МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Загладин Н. Всемирная история: XX век. Учебник для школьников 10—11 классов

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 3. ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ

С наступлением индустриальной эры, ростом динамизма социальных процессов общественно-политическая наука постоянно стремилась осмыслить логику перемен в социальной структуре общества, определить роль составляющих ее групп в историческом развитии.

§ 7. МАРКСИЗМ, РЕВИЗИОНИЗМ И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ

Еще в XIX веке многие мыслители, среди них А. Сен-Симон (1760—1825), Ш. Фурье (1772—1837), Р. Оуэн (1771—1858) и другие, обратили внимание на противоречия современного им общества. Социальная поляризация, рост числа неимущих и обездоленных, периодические кризисы перепроизводства, с их точки зрения, свидетельствовали о несовершенстве общественных отношений.
Особое внимание эти мыслители уделяли тому, какой должна быть идеальная организация общества. Они конструировали умозрительные ее проекты, вошедшие в историю социальной науки как порождение утопического социализма. Так, Сен-Симон предполагал, что необходим переход к системе планируемого производства и распределения, создание ассоциаций, где каждый будет заниматься тем или иным видом общественно полезного труда. Р. Оуэн считал, что общество должно состоять из самоуправляющихся коммун, члены которых сообща владеют собственностью и совместно пользуются произведенным продуктом. Равенство в представлении утопистов не противоречит свободе, напротив, выступает условием ее обретения. При этом достижение идеала не связывалось с насилием, предполагалось, что распространение идей о совершенном обществе станет достаточно сильным побудительным мотивом для их реализации.
Акцент на проблеме эгалитаризма (равенства) был характерен и для учения, оказавшего большое влияние на развитие общественно-политической жизни многих стран в XX веке, — марксизма.
Учение К. Маркса и рабочее движение. К. Маркс (1818— 1883) и Ф. Энгельс (1820—1895), разделяя многие взгляды социалистов-утопистов, связывали достижение равенства с перспективой социальной революции, предпосылки которой, по их мнению, вызревали с развитием капитализма и ростом промышленного производства.
Марксистский прогноз развития социальной структуры общества предполагал, что с развитием фабричной промышленности будет постоянно численно возрастать количество наемных работников, лишенных собственности, живущих впроголодь и из-за этого вынужденных продавать свою рабочую силу (пролетариев). Всем остальным социальным группам — крестьянству, мелким собственникам города и деревни, не использующим или ограниченно использующим наемный труд, служащим, предрекалась незначительная социальная роль.
Ожидалось, что рабочий класс, сталкиваясь с резким ухудшением своего положения, особенно в периоды кризисов, сможет перейти от выдвижения требований экономического характера и стихийных бунтов к осознанной борьбе за коренное переустройство общества. Условием этого К. Маркс и Ф. Энгельс считали создание политической организации, партии, способной внедрить в пролетарские массы революционные идеи, возглавить их в борьбе за завоевание политической власти. Ставшее пролетарским, государство должно было обеспечить обобществление собственности, подавить сопротивление сторонников старых порядков. В перспективе государство должно было отмереть, сменившись системой самоуправляющихся коммун, реализующих идеал всеобщего равенства и социальной справедливости.
К. Маркс и Ф. Энгельс не ограничились разработкой теории, они пытались претворить ее в жизнь. В 1848 г. они написали программный документ для революционной организации — Союза коммунистов, который стремился стать международной партией пролетарской революции. В 1864 г. при их непосредственном участии сложилась новая организация — I Интернационал, в который вошли представители различных течений социалистической мысли. Наибольшим же влиянием пользовался марксизм, который стал идейной платформой сложившихся во многих странах социал-демократических партий (одной из первых в 1869 г. такая партия возникла в Германии). Они создали в 1889 г. новую международную организацию — II Интернационал.
В начале XX века в большинстве индустриально развитых стран легально действовали партии, представляющие рабочий класс. В Великобритании в 1900 г. был создан Комитет рабочего представительства для проведения в парламент представителей рабочего движения. В 1906 г. на его базе была создана Лейбористская (рабочая) партия. В США Социалистическая партия сложилась в 1901 г., во Франции — в 1905 г.
Марксизм как научная теория и марксизм как идеология, впитавшая в себя отдельные положения теории, ставшие политическими, программными установками и в таком качестве усвоенные многими последователями К. Маркса, сильно отличались друг от друга. Марксизм как идеология служил обоснованием политической деятельности, направлявшейся лидерами, партийными функционерами, которые определяли свое отношение к исходным идеям марксизма и попыткам научного их переосмысления на основе собственного опыта, текущих интересов своих партий.
Ревизионизм в партиях II Интернационала. Изменения в облике общества на рубеже XIX—XX веков, рост влияния социал-демократических партий в Германии, Англии, Франции и Италии потребовали теоретического осмысления. Это подразумевало пересмотр (ревизию) ряда исходных положений марксизма.
Как направление социалистической мысли ревизионизм оформился в 1890-е гг. в работах теоретика германской социал-демократии Э. Бернштейна, получивших популярность в большинстве социалистических и социал-демократических партий II Интернационала. Появились такие направления ревизионизма, как австромарксизм, экономический марксизм.
Теоретики ревизионизма (К. Каутский — в Германии, О. Бауэр — в Австро-Венгрии, Л. Мартов — в России) считали, что универсальных закономерностей общественного развития, подобных законам природы, на открытие которых претендовал марксизм, не существует. Наибольшие сомнения вызывал вывод о неизбежности обострения противоречий капитализма. Так, при анализе процессов экономического развития ревизионистами была выдвинута гипотеза, что концентрация и централизация капитала, образование монополистических объединений (трестов, картелей) ведут к преодолению анархии свободной конкуренции и позволяют если не устранить кризисы, то смягчить их последствия. В политическом плане подчеркивалось, что по мере превращения избирательного права во всеобщее необходимость в революционной борьбе и революционном насилии для достижения целей рабочего движения отпадает.
Действительно, марксистская теория создавалась в условиях, когда власть в большинстве стран Европы еще принадлежала аристократии, а там, где существовали парламенты, из-за системы цензов (оседлости, имущественного, возрастного, отсутствия избирательных прав у женщин) 80—90% населения не имело права голоса. В подобной ситуации в высшем законодательном органе, парламенте, были представлены лишь собственники. Государство прежде всего реагировало на запросы имущих слоев населения. Это оставляло неимущим лишь один путь защиты своих интересов — выдвижение требований к предпринимателям и государству, угрозы перехода к революционной борьбе. Однако с введением всеобщего избирательного права у партий, представляющих интересы лиц наемного труда, появилась возможность завоевания прочных позиций в парламентах. В этих условиях вполне логичным было связать цели социал-демократии с борьбой за реформы, ведущейся в рамках существующего государственного устройства без нарушения демократических правовых норм.
По мнению Э. Бернштейна, социализм как доктрина, предполагающая возможность построения общества всеобщей справедливости, не может в полной мере считаться научной, поскольку она не проверена и не доказана на практике и в этом смысле остается утопией. Что касается социал-демократического движения, то оно является порождением вполне конкретных интересов, на удовлетворение которых и должно направлять свои усилия, не ставя утопичных сверхзадач.
Социал-демократия и идеи В.И. Ленина. Ревизионизму большинства социал-демократических теоретиков противостояло радикальное крыло рабочего движения (в России оно было представлено фракцией большевиков, возглавлявшейся В.И. Лениным, в Германии — группой «левых», лидерами которых были К. Цеткин, Р. Люксембург, К. Либкнехт). Радикальные фракции полагали, что рабочее движение должно в первую очередь стремиться к уничтожению системы наемного труда и предпринимательства, экспроприации капитала. Борьба за реформы признавалась как средство мобилизации масс на последующие революционные действия, но не как цель, имеющая самостоятельную значимость.
Согласно взглядам В.И. Ленина, в окончательном виде сформулированным им в годы первой мировой войны, новый этап в развитии капитализма, империализм, характеризуется резким обострением всех противоречий капиталистического общества. Концентрация производства и капитала рассматривалась как доказательство крайнего обострения потребности в их обобществлении. Перспективой капитализма В.И. Ленин считал лишь застой в развитии производительных сил, рост разрушительности кризисов, военных конфликтов между империалистическими державами из-за переделов мира.
В.И. Ленину была свойственна убежденность, что материальные предпосылки перехода к социализму существуют почти повсеместно. Главной причиной, по которой капитализму удавалось продлевать свое существование, Ленин считал неготовность трудящихся масс подняться на революционную борьбу. Изменить это положение, то есть освободить рабочий класс от влияния реформистов, возглавить его, по мысли Ленина и его сторонников, должна была партия нового типа, ориентированная не столько на парламентскую деятельность, сколько на подготовку революции, насильственного захвата власти.
Ленинские идеи об империализме как высшей и последней стадии капитализма первоначально не привлекли к себе особого внимания западноевропейских социал-демократов. О противоречиях новой эпохи, причинах их обострения писали многие теоретики. В частности, английским экономистом Д. Гобсоном еще в начале века утверждалось, что создание колониальных империй обогатило узкие группы олигархии, стимулировало отток капитала из метрополий, обострило отношения между ними. Теоретик немецкой социал-демократии Р. Гильфердинг подробно проанализировал последствия роста концентрации и централизации производства и капитала, образования монополий. Идея партии «нового типа» первоначально осталась непонятой в действующих легально социал-демократических партиях Западной Европы.
Создание Коминтерна. В начале XX века в большинстве социал-демократических партий были представлены и ревизионистские, и радикальные воззрения. Между ними не было непреодолимого барьера. Так, К. Каутский в ранних своих работах полемизировал с Э. Бернштейном, позднее согласился со многими из его взглядов.
Программные документы действующих легально социал-демократических партий включали упоминание о социализме как конечной цели их деятельности. В то же время подчеркивалась приверженность этих партий методам изменения общества и его институтов путем реформ, с соблюдением процедуры, предусмотренной конституцией.
Левые социал-демократы вынуждены были мириться с реформистской направленностью партийных программ, оправдывая ее тем, что упоминание о насилии, революционных средствах борьбы даст властям повод для репрессий против социалистов. Лишь в социал-демократических партиях, действующих в нелегальных или полулегальных условиях (в России, Болгарии), произошло организационное размежевание между реформистским и революционным течениями в социал-демократии.
После Октябрьской революции 1917 г. в России, захвата власти большевиками представления В.И. Ленина об империализме как кануне социалистической революции стали основой идеологии радикального крыла международного социал-демократического движения. В 1919 г. оно оформилось в III Коммунистический Интернационал. Его приверженцы ориентировались на насильственные средства борьбы, считали любое сомнение в правильности идей Ленина политическим вызовом, враждебным выпадом против их деятельности. С созданием Коминтерна социал-демократическое движение окончательно раскололось на реформистскую и радикальную фракции не только идейно, но и организационно.
ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ
Из работы Э. Бернштейна «Возможен ли научный социализм?»:
«Социализм представляет собой нечто большее, чем простое выделение тех требований, вокруг которых ведется временная борьба, которую рабочие ведут с буржуазией в экономической и политической области. Как доктрина социализм есть теория этой борьбы, как движение — итог ее и стремление к определенной цели, именно к превращению капиталистического общественного строя в строй, основанный на принципе коллективного ведения хозяйства. Но эта цель не является предсказанной одной только теорией, наступления ее не ожидают с известной фаталистической верой; это в значительной мере намеченная цель, за осуществление которой борются. Но, ставя своей целью такой предполагаемый или будущий строй и стараясь свои действия в настоящем вполне подчинить этой цели, социализм является в известной степени утопическим. Этим я не хочу, разумеется, сказать, что социализм стремится к чему-то невозможному или недостижимому, я хочу только констатировать, что он содержит в себе элемент спекулятивного идеализма, известную долю научно недоказуемого».
Из работы Э. Бернштейна «Проблемы социализма и задачи социал-демократии»:
«феодализм со своими <...> сословными учреждениями почти повсюду искоренен был путем насилия. Либеральные учреждения современного общества именно тем и отличаются от него, что они гибки, изменчивы и способны к развитию. Они не требуют своего искоренения, но лишь дальнейшего развития. А для этого необходимы соответственная организация и энергичные действия, но никак не обязательно революционная диктатура <...> Диктатура пролетариата — там, где рабочий класс еще не обладает сильной собственной организацией хозяйственного свойства и не достиг еще высокой степени моральной самостоятельности путем дрессировки в органах самоуправления, — есть не что иное, как диктатура клубных ораторов и ученых <...> Утопия не перестает быть утопией потому только, что явления, имеющие якобы произойти в будущем, мысленно прилагают к настоящему. Мы должны брать рабочих такими, как они есть. Они же, во-первых, уже вовсе не настолько все обнищали, как это можно было бы заключить из «Коммунистического Манифеста», а во-вторых, далеко еще не избавились от предрассудков и слабостей, как желают нас в том уверить их приспешники».
Из работы В. И. Ленина «Исторические судьбы учения Карла Маркса»:
«Внутренне сгнивший либерализм пробует оживить себя в виде социалистического оппортунизма. Период подготовки сил для великих битв они истолковывают в смысле отказа от этих битв. Улучшение положения рабов для борьбы против наемного рабства они разъясняют в смысле продажи рабами своих прав на свободу. Трусливо проповедуют «социальный мир» (т.е. мир с рабовладением), отречение от классовой борьбы и т.д. Среди социалистических парламентариев, разных чиновников рабочего движения и «сочувствующей» интеллигенции у них очень много сторонников».
Из работы Р. Люксембург «Социальная реформа или революция?»:
«Кто высказывается за законный путь реформ вместо и в противоположность завоеванию политической власти и общественному перевороту, выбирает на самом деле не более спокойный, не более надежный и медленный путь к той же цели, а совершенно другую цель, именно — вместо осуществления нового общественного порядка только незначительные изменения в старом. Таким образом, политические взгляды ревизионизма приводят к тому же выводу, что и его экономическая теория: по существу он не нацелен на осуществление социалистического строя, а только на преобразование капиталистического, не на уничтожение системы найма, а лишь на установление большей или меньшей эксплуатации, одним словом, на устранение только наростов капитализма, но не самого капитализма».

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ
1. Как вы думаете, почему созданная К. Марксом в XIX веке теория, в отличие от других утопических учений, нашла значительное распространение во многих странах мира в XX веке?
2. Почему на рубеже XIX—XX веков произошел пересмотр ряда положений марксистского учения? Какие из них были объектом наибольшей критики? Какие появились новые направления социалистической мысли?
3. Как вы можете объяснить различие понятий: «марксизм как теория»
и «марксизм как идеология».
4. Выявите основные различия между реформистским и радикальным направлениями в рабочем движении.
5. Какую роль сыграла ленинская теория империализма в международном рабочем движении?

§ 8. СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И РАБОЧЕЕ ДВИЖЕНИЕ

Существование в обществе социальных групп с различным имущественным положением еще не означает неизбежности конфликта между ними. Состояние социальных отношений на каждый данный момент времени зависит от множества политических, экономических, историко-культурных факторов. Так, истории прошлых веков была свойственна низкая динамика социальных процессов. В феодальной Европе сословные грани существовали столетиями, многим поколениям людей этот традиционный порядок представлялся естественным, незыблемым. Бунты горожан, крестьян, как правило, порождались не протестом против существования высших сословий, а попытками последних расширить свои привилегии и тем самым нарушить привычный порядок.
Возросший динамизм социальных процессов в странах, вступивших на путь индустриального развития еще в XIX, а тем более в XX веке, ослабил влияние традиций как фактора социальной стабильности. Образ жизни, положение людей менялись быстрее, чем складывалась соответствующая переменам традиция. Соответственно, возрастало значение экономического и политического положения в обществе, степени правовой защищенности граждан от произвола, характера проводящейся государством социальной политики.
Формы социальных отношений. Вполне естественные стремления наемных работников к улучшению своего материального положения, а предпринимателей и управляющих — к повышению прибылей корпораций, как показал опыт истории XX века, вызывали различные социальные последствия.
Во-первых, возможны ситуации, при которых повышение своего дохода трудящиеся связывают с увеличением своего личного вклада в деятельность корпорации, с повышением эффективности ее работы, процветанием государства. В свою очередь, предприниматели, управляющие стремятся создать для наемных работников стимулы к повышению производительности труда. Отношения управляемых и управляющих, складывающиеся в подобной ситуации, принято определять как социальное партнерство.
Во-вторых, возможна ситуация социального конфликта. Его возникновение подразумевает убежденность наемных работников, что повышение зарплаты, получение иных льгот и выплат могут быть достигнуты лишь в процессе жесткого торга с работодателями, не исключающего забастовок и иных форм протеста.
В-третьих, не исключено возникновение социальных конфронтации. Они развиваются на почве обострения социального конфликта, не получающего разрешения в силу причин объективного или субъективного характера. При социальной конфронтации действия в поддержку тех или иных требований приобретают насильственный характер, а сами эти требования выходят за рамки претензий к отдельным работодателям. Они перерастают в призывы к насильственному изменению существующего политического строя, к ломке сложившихся социальных отношений.
Партии, входившие в Коминтерн, разделявшие ленинскую теорию империализма, считали социальную конфронтацию закономерной формой социальных отношений в обществе, где существует частная собственность на средства производства. Позиция этих партий состояла в том, что базовые интересы личности предопределены ее принадлежностью к тому или иному социальному классу — имущих (собственников на средства производства) или их антагонистов, неимущих. Национальные, религиозные, личностные мотивы политического и экономического поведения человека рассматривались как малозначимые. Социальное партнерство расценивалось как аномалия или тактический маневр, призванный обмануть трудящиеся массы, сбить накал классовой борьбы. Этот подход, связанный с объяснением любых общественных процессов экономическими причинами, борьбой за обладание и контроль над собственностью, может быть охарактеризован как экономический детерминизм. Он был свойственен многим марксистам XX века.
Облик рабочего класса индустриальных стран. Попытки преодоления экономического детерминизма в изучении социальных процессов и отношений предпринимались многими учеными. Наиболее значимая из них связана с деятельностью немецкого социолога и историка М. Вебера (1864—1920). Он рассматривал социальную структуру как многомерную систему, предлагая учитывать не только место групп людей в системе отношений собственности, но и социальный статус личности — ее положение в обществе в соответствии с возрастом, полом, происхождением, профессией, семейным положением. На основе взглядов М. Вебера сложилась ставшая к концу века общепринятой функционалистская теория социальной стратификации. Эта теория предполагает, что социальное поведение людей обусловлено не только их местом в системе общественного разделения труда, отношением к собственности на средства производства. Оно также является продуктом действия господствующей в обществе системы ценностей, культурных стандартов, определяющих значимость той или иной деятельности, оправдывающей или осуждающей социальное неравенство, способной влиять на характер распределения наград и поощрений.
Согласно современным взглядам, социальные отношения нельзя сводить только лишь к конфликтам наемных работников и работодателей по вопросам условий труда и размера зарплаты. Это весь комплекс отношений в обществе, определяющий состояние социального пространства, в котором живет и работает человек. Большое значение имеют степень социальной свободы личности, возможность для человека выбрать вид деятельности, в которой он в наибольшей степени может реализовать свои стремления, эффективность социальной защищенности в случае утраты работоспособности. Важны условия не только труда, но и быта, досуга, семейной жизни, состояние окружающей среды, общий социальный климат в обществе, положение в области личной безопасности и так далее.
Заслугой социологии XX века был отказ от упрощенного классового подхода к реальностям общественной жизни. Так, наемные работники никогда не представляли собой абсолютно однородной массы. С точки зрения сферы приложения труда, выделялись промышленные, сельскохозяйственные рабочие, рабочие, занятые в сфере услуг (на транспорте, в системе коммунального обслуживания, связи, складского хозяйства и т.д.). Наиболее многочисленную группу составляли рабочие, занятые в различных отраслях промышленности (горнодобывающей, обрабатывающей, строительной), что отражало реальности массового, конвейерного производства, развивающегося экстенсивно и требовавшего все новых рабочих рук. Однако и в этих условиях внутри рабочего класса шли процессы дифференциации, связанные с многообразием выполняемых трудовых функций. Так, по статусу выделялись следующие группы наемных работников:
— инженерно-технические, научно-технические, низший слой управляющих — мастера;
— квалифицированные рабочие, обладающие высоким уровнем профессиональной подготовки, опытом и навыками, необходимыми для выполнения сложных трудовых операций;
— полуквалифицированные рабочие — узкоспециализированные машинные операторы, подготовка которых позволяет им выполнять лишь простые операции;
— неквалифицированные, необученные рабочие, выполняющие вспомогательную работу, занятые грубым физическим трудом.
В силу неоднородности состава наемных работников одни их слои тяготели к поведению в рамках модели социального партнерства, другие — социального конфликта, третьи — социальной конфронтации. В зависимости от того, какая из этих моделей являлась преобладающей, формировался общий социальный климат общества, облик и ориентация тех организаций, которые представляют социальные интересы трудящихся, нанимателей, общественные интересы и определяют характер социальной политики государства.
Тенденции развития социальных отношений, преобладание социального партнерства, конфликта или конфронтации во многом определялись тем, в какой мере запросы трудящихся удовлетворялись в рамках системы общественных отношений. Если существовали хотя бы минимальные условия повышения уровня жизни, возможности роста социального статуса, индивидуального или отдельных занятых групп, не возникало и социальных конфронтации.
Два течения в профсоюзном движении. Главным инструментом обеспечения интересов трудящихся еще в прошлом веке стало профсоюзное движение. Оно зародилось в Великобритании, первой пережившей промышленный переворот. Первоначально профсоюзы возникали на отдельных предприятиях, затем сложились общенациональные отраслевые профсоюзы, объединявшие работников в масштабах отрасли, всего государства.
Рост численности профсоюзов, их стремление к максимальному охвату работников отрасли были связаны с ситуацией социального конфликта, характерного для развитых стран XIX — начала XX века. Так, профсоюз, возникший на одном предприятии и выдвинувший требования к работодателю, нередко сталкивался с массовым увольнением своих членов и наймом работников — не членов профсоюза, готовых трудиться за меньшую зарплату. Неслучайно профсоюзы при заключении коллективных договоров с предпринимателями требовали от них принимать на работу только своих членов. Кроме того, чем большей была численность профсоюзов, средства которых складывались из взносов их членов, тем более продолжительное время они могли оказывать материальную поддержку трудящимся, начавшим забастовочную акцию. Исход забастовок нередко определялся тем, смогут ли рабочие продержаться достаточно долго, чтобы убытки от остановки производства побудили предпринимателя пойти на уступки. При этом концентрация рабочей силы на крупных промышленных комплексах создала предпосылки активизации рабочего, профсоюзного движения, роста его силы и влияния. Облегчилось проведение забастовок. Достаточно было провести забастовочную акцию лишь на одном из десятков цехов комплекса, чтобы остановилось все производство. Возникла форма ползучих забастовок, которые при неуступчивости администрации перекидывались из одного цеха в другой.
Солидарность и взаимоподдержка профсоюзов обусловили создание ими общенациональных организаций. Так, в Великобритании еще в 1868 г. был создан Британский конгресс тред-юнионов (профсоюзов). К началу XX века в Великобритании в профсоюзах состояло 33% наемных работников, в Германии — 27%, в Дании — 50% . В других развитых странах уровень организации рабочего движения был меньшим.
В начале века начали развиваться и международные связи профсоюзов. В Копенгагене (Дания) в 1901 г. был создан Международный секретариат профсоюзов (МСП), обеспечивавший сотрудничество и взаимоподдержку профцентров разных стран. В 1913 г. в МСП, переименованном в Международную (профсоюзную федерацию, вошло 19 национальных профцентров, представлявших 7 млн. человек. В 1908 г. возникло международное объединение христианских профсоюзов.
Развитие профсоюзного движения было важнейшим фактором повышения уровни жизни наемных работников, особенно квалифицированных и полуквалифицированных. А раз возможности предпринимателей удовлетворять запросы наемных работников зависели от конкурентоспособности корпораций на мировом рынке и колониальной торговли, профсоюзы нередко поддерживали агрессивную внешнюю политику. В рабочем движении Великобритании было широко распространено убеждение, что колонии необходимы, поскольку их рынки обеспечивают новые рабочие места и дешевую аграрную продукцию.
При этом члены старейших профсоюзов, так называемая «рабочая аристократия», в большей степени ориентировались на социальное партнерство с предпринимателями, поддержку политики государства, чем члены вновь возникающих профсоюзных организаций. В США на революционной позиции стоял профсоюз «Индустриальные рабочие мира», созданный в 1905 г. и объединявший в основном неквалифицированных рабочих. В крупнейшей же профсоюзной организации США — Американской федерации труда (АФТ), объединявшей квалифицированных рабочих, преобладали стремления к социальному партнерству.
В 1919 г. профсоюзы европейских стран, связи которых в годы первой мировой войны 1914—1918 гг. оказались разорваны, учредили Амстердамский Интернационал профсоюзов. Его представители принимали участие в деятельности учрежденной в 1919 г. по инициативе США международной межправительственной организации — Международной организации труда (МОТ). Она была призвана содействовать устранению социальной несправедливости, улучшению условий труда повсюду в мире. Первым документом, принятым МОТ, была рекомендация ограничения продолжительности рабочего дня в промышленности восемью часами и установления 48-часовой рабочей недели.
Решения МОТ носили рекомендательный характер для государств-участников, к которым относилось большинство стран мира, управляемых ими колоний и протекторатов. Тем не менее, они обеспечивали определенную единую международно-правовую базу решения социальных проблем, трудовых споров. МОТ имела право рассматривать жалобы на нарушения прав профсоюзных объединений, несоблюдение рекомендаций, направлять экспертов по совершенствованию системы социальных отношений.
Создание МОТ содействовало развитию социального партнерства в сфере трудовых отношений, расширению возможностей профсоюзов по защите интересов наемных работников.
Те профсоюзные организации, руководители которых склонялись к позиции классового противоборства, в 1921 г. при поддержке Коминтерна создали Красный Интернационал профсоюзов (Профинтерн). Его цели состояли не столько в защите конкретных интересов трудящихся, сколько в политизации рабочего движения, инициировании социальных конфронтации.
ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ
Из работы Сиднея и Беатрисы Вебб «Теория и практика тред-юнионизма»:
«Если известная отрасль промышленности раздроблена между двумя или более соперничающими обществами, особенно если эти общества неравны по числу своих членов, по широте своих взглядов и по своему характеру, тогда на практике нет никаких возможностей объединить политику всех секций или последовательно держаться какого-либо образа действий <...>
Вся история тред-юнионизма подтверждает тот вывод, что тред-юнионы в своем настоящем виде образованы для вполне определенной цели — достигнуть известных материальных улучшений в условиях работы их членов; поэтому они не могут в своей простейшей форме выйти без риска за пределы той территории, внутри которой эти желаемые улучшения совершенно одинаковы для всех членов, то есть не могут расшириться за пределы отдельных профессий <...> Если различия между разрядами рабочих делают неосуществимым полное слияние, то одинаковость других их интересов заставляет искать какую-нибудь другую форму союза <...> Решение было найдено в ряде федераций, постепенно расширяющихся и перекрещивающихся; каждая из этих федераций объединяет, исключительно в пределах специально поставленных целей, те организации, которые сознали тождественность своих целей».
Из Устава Международной организации труда (1919 г.):
«Цели Международной организации труда состоят в том, чтобы:
содействовать установлению прочного мира путем поощрения социальной справедливости;
улучшать путем международных мероприятий условия труда и повышать жизненный уровень, а также способствовать установлению экономической и социальной стабильности.
Для достижения этих целей Международная организация труда созывает совместные заседания представителей правительств, трудящихся и предпринимателей, для того чтобы выносить рекомендации о международных минимальных нормах и вырабатывать международные конвенции о труде по таким вопросам, как заработная плата, продолжительность рабочего дня, минимальный возраст для поступления на работу, условия труда различных категорий трудящихся, компенсация при несчастных случаях на производстве, социальное страхование, оплаченные отпуска, охрана труда, трудоустройство, трудовая инспекция, свобода ассоциаций и т.д.
Организация оказывает обширную техническую помощь правительствам и публикует периодические издания, исследования и доклады по социальным, промышленным и трудовым вопросам».
Из резолюции III Конгресса Коминтерна (1921 г.) «Коммунистический Интернационал и Красный Интернационал профессиональных союзов»:
«Экономика и политика всегда связаны друг с другом неразрывными нитями <...> Нет ни одного крупного вопроса политической жизни, который не должен был бы интересовать не только рабочую партию, но и пролетарский, профессиональный союз, и, наоборот, нет ни одного крупного экономического вопроса, который не должен был бы интересовать не только профессиональный союз, но и рабочую партию <...>
С точки зрения экономии сил и лучшей концентрации ударов, идеальным положением явится создание единого Интернационала, объединяющего в своих рядах и политические партии, и другие формы рабочей организации. Однако в настоящий переходный период при нынешнем многообразии и пестроте профессиональных союзов в различных странах является необходимым создание самостоятельного международного объединения красных профессиональных союзов, стоящих в общем и целом на платформе Коммунистического Интернационала, но принимающих в свою среду более свободно, чем это имеет место в Коммунистическом Интернационале <...>
Основой тактики профессиональных союзов является прямое действие революционных масс и их организаций против капитала. Все завоевания рабочих прямо пропорциональны степени прямого действия и революционного давления масс. Под прямым действием разумеются все виды непосредственного давления рабочих на предпринимателей государства: бойкот, стачки, уличные выступления, демонстрации, захват предприятий, вооруженное восстание и другие революционные действия, сплачивающие рабочий класс для борьбы за социализм. Задача революционно-классовых профессиональных союзов заключается потому в том, чтобы прямое действие превратить в орудие воспитания и боевой подготовки рабочих масс к социальной революции и установлению диктатуры пролетариата».
Из работы В. Райха «Психология масс и фашизм»:
«Слова «пролетарий» и «пролетарский» были созданы более ста лет назад для обозначения обманутого класса общества, который был обречен на массовое обнищание. Разумеется, такие социальные группы и теперь существуют, однако взрослые внуки пролетариев XIX века стали высококвалифицированными промышленными рабочими, которые сознают свое мастерство, незаменимость и ответственность <...>
В марксизме XIX века применение термина «классовое сознание» ограничивалось работниками физического труда. Лицам других необходимых профессий, без которых не могло функционировать общество, приклеивались ярлыки «интеллигентов» и «мелкой буржуазии». Их противопоставляли «пролетариату физического труда» <...> Наряду с промышленными рабочими к таким лицам следует причислить врачей, учителей, техников, лаборантов, писателей, общественных деятелей, фермеров, научных работников и т.д. <...>
Благодаря незнанию массовой психологии марксистская социология противопоставляла «буржуазию» «пролетариату». С точки зрения психологии, такое противопоставление следует признать неверным. Характерологическая структура не ограничивается капиталистами, она существует и среди трудящихся всех профессий. Существуют либеральные капиталисты и реакционные рабочие. Характерологический анализ не признает классовых различий».

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ
1. Чем объясняется возрастание динамизма социальных процессов в XX веке?
2. Какие формы социальных отношений принимало стремление общественных групп отстаивать свои экономические интересы?
3. Сравните приведенные в тексте две точки зрения на социальный статус личности и обсудите правомерность каждой из них. Сделайте свои выводы.
4. Уточните, какое содержание вы вкладываете в понятие «социальные отношения». Какими факторами определяется социальный климат общества? Раскройте роль профсоюзного движения в его создании.
5. Сравните взгляды, приведенные в приложении на задачи профсоюзного движения. Как влиял экономический детерминизм идеологов Коминтерна на их отношение к профсоюзам? Содействовала ли их позиция успехам профсоюзного движения?

§ 9. РЕФОРМЫ И РЕВОЛЮЦИИ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ 1900—1945 ГГ.

В прошлом революции играли особую роль в общественном развитии. Начинаясь со стихийного взрыва недовольства народных масс, они были симптомом существования в обществе острейших противоречий и одновременно средством их скорейшего разрешения. Революции разрушали утратившие эффективность и доверие масс институты власти, низвергали прежнюю правящую элиту (или правящий класс), устраняли или подрывали экономические основы ее господства, вели к перераспределению собственности, меняли формы ее использования. Однако закономерности развития революционных процессов, которые прослеживались на опыте буржуазных революций стран Европы и Северной Америки XVII—XIX веков, в XX веке существенным образом изменились.
Реформы и социальная инженерия. Прежде всего изменилось соотношение между реформой и революцией. Попытки методами реформ решить обостряющиеся проблемы предпринимались и в прошлом, но неспособность большинства правящей знати переступить рамки сословных предубеждений, освященных традициями представлений определяла ограниченность и низкую эффективность реформ.
С развитием представительной демократии, введением всеобщего избирательного права, ростом роли государства в регулировании социальных и экономических процессов осуществление преобразований стало возможным без нарушения нормального течения политической жизни. Свой протест в странах демократии массы получили возможность выражать без насилия, у избирательных урн.
История XX века дала немало примеров, когда перемены, связанные с изменениями в характере общественных отношений, функционировании политических институтов, во многих странах происходили постепенно, были итогом реформ, а не насильственных действий. Так, индустриальное общество с такими его чертами как концентрация производства и капитала, всеобщее избирательное право, активная социальная политика, коренным образом отличалось от капитализма свободной конкуренции XIX века, но переход от одного к другому в большинстве стран Европы носил эволюционный характер.
Проблемы, которые в прошлом представлялись непреодолимыми без насильственного ниспровержения существующего строя, многие страны мира решали с помощью экспериментов с так называемой социальной инженерией. Это понятие впервые было использовано теоретиками британского профсоюзного движения Сиднеем и Беатрисой Вебб, оно стало общепринятым в правовой и политической науке 1920—1940-х гг.
Под социальной инженерией понимается использование рычагов государственной власти для влияния на жизнь общества, ее перестройки в соответствии с теоретически разработанными, умозрительными моделями, что было особенно характерно для тоталитарных режимов. Нередко эти эксперименты вели к разрушению живой ткани общества, не порождая нового, здорового социального организма. В то же время там, где методы социальной инженерии применялись взвешенно и осторожно, с учетом стремлений и потребностей большинства населения, материальных возможностей, как правило, удавалось сглаживать возникающие противоречия, обеспечивать повышение уровня жизни людей, разрешение волнующих их проблем со значительно меньшими издержками.
Социальная инженерия охватывает и такую сферу деятельности, как формирование общественного мнения с помощью средств массовой информации. Это не исключает элементов стихийности в реакции масс на те или иные события, поскольку возможности манипулирования людьми со стороны политических сил, выступающих как за сохранение существующих порядков, так и за их ниспровержение революционным путем, не безграничны. Так, в рамках Коминтерна еще в начале 1920-х гг. выделилось ультрарадикальное, ультралевое направление. Его представители (Л.Д. Троцкий, Р. Фишер, А. Маслов, М. Рой и др.), исходя из ленинской теории империализма, утверждали, что противоречия в большинстве стран мира достигли предельной остроты. Они предполагали, что достаточно небольшого толчка изнутри или извне, в том числе и в виде актов террора, насильственного «экспорта революции» из страны в страну, чтобы реализовать социальные идеалы марксизма. Однако попытки подталкивания революций (в частности, в Польше во время советско-польской войны 1920 г., в Германии и Болгарии в 1923 г.) неизменно терпели неудачу. Соответственно, влияние представителей ультрарадикального уклона в Коминтерне постепенно слабело, в 1920—1930-е гг. они были изгнаны из рядов большинства его секций. Тем не менее, радикализм в XX веке продолжал играть большую роль в мировом общественно-политическом развитии.
Революции и насилие: опыт России. В странах демократии сложилось негативное отношение к революциям как к проявлению нецивилизованности, свойственному слаборазвитым, недемократическим странам. Формированию такого отношения способствовал опыт революций XX века. Большая часть попыток насильственного свержения существующего строя подавлялась вооруженной силой, что было связано с большими жертвами. Даже за успешной революцией следовала кровопролитная гражданская война. В условиях постоянного совершенствования военной техники разрушительные последствия, как правило, превосходили всякие ожидания. В Мексике во время революции и крестьянской войны 1910— 1917 гг. погибло не менее 1 млн. человек. В гражданской войне в России 1918—1922 гг. погибло не менее 8 млн. человек, почти столько же, сколько все воюющие страны, вместе взятые, потеряли в первой мировой войне 1914—1918 гг. 4/5 промышленности было разрушено, основные кадры специалистов, квалифицированных работников эмигрировали или погибли.
Такой путь решения противоречий индустриального общества, который снимает их остроту за счет того, что отбрасывает общество к доиндустриальной фазе развития, едва ли можно считать отвечающим интересам каких-либо слоев населения. Кроме того, при высокой степени развитости мирохозяйственных связей революция в любом государстве, следующая за ней гражданская война затрагивают интересы зарубежных инвесторов, товаропроизводителей. Это побуждает правительства иностранных держав принимать меры по защите своих граждан и их собственности, содействовать стабилизации положения в охваченной гражданской войной стране. Подобные меры, особенно если они осуществляются военными средствами, добавляют к гражданской войне интервенцию, приносящую еще большие жертвы и разрушения.
Революции XX века: основы типологии. По мнению английского экономиста Д. Кейнса, одного из создателей концепции государственного регулирования рыночной экономики, сами по себе революции не решают социальных и экономических проблем. В то же время они могут создавать политические предпосылки их решения, быть инструментом свержения политических режимов тирании и угнетения, неспособных к проведению реформ, отстранения от власти слабых лидеров, бессильных предотвратить обострение противоречий в обществе.
По политическим целям и последствиям, применительно к первой половине XX века, выделяются следующие основные типы революций.
Во-первых, демократические революции, направленные против авторитарных режимов (диктатур, абсолютистских монархий), завершающиеся полным или частичным утверждением демократии.
В развитых странах первой из революций этого типа была русская революция 1905—1907 гг., придавшая российскому самодержавию черты конституционной монархии. Незавершенность перемен привела к кризису и Февральской революции 1917 г. в России, положившей конец 300-летнему правлению династии Романовых. В ноябре 1918 г. в результате революции была свергнута дискредитировавшая себя поражением в первой мировой войне монархия в Германии. Возникшую республику называли Веймарской, поскольку Учредительное собрание, принявшее демократическую конституцию, состоялось в 1919 г. в городе Веймаре. В Испании в 1931 г. была свергнута монархия, провозглашена демократическая республика.
Ареной революционного, демократического движения в XX веке стала Латинская Америка, где в Мексике в результате революции 1910—1917 гг. утвердилась республиканская форма правления.
Демократические революции охватили и ряд стран Азии. В 1911—1912 гг. в Китае в результате подъема революционного движения, возглавленного Сунь Ятсеном, была свергнута монархия. Китай был провозглашен республикой, однако фактическая власть оказалась в руках провинциальных феодально-милитаристских клик, что обусловило новую волну революционного движения. В 1925 г. в Китае было сформировано национальное правительство во главе с генералом Чан Кайши, возник режим формально демократический, фактически — однопартийный, авторитарного типа.
Демократическое движение изменило облик Турции. Революция 1908 г. и утверждение конституционной монархии открыли путь реформам, однако их незавершенность, поражение в первой мировой войне стали причиной революции 1918—1923 гг., возглавленной Мустафой Кемалем. Была ликвидирована монархия, в 1924 г. Турция стала светской республикой.
Во-вторых, типичными для XX века стали национально-освободительные революции. В 1918 г. они охватили Австро-Венгрию, распавшуюся в результате освободительного движения народов против власти династии Габсбургов на Австрию, Венгрию и Чехословакию. Национально-освободительные движения развернулись во многих колониях и полуколониях европейских стран, в частности в Египте, Сирии, Ираке, Индии, хотя наибольший подъем национально-освободительного Движения наметился после второй мировой войны. Его итогом было освобождение народов от власти колониальной администрации метрополий, обретение ими собственной государственности, национальной независимости.
Национально-освободительная направленность присутствовала и во многих демократических революциях, особенно когда они были нацелены против режимов, опиравшихся на поддержку иностранных держав, совершались в условиях иностранного военного вмешательства. Таковы были революции в Мексике, Китае и Турции, хотя они и не были колониями.
Специфическим результатом революций в ряде стран Азии и Африки, осуществлявшихся под лозунгами преодоления зависимости от иностранных держав, выступало установление режимов, традиционных, привычных для малообразованного большинства населения. Чаще всего эти режимы оказываются авторитарными — монархическими, теократическими, олигархическими, отражающими интересы местной знати.
Стремления возврата к прошлому появлялись как реакция на разрушение традиционного уклада, верований, образа жизни из-за вторжения иностранного капитала, модернизации экономики, социальных и политических реформ, задевавших интересы местной знати. Одной из первых попыток свершения традиционалистской революции было так называемое «боксерское» восстание в Китае в 1900 г., инициаторами которого стали крестьяне и городская беднота.
В ряде стран, в том числе развитых, оказывающих большое влияние на международную жизнь, произошли революции, приведшие к установлению тоталитарных режимов. Особенность этих революций состояла в том, что они происходили в странах второй волны модернизации, где государство традиционно играло особую роль в обществе. С расширением его роли, вплоть до установления тотального (всеобъемлющего) контроля государства над всеми сторонами общественной жизни, массы связывали перспективу решения любых проблем.
Тоталитарные режимы утверждались в странах, где демократические институты были непрочными и малоэффективными, но условия демократии обеспечивали возможность беспрепятственной деятельности политических сил, готовящих ее ниспровержение. Первая из революций XX века, завершившаяся установлением тоталитарного режима, произошла в России в октябре 1917 г.
Для большинства революций вооруженное насилие, широкое участие народных масс было распространенным, но не обязательным атрибутом. Нередко революции начинались с верхушечного переворота, прихода к власти лидеров, инициировавших перемены. При этом чаще всего возникший непосредственно в итоге революции политический режим оказывался не способен найти решение тех проблем, которые стали ее причиной. Это определяло наступление новых подъемов революционного движения, следовавших друг за другом, по-j ка общество не приходило в устойчивое состояние.
ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ
Из книги Дж. Кейнса «Экономические последствия Версальского договора»:
«Мятежи и революции возможны, но в настоящее время они не способны играть сколько-нибудь значительную роль. Против политической тирании и несправедливости революция может послужить оружием защиты. Но что может дать революция тем, страдания которых происходят от лишений экономического свойства, такая революция, которую вызовет не несправедливость распределения благ, но общий их недостаток? Единственной гарантией против революции в Центральной Европе является то, что даже для людей, сильнее всего охваченных отчаянием, она не дает надежды на сколько-нибудь существенное облегчение <...> События грядущих годов будут направляться не сознательными действиями государственных деятелей, но скрытыми течениями, непрерывно бегущими под поверхностью политической истории, результаты которой никто не в состоянии предсказать. Нам дан лишь способ влиять на эти скрытые течения; этот способ заключается в использовании тех сил просвещения и воображения, которые изменяют мнение людей. Провозглашение истины, разоблачение иллюзий, уничтожение ненависти, расширение и просвещение человеческих чувств и умов — таковы наши средства».
Из работы Л.Д. Троцкого «Что же такое перманентная революция? (Основные положения)»:
«Завоевание власти пролетариатом не завершает революцию, а только открывает ее. Социалистическое строительство мыслимо лишь на основе классовой борьбы в национальном и международном масштабе. Эта борьба, в условиях решающего преобладания капиталистических отношений на международной арене, будет неизбежно приводить ко взрывам внутренней, то есть гражданской и внешней революционной войны. В этом состоит перманентный характер социалистической революции как таковой, независимо от того, идет ли дело об отсталой стране, только вчера завершившей свой демократический переворот, или о старой демократической стране, прошедшей через долгую эпоху демократии и парламентаризма.
Завершение социалистической революции в национальных рамках немыслимо. Одна из основных причин кризиса буржуазного общества состоит в том, что созданные им производительные силы не могут более мириться с рамками национального государства Отсюда вытекают империалистические войны <...> Социалистическая революция начинается на национальной арене, развивается на национальной и завершается на мировой. Таким образом социалистическая революция становится перманентной в новом, более широком смысле слова: она не получает своего завершения до окончательного торжества нового общества на всей нашей планете.
Указанная выше схема развития мировой революции снимает вопрос о странах «созревших» и «не созревших» для социализма в духе той педантски-безжизненной квалификации, которую дает нынешняя программа Коминтерна. Поскольку капитализм создал мировой рынок, мировое разделение труда и мировые производительные силы, постольку он подготовил мировое хозяйство в целом для социалистического переустройства».
Из работы К. Каутского «Терроризм и коммунизм»:
«Ленин очень хотел бы пронести через Европу победоносно знамена своей революции, но видов на это у него нет. Революционный милитаризм большевиков не обогатит Россию, он может стать лишь новым источником ее обнищания. Ныне русская промышленность поскольку она приведена в движение, работает преимущественно на нужды армий, а не для продуктивных целей. Русский коммунизм становится воистину социализмом казармы <...> Никакая всемирная революция, никакая помощь извне не могут устранить паралич большевистских методов. Задача европейского социализма по отношению к «коммунизму» совершенно иная: заботиться о том, чтобы моральная катастрофа одного, определенного метода социализма не стала катастрофой социализма вообще- чтобы была проведена резкая разграничительная грань между этим и марксистским методом и чтобы массовое сознание восприняло это различие».

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ
1 Вспомните, какие революции в истории ряда стран до XX века вы изучали? Как вы понимаете содержание терминов «революция», «революция как политическое явление». и
2 В чем состоят различия в социальных функциях революции прошедших столетий и XX века? Почему взгляды на роль революций изменились? З.Подумайте и объясните: революция или реформы - при каких социально-экономических, политических условиях реализуется та или иная альтернатива?
4.На основе прочитанного текста и изученных ранее курсов истории составьте сводную таблицу «Революции в мире в первые десятилетия XX века» по следующим графам:


Дата

Страна

Революция, цели, характер. тип

Итоги, последствия, значение

Сделайте возможные выводы из полученных данных.
5. Назовите имена наиболее известных вам революционных деятелей мира. Определите свое отношение к ним, оцените значение их деятельности.
6. Используя приведенный в приложении материал, охарактеризуйте типичное отношение теоретиков либералов (Д. Кейнс), «левых» коммунистов (Л.Д. Троцкий) и социал-демократов (К. Каутский) к революциям.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика