потребностей создавали новые условия для развития сис­темы образования и ставили перед ней более высокие и разно­образные задачи.

Отличительной чертой середины столетия стало возникно­вение широкого общественно-педагогического движения. Воп­росы образования и воспитания обсуждались в прессе, в том числе в появившихся в конце 50-х — начале 60-х гг. педагоги­ческих журналах, общественность принимала активное участие в распространении образования среди народа. Начало обсужде­нию вопросов образования было положено статьей Н. И. Пирого­ва «Вопросы жизни», опубликованной в «Морском сборнике». Ученый критиковал сословную школу и раннее утилитарно­профессиональное образование, ратовал за развитие общего образования — основы профессионального.

Основоположником народной школы и научной педагогики в России был К. Д. Ушинский, автор многих учебников, со­здатель школы русских педагогов (И. Н. Ульянов, Н. Ф. Бу­наков, В. И. Водовозов и др.).

Московский комитет грамотности, возникший в 1845 г., впервые поднял вопрос о введении всеобщего начального обра­зования. Созданный в 1861 г. при Вольном экономическом обществе Петербургский комитет грамотности, как и другие просветительские организации, способствовал распространению просвещения среди крестьянства путем сбора средств, написа­ния учебников, издания книг.

По инициативе общественности создавались различные фор­мы внешкольного образования. В 1859 г. в Киеве возникли первые в России воскресные школы, появившиеся затем в Петербурге, Москве и других городах. Эти школы были бес­платными, программа же обучения в них была значительно шире, чем в государственных школах. К 1862 г. в 53 губерни­ях страны насчитывалось более 300 воскресных школ. В этом же году школы были закрыты, но в 1864 г. открылись вновь.

Подготовкой перестройки системы народного образования занялся Ученый комитет при Министерстве просвещения. На его работу определенно повлияли предложения видных педа­гогов и общественных деятелей. В 1862 г. Министерство про­свещения возглавил профессор-либерал А. В. Головнин, руко­водивший ведомством до 1866 г. и осуществивший важные реформы.

В июне 1863 г. был утвержден новый университетский ус­тав, наиболее либеральный из всех уставов дореволюционного времени. Университеты получили более значительные права на автономию, чем по уставу 1804 г. Управление университе­тов передавалось советам профессоров. Советы должны были выбирать ректоров, деканов и новых преподавателей. Мини­стру просвещения предоставлялось формальное право утверж­дать или отменять решения советов, которым он в дальней­шем фактически не пользовался. Были сокращены полномо­чия попечителей учебных округов. В университетах было че­тыре факультета: историко-филологический, физико-матема­тический (с естественным отделением), юридический и меди­цинский.

В 1864 г. был принят новый устав средних школ. Уставом отвергалась классово-сословная дискриминация обучения. Со­ответствующий пункт гласил: «В гимназии и прогимназии обу­чаются дети всех состояний без различия профессий или веро­ваний их родителей». Определяющим условием для поступле­ния в гимназию становилось имущественное положение, спо­собность оплачивать обучение. От платы освобождались дети малоимущих родителей (не более 10% от общего числа учени­ков). Особо отличившимся учащимся предусматривалась вы­дача единовременных пособий и стипендий.

Устав объявлял о создании трех типов средней школы с семилетним курсом обучения: классическая гимназия с двумя древними языками; классическая гимназия с латинским язы­ком; реальная гимназия без древних языков. Учреждался но­вый тип неполного среднего образования — прогимназия с че­тырехлетним курсом обучения по программам классического или современного образования. Вносились также изменения в статус уездных училищ, которые предусматривалось преобра­зовать в прогимназии или двухлетние приходские начальные школы.

В принятом в 1864 г. «Положении о начальных народных училищах» провозглашались бессословность школы, право от­крытия начальных школ земствами, органами местного го­родского управления, общественными организациями и част­ными лицами. Управление школами осуществлялось уездны­ми и губернскими училищными советами, куда входили пред­ставители Министерства просвещения, священного синода, местной администрации и земства.

К важным школьным реформам 60-х гг. следует также от­нести учреждение женских общеобразовательных всесослов­ных училищ (с 1870 г. — женских гимназий), отмену теле­сных наказаний.

С 1866 по 1880 г. должность министра просвещения и од­новременно главы священного синода занимал Д. А. Толстой. С его именем связывается усиление консервативных и реакци­онных тенденций в образовательной политике правительства. Противясь академическим свободам, Толстой урезал автоно­мию университетов, стремился установить жесткий правитель­ственный контроль над всеми типами учебных заведений. В 1869 г. во всех губерниях были введены должности инспекто­ров народных училищ, с 1874 г. — директоров народных училищ. Новый устав начальных школ (1874 г.) предусмат­ривал усиление инспекторского контроля, поощрял создание церковно-приходских школ, находящихся в ведении синода.

Законами 1871—1872 гг. в программу всех гимназий вклю­чались древние языки. В университеты разрешалось посту­пать только выпускникам классических гимназий, окончив­шие реальные гимназии могли продолжать учебу только в выс­ших технических школах.

Консервативная школьная политика была на короткое вре­мя прервана в 1880—1881 гг. либеральным курсом министра просвещения А. А. Сабурова. Но уже в 1881 г., после убийства Александра II, школа вошла в затяжную полосу реакции. Но­вый министр просвещения И. Д. Делянов (1882—1898 гг.), продолживший политику своего предшественника Д. Толсто­го, начал свою деятельность с принятия в 1882 г. нового уни­верситетского устава, по которому упразднялась автономия университетов, запрещались студенческие организации, зна­чительно возрастала плата за обучение.

В 1885 г. новый министр заявил, что гимназическое обра­зование вредно для «низших классов». В 1887 г. появился знаменитый циркуляр Делянова, вошедший в историю как циркуляр о «кухаркиных детях». Директорам гимназий ре­комендовалось «принимать только детей таких, которые на­ходились на попечении лиц, представивших достаточное ру­чательство в правильном над ними надзоре... При неуклонном соблюдении этого правила гимназии освободятся от поступле­ния в них детей кучеров, лакеев, прачек и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необык­новенными способностями, вовсе не следует выводить из сре­ды, к коей они принадлежат... ». Согласно циркуляру суще­ственно увеличилась плата за обучение в гимназиях и прогим­назиях.

Политика правительства в отношении начальных школ ос­новывалась на идее приоритета священного синода в системе начального образования и контроля с его стороны за учебны­ми заведениями. В 1884 г. были утверждены «Правила о цер­ковно-приходских школах», которыми предписывалось епар­хиальному начальству и приходскому духовенству поддержи­вать уже существующие и создавать новые школы. Программа развития церковно-приходских школ, идеологами которой были К. П. Победоносцев и С. А. Рачинский, поддерживалась зна­чительными государственными ассигнованиями.

Итоги развития народного образования к концу XIX в. были очень значительны и показательны. Реформы Александра II, в том числе в сфере просвещения, дали мощный импульс разви­тию системы образовательных учреждений. Консервативные проявления в государственной политике в области образова­ния тормозили процесс последовательного и динамичного раз­вития российской школы, но не могли остановить его.

Во второй половине века были открыты новые университе­ты в Одессе (Новороссийский), Варшаве и Томске. Томский университет (1888 г.) стал первым университетом в Сибири. В университетах были сосредоточены лучшие научные силы Рос­сии, работали выдающиеся ученые, которые способствовали распространению не только науки, но и просвещения (Д. И. Мен­делеев, А. Г. Столетов, И. М. Сеченов, К. А. Тимирязев, С. М. Соловьев, А. М. Бутлеров и др.).

Развитие техники вызвало в этот период заметный рост (воз­никновение и преобразование) соответствующих вузов. В выс­шие учебные заведения были преобразованы Петербургский тех­нологический институт и Московское ремесленное училище — сейчас Высшее техническое училище им. Н. Э. Баумана. Зак­рытые образовательные учреждения — Институт инженеров пу­тей сообщения, Горный, Лесной институты были преобразова­ны в гражданские учебные заведения. Были открыты Техноло­гические институты в Харькове (1885 г.) и Томске (1896 г.), Политехнические институты в Риге (1896 г.), Киеве (1898 г.), Варшаве (1896 г.), Высшее горное училище в Екатеринославе (нынешнем Днепропетровске, 1899 г.). В связи с развитием телеграфа и вообще электротехники в Петербурге открыли в 1886 г. техническое училище почтово-телеграфного ведомства, преобразованное в 1891 г. в Электротехнический институт. Существовавшее в Петербурге с 1842 г. строительное училище в 1882 г. было возвышено до Института гражданских инженеров.

В 1865 г. в Москве по инициативе Московского общества сельского хозяйства открылась Петровская земледельческая и лесная академия (ныне Сельскохозяйственная академия им. К. А. Тимирязева). Сельскохозяйственные вузы стали откры­ваться и в провинции. С 1848 г. работал Горыгорецкий земле­дельческий институт (ныне Белорусская сельскохозяйственная академия), в 1869 г. в Люблинской губернии открылся Ново­Александровский институт сельского хозяйства и лесоводства. В 1873 г. в институты были преобразованы ветеринарные учи­лища в Дерпте, Харькове, Казани; в 1889 г. — в Варшаве.

Медиков с высшим образованием по-прежнему готовили на медицинских факультетах университетов. Медико-хирургичес­кая академия в Петербурге в 1881 г. была переименована в Военно-медицинскую. Будущие преподаватели средней школы, кроме университетов, получали образование также в двух ис­торико-филологических институтах — в Петербурге и Нежине.

В 1867 г. в Петербурге открылась Александровская военно­юридическая академия, в 1877 г. — Николаевская морская академия.

Специальное музыкальное образование давали Петербург­ская (1862 г.) и Московская (1866 г.) консерватории.

К концу XIX в. в России насчитывалось 63 высших учеб­ных заведения, в которых обучалось около 30 тыс. студен­тов. В высших технических школах в это время получали образование более 7 тыс. человек. Во второй половине XIX в. число специалистов с высшим образованием выросло пример­но с 20 тыс. в 60-х гг. до 85 тыс. к концу века. Таким образом сформировался новый массовый общественный слой — интел­лигенция.

Высшее женское образование в России развивалось с боль­шим трудом. В дореформенной России доступ женщинам в уни­верситеты был закрыт. В течение недолгого времени в конце 50-х гг. женщины были допущены в университеты на правах вольнослушательниц. Уставом 1863 г. не предусматривалось обучение в университетах женщин, поэтому многие уезжали учиться за границу. В 1873 г. в Цюрихском университете обу­чалось 182 русских студента, из них — 104 женщины. Русские студентки в этом университете составляли 80% всех иност­ранных студенток.

Борьба за право женщин получать среднее и высшее обра­зование началась еще в канун буржуазных реформ. В ней уча­ствовали многие известные писатели, ученые, представители демократической интеллигенции. Первые женские «почти» вузы в России были открыты в 1869 г. — Аларчинские в Пе­тербурге (у Аларчина моста в здании 5-й гимназии) и Лубянс­кие в Москве («почти» потому, что уровень получаемого обра­зования был не очень высок из-за слабой подготовки первых слушательниц). Первые же русские вузы — Высшие женские курсы профессора В. И. Герье в Москве (открыты в 1872 г.), в Казани (1876 г.) и Киеве (1878 г.). На курсах было два отде­ления, с некоторыми вариантами: историко-филологическое и физико-математическое.

Но главным женским вузом России стали открывшиеся в 1878 г. Бестужевские курсы в Петербурге, названные по име­ни возглавлявшего их в первые годы существования известно­го историка профессора К. Н. Бестужева-Рюмина. В первый же год на курсы было принято 814 человек. Здесь читали лекции химики Менделеев и Бутлеров, ботаник Бекетов и фи­зиолог Сеченов, историк Соловьев и историк права Градовс- кий. Бестужевские курсы прославились своей творческой ат­мосферой, демократическим духом, университетской широтой получаемых знаний. Прозвание «Бестужевка» стало на рубе­же XIX—XX вв. как бы дипломом на высшую интеллигентность.

В 1886 г. по инициативе министра Делянова правительство объявило о прекращении приема на все существовавшие женс­кие высшие курсы. С большим трудом возобновить прием уда­лось в 1889 г. лишь Бестужевским курсам, при этом число слушательниц было ограничено до 400 человек, а плата за обучение повышена вдвое.

Высшее женское образование начало возрождаться в самом конце века. В 1897 г. в Петербурге открылся Женский меди­цинский институт. В 1900 г. были восстановлены Высшие жен­ские курсы в Москве.

По сравнению с дореформенным временем значительным был рост средних учебных заведений различных типов. В 1865 г. в стране насчитывалось 96 мужских гимназий, в 1871 г. — 123, в 1882 г. — 136. К 1 января 1898 г. в России числилось 180 мужских гимназий, 48 прогимназий, 98 реальных учи­лищ, к 1 июля 1899 г. — 196 гимназий, 44 прогимназии и 117 реальных училищ.

Женщины получали среднее образование в женских гим­назиях Министерства народного просвещения и ведомства уч­реждений императрицы Марии, в институтах того же ведом­ства и в женских епархиальных училищах, находящихся в ведении святейшего синода и предназначенных в основном для дочерей духовенства. В министерских гимназиях девочки обу­чались 8 лет (8-й класс был педагогическим), в учебных заве­дениях ведомства императрицы Марии — 7 лет, в епархиаль­ных училищах — 6—7 лет. В 1894 г. в стране существовали 161 женская гимназия и 176 прогимназий министерских, 30 гимназий и 31 институт мариинских и 51 женское епархиаль­ное училище.

Большое распространение во второй половине XIX в. полу­чили различные частные школы, содержащиеся отдельными лицами или обществами. К 1895 г. таких школ в России было 1542, среди них — 77 средних. В Петербурге значительную известность приобрела мужская гимназия К. И. Мая, в кото­рой в разные годы учились А. Н. Бенуа и Д. С. Лихачев. В гимназии не только давали прекрасное образование, но и со­здавали атмосферу простоты, искренности, доверия в отноше­ниях с учениками.

К концу XIX в. в России сложилась также широкая сеть низших и средних специальных учебных заведений различных профилей. К 1881 г. в стране было 190 средних и низших промышленных, художественно-промышленных, транспортных и сельскохозяйственных учебных заведений, находившихся в ведении различных министерств и ведомств, а также частных лиц и общественных организаций.

Особое место среди средних профессиональных учебных за­ведений занимали педагогические, готовившие кадры для ди­намично развивающейся системы начального образования. С 60-х—70-х гг. XIX в. начинается фактическая история средне­го педагогического образования в России. С 1872 г. начинают создаваться так называемые учительские институты с трехго­дичным курсом обучения. В 1898 г. их было 10, учащихся — около 700. В 70-е гг. также начали создаваться учительские семинарии — наиболее распространенная и массовая форма подготовки учителей начальных училищ, просуществовавшая свыше 50 лет. Многие из учительских семинарий были созда­ны и содержались земствами. К 1898 г. в стране насчитыва­лось 62 учительские семинарии и школы.

Земские учреждения, возникшие в ходе буржуазных реформ 60-х—70-х гг., внесли огромный вклад в развитие начальной школы в России. Только за первые десять лет существования земств (1864—1874 гг.) было открыто до 10 тыс. земских на­чальных школ. В 1880 г. земство произвело первое статисти­ческое исследование начальных школ России. Всего в 60 гу­берниях Европейской России насчитывалось 22770 школ, при­чем 68,6% из них были открыты с 1864 г. В неземских губер­ниях число вновь открытых школ составляло 55,1% к обще­му числу, в земских — 78,5%.

Земская трехгодичная школа, по сравнению с другими на­чальными школами (министерскими, церковноприходскими), отличалась лучшей постановкой обучения; помимо чтения, письма, четырех правил арифметики и закона божьего здесь преподавались элементарные сведения по природоведению, гео­графии, истории. На средства земств собирались школьные библиотеки, строились здания школ.

Хотя земства сами содержали свои школы, формально они были в ведении Министерства народного просвещения. Мини­стерство руководило также работой начальных училищ, со­держащихся на средства государства, городских управлений, сельских обществ, фабричных и других. Наиболее высокий уровень начального образования давали городские училища, созданные по уставу 1872 г., курс обучения в которых был рассчитан на 6 лет. В 1898 г. в стране было 527 городских училищ. Приближались к ним так называемые «образцовые» министерские одноклассные и двухклассные сельские учили­ща, которых в 1896 г. насчитывалось 2268.

В 80-е гг. наблюдался рост «любимого детища» власти — церковно-приходских школ: в 1887 г. — 5517, в 1889 г. — 17715. Вступая в соперничество с земской школой, церковная школа была вынуждена сильно подтянуться: двухлетний курс обучения стал трехлетним, улучшился состав учителей. В конце XIX — начале XX вв. церковно-приходская школа сыграла свою роль в развитии народного образования, особенно в не­земских отдаленных губерниях России, приобщив к знаниям трудами приходского духовенства тысячи сельских детей.

Многие начальные школы находились в подчинении воен­ного ведомства, министерства двора и уделов, ведомства импе­ратрицы Марии. В 1896 г. в России насчитывалось 87080 начальных училищ, в которых обучались 3804262 учащихся.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика