МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

 

На правах рукописи

 

Пашинский Владимир Михайлович

 

Поколенческий подход в социологическом исследованее социально-исторического развития

 

 

Специальность 22.00.01 – Теория, методология и история социологии

 

 

 

Автореферат

 

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

 

 

 

Москва-2009

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы исследования. В основе процесса мощного и во многих смыслах успешного развития человеческой цивилизации на Земле лежит осознанное использование открытых людьми законов существования окружающего мира. Последние века человеческой истории стали временем триумфа естественно-научного знания, которое благодаря использованию законов физической реальности позволило буквально перевернуть жизнь людей.

Однако по сравнению с естественными науками социальные науки существенно отстают в своем развитии. До сих пор не удалось открыть социетальные законы, по своему характеру сопоставимые с объективными законами физики или химии. Подчас существование таких законов даже отрицается на том основании, что социальная реальность создается человеком, который является субъектом деятельности, а потому она принципиально не может подчиняться надындивидуальным и в этом смысле объективным законам эволюции обществ.

Подобные настроения особенно оживают в периоды мощных социальных перемен, которые несут с собой значительные элементы непредсказуемости в развитии социальных процессов и отрицательно сказываются на духовном и физическом самочувствии людей. Человек перестает ощущать себя сознательным существом, способным культурно постоять за себя и начинает возвращаться к тем более примитивным формам поведения, от которых он уходил в процессе собственной эволюции от «человекообразного» существа к человеку разумному.

По этой причине исследования социально-исторического процесса и выявление социетальных закономерностей всегда остается одной из самых актуальных проблем среди собственно научных проблем. Вопросы развития человеческого капитала, анализа особенностей социального, политического и экономического развития современной России требуют обращения к поколенческой проблематике[1]. В настоящей работе исследуется поколенческий подход в социологическом исследовании, основной целью такого подхода является поиск универсальных поколенческих законов социально-исторического развития; в работе показаны особенности этого подхода и его преимущества по сравнению с другими подходами.

Проблема диссертационного исследования понимается автором как противоречие между потребностью в использовании знания закономерностей поколенческой динамики в социологическом исследовании социально-исторического развития и отсутствием этого знания.

Степень разработанности проблемы. Смена поколений - это основной «эндогенный» ритм социального развития обществ и социализации индивидов. Поэтому к поколенческой проблематике обращались самые выдающиеся мыслители и исследователи (политики, историки, психологи, социологи) - Аристотель, Ж.Боден, М.Вебер, Д.Вико, Г.В.Ф.Гегель, В.Дильтей, Э.Дюркгейм, О.Конт, К.Маркс, В.И.Ленин, Ш.Монтескье, Т.Парсонс, Платон, С.М.Соловьев, П.Сорокин, Г.Спенсер, З.Фрейд, Ф.Энгельс и многие другие. В их трудах использовались разные варианты понятия поколения в рамках разных подходов к исследованию социальных явлений.

Первые попытки исследования собственно закономерностей поколенческой динамики в контексте социально-исторического развития имели место еще в XVIII в. (Д.Юм), но основные усилия по обнаружению законов поколенческой динамики и их связи с развитием обществ были предприняты учеными второй половины XIX и начала XX века - Г.Адамсом, Дж.Дромелем, А.Курно, Ф.Мантре, О.Лоренцем, В.Пиндером, Л.фон Ранке, Н.Г.Чернышевским и др.; исследователями было сформулировано два варианта закона смены поколений (с 15-летней и 30-летней средней длительностью поколений).

В XX в. в работах С.Н.Айзенштадта, К.Мангейма, М.Мид, Х.Ортеги-и-Гассета и др. и отечественных исследователей А.И.Афанасьевой, И.В.Бестужева-Лады, Б.В.Дубина, В.И., И.С.Кона, Ю.М.Лотмана, А.В.Толстых, Ю.В.Яковца и др. исследовались процессы поколенческой динамики и само понятие поколения. В частности, рассматривались:

- понятие социально-исторического процесса (это процесс взаимосвязанного развития индивидов и создаваемой индивидами социальной реальности; «невидимой осью» этого процесса является смена поколений);

- понятие социально-исторического поколения (это особая динамическая целостность, формирующаяся в процессе социализации входящих в жизнь индивидов и отражающая особенности организации  жизнедеятельности данного человеческого сообщества, доминирующие в данный период);

- понятие регулярных поколенческих ритмов (это периоды в среднем постоянной (например 15-летней или 30-летней) длительности, которые отражают доминирующий в данный период тип социализации, например, традиционалистский или антитрадиционалистский тип).

Наиболее заметный вклад в социологическое исследование регулярной поколенческой динамики принадлежит К.Мангейму и Х.Ортеге-и-Гассету. К.Мангейм проделал понятийный анализ проблемы поколений и пришел к выводу об отсутствии регулярной поколенческой динамики (вследствие чего отказался от эмпирического анализа проблемы), а Ортега-и-Гассет провел концептуальный анализ именно регулярной поколенческой динамики, связал ее с процессами социализации, но не смог корректно проверить свои построения. Эта неполнота методологического и методического анализа закономерностей поколенческой динамики и определила выбор автором темы исследования.

Настоящее диссертационное исследование представляет собой попытку создания целостной концепции регулярной поколенческой динамики на базе имеющихся в современной науке теоретических разработок и эмпирических исследований в области структурно-функционального анализа, теории действия, социологии знания, исторической социологии, социальной истории, социальной психологии, цивилизационного подхода. Для целей настоящего исследования особенно важно существующее в исторической социологии понимание тесной взаимосвязи процессов социализации индивидов с поколенческой динамикой, когда идентичность индивида и целостность поколения формируются в неразрывной связи друг с другом.

Также необходимо разработать методики эмпирической проверки общеконцептуальных построений,- такие, которые позволяли бы подтвердить или опровергнуть существование связи между закономерностями поколенческой динамики и теми процессами социально-исторической эволюции, которые отражены в концептуальных схемах периодизации исторического развития человеческих сообществ.

Таким образом, темой настоящего исследования является поколенческая динамика как фактор социетального уровня; социологическими показателями социальной динамики являются регулярность и длительность поколенческих циклов.

Объект исследования - социально-исторический процесс.

Предмет исследования - поколенческий подход к социологическому исследованию социально-исторического развития.

Цель исследования - разработка методолого-теоретических оснований поколенческого подхода в социологическом исследовании социально-исторического развития и выявление в нем регулярных поколенческих циклов.

Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи:

- определить возможности и исследовать ограниченность сложившихся в науке теоретико-методологических подходов к исследованию социетальных процессов и апробировать поколенческий подход в социологическом исследовании социально-исторического развития;

- определить исследовательские возможности разных вариантов поколенческого подхода (разработанных в рамках позитивизма О.Конта, социологии знания К.Мангейма, философии жизни Х.Ортеги-и-Гассета) к социологическому исследованию регулярной поколенческой динамики, сформировать понятийно-категориальный аппарат поколенческого подхода и выявить основные элементы модели регулярной поколенческой динамики;

- конкретизировать модель регулярной поколенческой динамики и определить основные характеристики тех обществ, в которых эта динамика проявляет себя в наиболее отчетливой форме; разработать методические подходы к идентификации поколенческих циклов и их сопоставлению с динамикой социально-исторического развития;

- выявить поколенческие циклы в советский период истории российской цивилизации;

- выявить регулярные поколенческие циклы российской цивилизации за весь период ее существования;

- сопоставить хронологию российской регулярной поколенческой цикличности с данными по социально-политической динамике России, Западной Европы и США, оценить соответствие (несоответствие) между реальной поколенческой динамикой и известными схемам периодизации истории и выявить конкретные поколенческие закономерности социально-исторического развития;

- сформулировать направления дальнейшей работы по исследованию закономерностей регулярной поколенческой динамики.

Теоретической и методологической основой диссертационной работы являются работы зарубежных и отечественных авторов в области социальной философии, социальной истории, исторической социологии, системных исследований и социальной психологии, в первую очередь, работы П.Бергера и Т.Лукмана, О.Конта, К.Мангейма, Х.Ортеги-и-Гассета и представителей Школы «Анналов».

Информационную базу исследования составляют исторические исследования и материалы, статистические материалы по истории России, Западной Европы и США.

Научная новизна исследования:

- на основе междисциплинарного анализа различных научных подходов к социально-историческому процессу исследована ограниченность сложившихся в науке теоретико-методологических подходов к исследованию поколенческого аспекта социально-исторического процесса;

- оценены исследовательские возможности разных вариантов поколенческого подхода; использована позитивистская интерпретация результатов методологически-широкого круга исследований социально-исторических процесса для того, чтобы сделать результаты этих исследований доступными для структурно-функционального анализа; сформирован понятийный аппарат исследования поколенческих закономерностей социально-исторического развития и определены основные элементы модели регулярной поколенческой динамики;

- разработан новый вариант поколенческого подхода в социологическом исследовании процесса социально-исторического развития; уточнена модель регулярной поколенческой динамики; разработаны методика идентификации регулярных поколенческих циклов и методика сопоставления поколенческой динамики с периодизационными схемами социально-исторического развития обществ;

- выявлены 36-летний и 32-летний поколенческие циклы советского периода российской истории;

- выявлен в среднем 32-летний поколенческий цикл, устойчиво существующий на протяжении всей российской истории;

- сопоставлена динамика поколенческих циклов со схемами периодизации исторического развития России, Западной Европы и США и сформулированы два поколенческих закона социально-исторического развития – закон постоянства длительности социально-исторических поколений и закон поколенческих оснований социально-исторического развития человеческих обществ;

- намечены направления дальнейшего исследования регулярной поколенческой динамики.

Положения, выносимые на защиту:

1. Поколенческий подход является наиболее адекватным теоретико-методологическим подходом в исследовании социетальных закономерностей и в интерпретации социально-исторических данных.

2. Понятия социально-исторического процесса, социально-исторического поколения, социализации, экстернализации и интернализации в своей совокупности составляют базис понятийного аппарата поколенческого подхода; основными элементами модели регулярной поколенческой динамики являются устойчивая средняя длительность поколений (примерно 30 или 15 лет) и конфликт между соседними поколениями, обусловленный радикальным различием между формами самоутверждения доминирующего поколения, контролирующего условия социализации зависимого поколения и формами самоутверждения зависимого поколения.

3. Та или иная длительность поколений (30 или 15 лет) и еще более коротких периодов смены типа социализации (7.5-, 3.75- и т.д. летние когорты) обусловлена особенностями политической организации общества.

4. В советский период истории выделяются два поколенческих цикла 1917-1953 и 1953-1985 гг., каждый из которых состоит из пары примерно 16-18-летних циклов.

5. При усреднении по вековым интервалам длительность социально-исторических поколений составляет в России в среднем 32±3 года и не зависит от конкретного места и времени.

6. Моменты начала наиболее длительных (4-, 8- и 16-поколенческих) периодов совпадают с рубежами исторических периодов, зафиксированных в схемах периодизации исторического развития Западной Европы и США. Мерой соответствия (несоответствия) между реальной поколенческой динамикой тех или иных обществ и разработанными усилиями историков схемами периодизации истории этих обществ является степень взаимного хронологического перекрытия поколенческих периодов и периодов схем периодизации истории данных обществ.

7. Наиболее перспективным направлением дальнейших исследований регулярной поколенческой динамики является анализ пространственных закономерностей социального развития, скоррелированных с поколенческой динамикой и выявление единых пространственно-временных закономерностей.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что  разработан новый вариант поколенческого подхода в социологическом исследовании социально-исторического развития обществ и представлена авторская концепция поколенческой динамики больших социальных систем ранга локальных цивилизаций, которая:

- может использоваться в качестве теоретической и методологической основы научных исследований самых разных аспектов цивилизационной динамики;

- расширяет реальные возможности естественно-научного по своим корням подхода к исследованию социальных процессов и явлений;

- раскрывает возможности позитивистской интепретации количественных результатов по поколенческой динамике, полученных в рамках широкого спектра иных исследовательских подходов;

- вносит свой вклад в развитие современной российской социологии.

Практическая значимость исследования определяется тем, что суммированные в диссертации положения и результаты:

- способствуют пониманию реальных механизмов социально-исторического процесса;

- предлагают новый подход к исследованию социальных явлений и процессов и новые методики анализа;

- позволяют выявить новые проблемы в социальных науках и истории;

- потенциально представляют собой ценность для учебных программ и курсов по теоретической и прикладной социологии (в первую очередь, по структурно-функциональному анализу), исторической социологии, социальной истории, социальной психологии.

Апробация результатов исследования. Основные положения и полученные результаты исследования были представлены в докладах на Первом Всероссийском социологическом конгрессе «Общество и социология: новые реалии и новые идеи» (2000), на III Международной научной конференции «Россия: тенденции и перспективы развития» (2002) и на III Всероссийском социологическом конгрессе «Социология и общество: проблемы и пути взаимодействия» (2008).

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуются состояние и степень разработанности проблемы, определяются объект и предмет анализа, формулируются цели работы и задачи, необходимые для их достижения, определяется научная новизна работы и характеризуются теоретическая и практическая значимость исследования, описаны формы апробации положений диссертации.

Первая глава «Теоретико-методологические аспекты поколенческого подхода к исследованию социально-исторического процесса» посвящена теоретико-социологическому обоснованию поколенческого подхода в социологическом исследовании социально-исторического процесса и разработке методологии поиска поколенческих законов социального развития, определению возможного разнообразия закономерностей поколенческой динамики и уточнению системных особенностей тех объектов, которые наиболее адекватны задаче исследования поколенческой динамики.

В первом параграфе «Научные подходы к интерпретации социально-исторического процесса» представлен краткий анализ существующих подходов в социологическом исследовании социально-исторического процесса и обоснованы преимущества поколенческого подхода. Подчеркнуто значение результатов, полученных в исторической социологии и социологии знания. Историческая социология рассматривается как исследование закономерностей социально-исторического процесса, отраженных в концептуальных построениях историков и социологов, а социология знания - как исследование закономерностей процесса социализации (в целом) и как исследование закономерностей поколенческой динамики, рождающейся в процессе социализации (в частности). Определяется общий потенциал существующих эмпирических результатов по изучению поколенческой динамики. Особое внимание уделено подходу П.Бергера и Т.Лукмана[2], позволяющему с единых позиций анализировать результаты, полученные при использовании других исследовательских подходов.

В первой части параграфа«Понятие социально-исторического процесса и методологические подходы к его исследованию» рассмотрены существующие подходы в социологическом исследовании социально-исторического процесса и показана их неполнота. Обоснована необходимость обращения к поколенческому подходу. Показано, что количественные (статистико-вероятностные) способы определения и идентификации поколений и качественные приемы изучения поколенческой динамики обладают каждые своими принципиальными недостатками, не позволяющими осуществлять корректное сопоставление поколенческой динамики с социально-исторической динамикой обществ. В частности, количественные способы определения и идентификации поколений допускают редукционистское сведение холистических по своей природе социальных явлений и процессов к тому или иному конечному набору параметров, что удобно для сопоставлений (в данном случае – сопоставлений поколенческой динамики с периодизационными схемами социально-исторического развития обществ), но редукция приводит к искажению самой сущности социального, так что результаты анализа поколенческой динамики неадекватно отражают реальность. Качественные же способы определения и идентификации поколений позволяют уловить целостность и несводимость процессов к конечной сумме признаков, но сами по себе не обеспечивают количественной однородности данных, поскольку последняя является одним из типов редукции к определенному параметру (или параметрам). Поэтому необходимо такое сочетание качественной и количественной сторон анализа, которое позволило бы оптимально использовать преимущества и количественного, и качественного исследования.

Эта задача решается во второй части параграфа «Социология знания как исходная база для поиска закономерностей поколенческой динамики» обращением к наиболее общим социально-философским принципам изучения социальных процессов. В целом можно выделить два типа основных методологических подходов: реалистский и номиналистский. Первый, реалистский тип, лежит в основе количественного анализа явлений социальной реальности; согласно ему допускается сведение холистической сущности социальных явлений к конечному набору отдельных параметров (сторон) явления; при соблюдении определенных правил конструируемая для этих параметров модель в некоторой значимой для исследователя области остается адекватной анализируемому явлению и обеспечивает адекватные выводы в отношении сущности изучаемых явлений и процессов.

Второй, номиналистский тип подходов, лежит в основе качественного анализа явлений социальной реальности и допускает поливариантность результатов анализа, то есть исключает однозначность причинно-следственных связей.

Эти два типа рассматриваются как крайности, отрицательные стороны которых могут быть сняты в рамках концептуалистской онтологии, согласно которой социальная реальность не сводится ни к реалистским, независимым от человека явлениям, ни к номиналистским индивидуальным мирам, а представляет собой надындивидуальные явления и процессы, порождаемые в ходе взаимодействия людей в процессе их социализации. Такой подход реализован в рамках социологии знания П.Бергером и Т.Лукманом. Он позволяет рассматривать любое поведение людей как составную часть процессов конструирования социальной реальности в их непосредственной связи с процессами социализации индивидов. Тем самым, в рамках разных исследовательских направлений выявляются сопоставимые концептуальные компоненты, относящиеся к процессу социализации как одной из главных областей (если не самой главной) функционирования знания и формирования надындивидуальной социальной реальности. Выделенные таким образом методологические компоненты «функционализировались», то есть интерпретировались в терминах позитивистки-ориентированного анализа, и использовались для конструирования обобщенной модели регулярной поколенческой динамики.

В ходе анализа была выявлена неполная адекватность системы взглядов П.Бергера и Т.Лукмана реальному механизму социализации и соответственно потребовалась коррекция используемой ими понятийной системы. В рамках процесса взаимодействия индивида и общества они выделяют два «зеркальных» процесса: формирование общества человеком и формирование человека обществом. В первом случае они выделяют две составляющие - экстернализацию и объективацию. Первое - это создание человеком новых форм социального поведения, второе - приобретение этими формами надындивидуального характера. А во втором случае они фиксируют только интернализацию. Но ведь очевидно, что процесс создания человеком социальных форм и процесс формирования обществом человека являются «симметричными» и потому во втором случае тоже должно быть две составляющих -  интернализация и субъективация. Первое - это механическое освоение стереотипов поведения, второе - включение форм поведения в целостный образ мира, которым индивид руководствуется в своем поведении как субъект деятельности; психологи говорят в таком случае о формировании гештальта, то есть об особой переработке внешней информации, обеспечивающей подстраивание этой информации под человекоразмерную, ограниченную по своему объему память и пропускную способность органов чувств и мозга отдельного человека.

Второй параграф «Интерпретация основных понятий поколенческой динамики» может рассматриваться в качестве центрального параграфа всей работы. Он преимущественно посвящен критическому анализу двух основных поколенческих концепций - К.Мангейма и Х.Ортеги-и-Гассета, интегрировавших в себе все главные достижения в исследованиях законов поколенческой динамики, и на основе этого анализа - конструированию усовершенствованной концепции поколенческой динамики.

Сначала в параграфе представлен позитивистский (Контовский) подход к проблеме поколенческой динамики, что позволяет сразу же задать общую позитивистскую направленность анализа. Поскольку поколенческие концепции К.Мангейма и Х.Ортеги-и-Гассета могут рассматриваться в качестве своего рода реакции на неудачу позитивистких попыток решения проблемы поколений, было бы неразумно укладывать их на прокрустово ложе Контовских заключений, а потому для обеспечения методологического единства изучения взглядов всех трех исследователей (включая О.Конта) был использован подход, развиваемый П.Бергером и Т.Лукманом. Критический разбор взглядов О.Конта, К.Мангейма и Х.Ортеги-и-Гассета и полученные при этом теоретические выводы позволили выявить ряд непроработанных положений в их концепциях и сформулировать обновленную концепцию социально-исторических поколений, более адекватно выражающую сущность поколенческих процессов социального развития; в параграфе представлены базисные элементы новой модели социально-исторического поколения и оценена область применимости модели.

Во-первых, показано, что в представлениях О.Конта, К.Мангейма и Х.Ортеги-и-Гассета четко отражен двусторонний характер отношений человека и общества в процессе социализации; тем самым их выводы могут быть интерпретированы в рамках единой системы взглядов, построенной на базе скорректированной концепции П.Бергера и Т.Лукмана.

Во-вторых, были сняты излишние ограничения, введенные О.Контом в модель социализации (избавление от них не влияет на сохранение позитивистских оснований для анализа социальных закономерностей). Имеется в виду полученный в диссертации вывод о том, что представления о возможной закономерности поколенческой динамики не должны сводиться к представлению о некоторой тривиальной, простой закономерности в виде постоянной длительности поколений, то есть не должны ограничиваться представлением о простом балансе вокруг некоторого среднего, когда длительность отдельных поколений колеблется в ограниченных пределах вокруг среднего значения некоторым случайным образом. Из исследований поведения сложных систем известно о возможности существования нескольких состояний равновесия, связанных друг с другом наподобие эпициклов, так что изменения некоторого конечного параметра могут отражать целую иерархию закономерных движений вокруг некоторого среднего. Поэтому помимо простого среднего (длительностью 15 или 30 лет) могут существовать и более долговременные закономерные изменения длительности поколений.

В-третьих, показана методологическая необоснованность заключения К.Мангейма об отсутствии периодичности в динамике поколений, которое он делает при анализе недостатков позитивистского подхода к проблеме поколений и «подтверждает», развивая романтико-исторический подход. В данном случае он совершает логическую ошибку, отождествляя, с одной стороны, общее правило, распространяющееся на неопределенный круг явлений, а, с другой стороны, набор жестких ограничений, вообще говоря, неизвестного характера, которые внятно проявляются, вероятнее всего, лишь в отношении более узкого круга явлений, и потому нельзя исключать, что результатом влияния ограничений станет вполне строгая периодичность в динамике поколений.

В-четвертых, проанализирована методическая ошибка Х.Ортеги-и-Гассета, который в противоположность собственным теоретическим положениям стал проверять свои заключения заведомо неверным способом, а именно идентифицировал динамику поколений по отдельным представителям науки (то есть анализировал поведение «горсти одиночек» вместо изучения поведения особой динамической целостности); полученные при этом выводы формально находились в согласии с его ожиданиями, но по сути не имели к ним никакого отношения.

В результате этого анализа были сформулированы основные элементы целостной концепции формирования поколенческой динамики и была сконструирована модель регулярной поколенческой динамики (как результат процессов социализации), которая вобрала в себя наиболее существенные элементы Ортеговской модели социальных поколений на правах частного варианта. Основные элементы этой модели – иерархическая организация управления обществом (обеспечивает зависимость основной массы членов общества от активного меньшинства), наличие активного меньшинства (определяет основные особенности форм и норм социализации основной массы членов своего поколения), диалектически-дополнительный характер поведения соседних поколений, обеспечивающий отличие соседних поколений друг от друга и, наконец, независимость длительности поколения от средней продолжительности жизни. Учитывая открывшиеся при этом возможности эмпирической проверки теоретических положений, можно говорить о новой, уточненной концепции поколенческой динамики.

В третьем параграфе «Модель регулярной поколенческой динамики и определение путей ее проверки» уточняется новая модель формирования социально-исторических поколений и определяются конкретные особенности тех обществ, в которых поколенческая динамика проявляет себя наиболее явно.

Для этого на уровне теоретического анализа, во-первых, уточняется характер связи целе- и ценностно-рационального типов поведения индивидов с логикой формирования поколений и конструируется универсальная модель «конфликта поколений» как явления, отражающего различие между позициями тех, кто проходит через процессы социализации, и тех, кто сам контролирует условия социализации других.

Во-вторых, конструируется простейшая модель «стационарных возрастных ролей», предполагающая однозначную зависимость статуса от возраста. Эта модель предельно упрощает реальные отношения, которые не предусматривают однозначных соответствий между возрастом и статусом; как известно, при определенных условиях более молодые могут иметь более высокий статус. Неотъемлемым свойством модели «стационарных возрастных ролей» является наличие регулярной поколенческой динамики. Эта модель  служит отправной точкой для последующего усложнения модели и ее постепенного приближения к реальности.

Простейшая модель воплощает один из вариантов структурированного нормативного порядка, обеспечивающего социализацию основной массы членов сообщества под контролем доминирующего меньшинства. Эта модель рассматривается в качестве частного случая более общей модели «стационарных властных ролей», в которой структурированный нормативный порядок реализован в условиях властной иерархизации общества, когда доминирующее меньшинство контролирует условия социализации остальной массы населения, вообще говоря, безотносительно к возрасту как членов господствующего меньшинства, так и членов остальной части сообщества. Показано, что в рамках модели «стационарных властных ролей» регулярная поколенческая динамика сохраняется при всех вариантах структурированного нормативного порядка.

Объединение модели «конфликта поколений» с моделью «стационарных властных ролей» обеспечивает достаточно удобные условия для теоретического анализа процессов социализации и формирования социально-исторических поколений. В результате анализа получены выводы, касающиеся как динамики поколений в разных типах обществ, так и конкретных возрастных характеристик членов этих поколений. В частности, были установлены причины существования поколений как 30-летней, так и 15-летней длительности: в унитарно-организованных системах (таких как Россия) социально-исторические поколения должны иметь примерно 30-летнюю длительность, тогда как в полицентрических сообществах (таких как США) они могут быть в 2, 4 и т.д. раза короче.

На основании проведенного в главе 1 анализа были сформулированы следующие рабочие гипотезы.

1. В социальной динамике российской цивилизации должны фиксироваться примерно 30-летние циклы, порожденные сменой поколений.

2. Эти циклы должны быть связаны с существенными изменениями во всех сферах жизнедеятельности российского сообщества.

3. Индикатором циклической динамики является поведение первых лиц государственной власти, которые в целях эффективности управления вынуждены приспосабливаться к объективной динамике поколенческих ритмов российского социума.

4. Поскольку поколенческая динамика является своего рода основанием всего социально-исторического процесса, постольку концепции периодизации истории России должны проявлять свою поколенческую природу.

Последняя гипотеза звучит несколько неопределенно, но ее можно будет сформулировать точнее, только определив реальный характер поколенческой динамики. В предварительном плане можно ожидать совпадения рубежей поколенческой динамики с рубежами схем периодизации российской истории.

Вторая глава «Эмпирический анализ поколенческой динамики в регионе российской локальной цивилизации» посвящена проверке общей модели поколенческой динамики на конкретном материале и определению реальных параметров поколенческой динамики в разных обществах.

В первом параграфе «Идентификация хронологических рамок российских поколений в советский период и анализ временных закономерностей их динамики» рассматриваются особенности поколенческой динамики российской цивилизации в советский период.

Советское государство представляет собой тот тип унитарно-организованного сообщества, который можно считать близким к идеальному типу. В таком обществе власть максимально жестко контролирует процессы социализации и тем самым механизм формирования социальных поколений функционирует предельно отчетливо.

В советский период выделяются два полных поколенческих цикла: 1917-1953 и 1953-1985. Начавшийся в 1985 г. очередной примерно 30-летний цикл вышел за временные рамки периода советской истории; он еще не закончился и в данной работе не рассматривается.

В унитарно-организованных сообществах именно первое лицо власти и его окружение (то есть верхушка власти) являются основными акторами социальных процессов; как показано в данной работе, эффективность их деятельности зависит от соответствия между их поведением и объективными процессами перемен в зависимом обществе; поэтому социально-политические и демографические характеристики верхушки власти отражают реальную поколенческую динамику всего общества. Эти положения легли в основу методики идентификации регулярных поколенческих циклов. В отличие от предсказываемых Х.Ортегой-и-Гассетом 15-летних периодов правления 45-60-летних (которые отражают поколенческую динамику в полицентрических обществах) в советской истории имели место в среднем 34-летние периоды правления 46-80-летних. Схема поколений Х.Ортеги-и-Гассета в своем общем формальном виде определяет рубежи пяти поколений (0-15-30-45-60-75 лет) и в этом смысле не запрещает существование 30-летнего периода правления 45-75-летних; это позволяет согласовать теоретические и эмпирические данные после уточнения параметров поколений. Также на советском материале подтвержден факт чередования двух типов поколенческих циклов – антитрадиционалистского и традиционалистского («поколения перемен» и «поколения стабилизации»), который в следующем параграфе был использован для уточнения методики идентификации регулярных поколенческих циклов.

Во втором параграфе «Идентификация хронологических рамок российских поколений в период до 1917 года и анализ временных закономерностей их динамики» во-первых, уточнены формальные параметры поколений. Анализ российской поколенческой динамики показал, что для всего периода российской истории (879-1985 гг.) средняя длительность поколений составила 32±3 года (более точно 32.5±2.5 лет). Тем самым Ортеговская схема пяти возрастов, которые определяют динамику поколений, должна быть исправлена с 15-30-45-60-75 (лет) на 16-32-48-64-80 (лет). Это уточнение ключевого параметра - длительности социально-исторического поколения – с 30 до 32 лет позволило в дальнейшем выявить четкое соответствие между поколенческой динамикой и схемами периодизации исторического развития разных обществ. При использовании оценки в 30 лет такого соответствия не наблюдается. При этом факт чередования в Российской истории двух типов 32-летних поколений был использован для уточнения методики идентификации регулярных поколенческих циклов.

Во-вторых, было найдено подтверждение уточненной возрастной схеме. В унитарно-организованной  системе вольными или невольными представителями поколений оказываются первые лица и их ближайшее окружение, поэтому рубежи теоретической схемы должны соответствовать реальным возрастам прихода к власти. И действительно, средний возраст прихода к власти в России составил в 966-1917, 1917-1953 и 1953-1985 гг. в среднем 33, 46 и 62 года соответственно. Очевидна близость этих значений к теоретически ожидаемым параметрам модернизированной возрастной схемы (32, 48, 64 года соответственно), что свидетельствует о хорошем согласии между уточненной теорией и реальностью. Увеличение возраста прихода к власти в период после 1917 г. (33, 46 и 62 года) отражает общую тенденцию старения первых лиц государства (и их ближайшего окружения) в советский период, то есть отражает рост степени косности режима управления советским обществом, который роковым образом сказался на судьбе СССР. (Нетрудно видеть, что указанные возрасты соответствуют и Ортеговской схеме с рубежами в 30, 45 и 60 лет.)

Самым важным результатом анализа поколенческой динамики России является обнаружение многоуровневого характера поколенческих ритмов. Эмпирический анализ позволил идентифицировать поколенческую динамику почти для всего летописного периода российской истории (с 879 г. до 1985 г., плюс теоретически вычисляемые поколения для периодов примерно 765-879 и 1985-2056гг.). Содержательное исследование особенностей отдельных поколений выявило их парность (средняя длительность пар составляет 65±3 года), а визуальный анализ распределения этих пар по длительности в сочетании с конкретно-историческими сведениями по динамике российской истории позволил идентифицировать еще более крупные 4-, 8- и 16-поколенческие циклы средней длительностью около 130, 260 и 520 лет соответственно.

4-, 8- и 16-поколенческие циклы по своей длительности соответствуют периодам, характерным для схем исторической периодизации, что позволяет разработать методику сопоставления датировок поколенческой динамики с датировками схем исторической периодизации, что сделано в третьем параграфе.

Итак, третий параграф «Сопоставление хронологии российских поколений с данными по социально-исторической динамике России, Западной Европы и США» посвящен сопоставлению датировок поворотных моментов многоуровневой системы поколенческих циклов с датировками поворотных моментов социально-исторической эволюции. Сначала анализируются схемы периодизации, авторы которых тем или иным образом пытались выяснить возможные связи между поколенческой динамикой и социально-историческим развитием европейских обществ (схемы Ф.Броделя, Г.С.Лебедева, А.Пиренна, А.Л.Янова), затем рассматриваются общие схемы периодизации истории России (С.М.Соловьева и В.О.Ключевского) и Западной Европы; и, наконец, анализируются данные по поколенческой динамике США, которые оказываются имеющими прямое отношение к российской динамике.

Показано, что в отличие от выводов А.Л.Янова, отрицающего связь поколений с социальной динамикой России XVI-XX вв., его собственная схема периодизации социально-политического развития российского общества несет на себе отчетливый отпечаток поколенческих ритмов. Описанные А.Пиренном и Ф.Броделем периоды тоже отражают поколенческую динамику. Лишь поколенческие хронологии, описанные в работах Г.С.Лебедева, в рамках выбранной нами системы критериев не имеют достаточно отчетливой связи с социально-историческими поколениями; более точный ответ в этом случае может дать только более рафинированный собственно исторический анализ.

Показано, что оригинальные схемы С.М.Соловьева и В.О.Ключевского не демонстрируют никакой поколенческой регулярности, за исключением изначально заложенной в них авторами ориентации на периоды правления отдельных персон или на генеалогические колена; никакой иной связи с поколенческими ритмами (как это было в случае периодизации А.Л.Янова) эти схемы не имеют.

Наиболее впечатляющие результаты дало сопоставление поколенческих ритмов, выявленных на российском материале, во-первых, со схемами периодизации истории цивилизаций Западной Европы (начиная с раннего бронзового века, то есть за 5000-летний период) и, во-вторых, с поколенческими ритмами истории США. Было обнаружено прямое соответствие между всеми тремя последовательностями поколений, а именно хронологическое совпадение рубежей всех трех систем поколенческих циклов. Иными словами, западноевропейский регион вместе с двумя его гигантскими соседями - Россией и США - демонстрирует поколенческую синхронность в самых максимальных временных и пространственных рамках, какие только были доступны проверке на имеющихся материалах. Конкретные особенности этой синхронности еще предстоит объяснить, но сам по себе факт зависимости социально-исторического процесса от хронологии поколенческой динамики в обществах разных типов был выявлен с полной отчетливостью.

В частности, установлен факт уменьшения хронологического расхождения между рядами поколенческих циклов в трех регионах при переходе от более коротких (16- и 32-летних) поколенческих циклов к более длинным (65- и 130-летним). Более короткие поколенческие циклы сильнее длинных циклов подвержены влиянию исторических случайностей (последние случайным образом искажают динамику циклов, но на длительных промежутках времени накапливаются и гасят собственное влияние). Тем самым уменьшение расхождения между всё более длительными поколенческими циклами свидетельствует о реальности выявленной поколенческой динамики.

Полученные во второй главе результаты позволили сформулировать два закона - закон постоянства длительности социально-исторических поколений и закон поколенческих оснований социально-исторического развития человеческих обществ. Согласно первому закону длительность социально-исторических поколений составляет в среднем 32±3 года и не зависит от средней продолжительности жизни, а также от географического своеобразия территории, занимаемой обществом, и от исторического периода развития данного общества. Согласно второму закону именно спектр поколенческих циклов длительностью (16)-32-65-130-260-520 (лет) определяет основную динамику социально-исторического развития человеческих обществ.

В заключении дается краткий обзор основных результатов диссертации и обсуждаются перспективы дальнейшей работы по исследованию поколенческой динамики человеческих обществ и ее связей с социальными процессами.

В приложениях представлена критика некоторых представлений О.Конта и К. Мангейма о регулярной поколенческой динамике; рассмотрены конкретные методы сопоставления датировок поколенческой динамики с датировками схем периодизации истории; описана многоуровневая система поколенческих ритмов китайской цивилизации и представлены результаты ее сопоставления с традиционными династическими схемами периодизации китайской истории.

В приложении 1 показана внутренняя противоречивость представлений О.Конта о связи поколенческой динамики с развитием общества и выявлена возможность существования сложной системы регулярных поколенческих ритмов на основе нескольких состояний равновесия в сообществе.

В приложении 2  показана некорректность тех представлений К.Мангейма, на основании которых он пришел к выводу об отсутствии регулярной поколенческой динамики.

В приложении 3 рассмотрены следующие способы проверки соответствий между поколенческой динамикой и периодизационными схемами:

- либо сопоставление периодизационных схем с эмпирически определенной многоуровневой структурой поколенческой динамики,

- либо выяснение степени относительного совпадения (перекрытия) периодов двух последовательностей одного типа,

- либо анализ вероятности совпадения датировок переходных точек двух последовательностей одного типа,

- либо сочетание вышеописанных способов.

В приложении 4 показано, что в китайской, как и в российской истории, наблюдается непрерывная последовательность в среднем 32-летних поколенческих циклов. Но при этом китайская цивилизация демонстрирует несколько особенностей, в частности, наблюдаются пары очень коротких (в среднем 18-летних) циклов,  которые разбивают общий ряд 32-летних циклов на восьмерки 32-летних циклов. Положение пар 18-летних циклов и разделенных ими 8-поколенческих циклов становится понятным в рамках структуры огромного 40-поколенческого цикла длительностью более 1000 лет. В работе показано, что периоды династических правлений тяготеют именно к 8-поколенческим циклам. В приложении 4 сделан вывод о том, что этот 40-поколенческий цикл вызван к жизни специфической демографической ситуацией, которая наблюдается в регионе китайской цивилизации примерно с рубежа нашей эры.

Также в приложении 4 показано, что историческая периодизация более чем 2000-летнего периода китайской истории, предшествующего этому циклу, согласуется не с хронологией данного цикла, а с поколенческими ритмами, наблюдающимися в этот период в западноевропейском регионе. Другими словами, до возникновения специфической демографической ситуации в Китае на всей территории Старого Света наблюдается сходная поколенческая динамика, что свидетельствует о единстве механизмов социально-исторического развития на всей территории Старого Света на протяжении последних 3500 лет его истории.

 

Основные результаты диссертации отражены в следующих публикациях автора:

1. «Отцы и дети» в российской науке//Независимая газета. 1996. 19 марта. С.6, 0,3 п.л.

2. Три главных закона социологии// Социология и общество. Тезисы Первого Всероссийского социологического конгресса «Общество и социология: новые реалии и новые идеи». СПб.:Изд-во «Скифия»,2000. С.524, 0,1 п.л.

3. Национальная идея и «цена истории»//Россия в современном мире. Т.2. Депониров.: М.: ИНИОН РАН,№ 57976 от 08.05.03. С.69-80, 0,3 п.л.

4. Пространственно-временные ограничения на коммуникацию индивидов как фундамент для процессов формирования пространственно-временных закономерностей в развитии социальных структур// III Всероссийский социологический конгресс «Социология и общество: проблемы и пути взаимодействия». Тезисы.- М.: ИС РАН, РОС, 2008, 0,1 п.л.

 

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Минобразования РФ

5. Цикличность в истории России (Взгляд с позиций социальной экологии)//Политические исследования. 1994. №4. С.111-124, 1 п.л.

6. Поколенческая («Ортеговская») модель формирования новых обществ //Социология. 2009 (в печати), 0.4 п.л.

7. Поколенческая динамика первых лиц российского и американского государств// Социология. 2009 (в печати), 0.3 п.л.



[1] Отцы и дети: Поколенческий анализ современной России / Сост.Ю.Левада, Т.Шанин. – М., 2005.

[2] Бергер П.,Лукман Е. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания: Пер.с англ.Е.Руткевич.- М.:Медиум, 1995.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика