МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Корсунский А. Готская Испания

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Исследование генезиса феодализма в странах, которые в античную эпоху входили в состав Римской империи, связано со значительными трудностями. Это, в первую очередь, недостаточная освещенность экономической и социально-политической жизни этих стран, общественного строя варварских племен в IV—V вв. и развития варварских королевств, образовавшихся на римской территории, в источниках того времени.

Разработка проблемы перехода от античности к средневековью на Пиренейском полуострове осложняется рядом дополнительных факторов. Сохранилось очень мало данных о крупном землевладении в Испании V—VII вв. Исследователь ее истории не располагает хозяйственными источниками, подобными франкским полиптикам и картуляриям. Это препятствует изучению процесса зарождения и формирования феодальной собственности.

Естественный ход исторического развития испано-готского общества в начале VIII в. был нарушен арабским завоеванием, поэтому проследить дальнейшую эволюцию социальных институтов римско-варварского общества на испанском материале значительно сложнее, чем, к примеру, на французском или итальянском. Кроме того, сведения о социально-экономической истории христианских государств Пиренейского полуострова в VIII—IX вв. в источниках крайне скудны.

Основными проблемами, которые пытались разрешить исследователи истории готской Испании, были: так называемый континуитет (т. е. судьбы античных социальных и политических учреждений и вообще античной цивилизации на Пиренейском полуострове в рассматриваемые <3 >{ В угловых скобках указаны номера и положение окончаний страниц оригинального издания – Ю. Ш . } столетия), роль германских социальных и политических институтов, в частности, общины, королевской власти, дружины, вопрос о наличии феодализма.

Значение римских и германских элементов в Вестготском государстве оценивалось историками по-разному. Ф. Дан, например, всячески подчеркивал роль готской королевской власти, которая, по его мнению, была носительницей национальной идеи, национального единства германцев. Конфликты между королями и знатью, особенно церковной, закончившиеся победой последней, составляли, утверждал немецкий историк, основное содержание политической борьбы, происходившей в готской Испании 1 .

Э. Перес Пухоль считал, что очень большое влияние на общественное развитие страны оказала дружинная организация готов 2 .

М. Торрес полагал, что названный историк преувеличивал последствия вестготского завоевания для судеб Испании, и доказывал, что хотя Вестготское государство испытывало влияние германских порядков, оно в главных своих чертах оставалось римским. По мнению М.   Торреса, положение А. Допша об отсутствии разрыва между античностью и средними веками вполне применимо к истории Испании 3 .

Несмотря на различия в оценке тех или других социальных и политических институтов Вестготского государства, трудам указанных историков присущи некоторые общие черты: убеждение в том, что в Испании V—VII вв. не произошло глубоких сдвигов в социально-экономических отношениях по сравнению с римской эпохой, представление, будто результатом взаимодействия римских и германских элементов всегда была победа тех или других (но не синтез, не появление новых отношений), стремление решать вопрос о возникновении феодализма <4> главным образом в зависимости от того, насколько сформировались такие институты, как вассалитет, бенефиции, иммунитет. В известной мере эти черты характерны и для работ испанского медиевиста К. Санчес-Альборноса. Правда, в них 4 изучены некоторые существенные сдвиги, которые произошли в общественной жизни Испании после крушения Западной Римской империи. Он нанес удар по распространенному прежде в специальной литературе тезису о непрерывном существовании римской муниципальной системы в Испании вплоть до реконкисты. Римский городской муниципальный строй, доказывает испанский историк, исчез в Вестготском королевстве уже в VI в.

По мнению К. Санчес-Альборноса, в Вестготском государстве сложились вассалитет и бенефициальная система. Но это были лишь предфеодальные отношения, поскольку еще не произошло органического соединения бенефиция и вассалитета.

Изучая корни феодальных отношений, испанский ученый по сути довольствуется констатацией фактов, которые свидетельствуют о значении тех или иных германских институтов, сохранившихся в новых условиях в готской Испании (германская дружина и римская клиентела, прежний, классический, прекарий и т. д.); он ссылается на политическую обстановку в стране (междоусобицы магнатов), ослабление военного духа готов и пр. условия, вынуждавшие вестготских королей опираться на определенный слой магнатов — своих вассалов.

Изучая упадок городских учреждений, К. Санчес-Альборнос не рассматривает ни экономические предпосылки этого явления, ни судьбы самих горожан. В результате развитие городского строя отрывается от процесса феодализации в целом. Поскольку К. Санчес-Альборнос не ставил перед собой задачи исследовать образование феодальной собственности, «предфеодальные» <5> институты — бенефиции и вассалитет — оказываются вне связи с экономическими отношениями. Работы К. Санчес-Альборноса содержат много ценных материалов и выводов, касающихся социальных и политических преобразований в готской Испании, а также некоторых проявлений феодализационного процесса. Но разделяя в основном характерное для зарубежной буржуазной историографии представление о феодализме лишь как о системе политических отношений, испанский медиевист оставил вне своего поля зрения существенные черты этого процесса.

Советские медиевисты, изучавшие генезис феодализма в Западной Европе, уделяли главное внимание тем ее областям, где феодализм вырастал преимущественно из отношений разлагавшегося родоплеменного строя германцев (исследования А. И. Неусыхина и др.). В Испании переход к феодализму совершался в иных условиях. Удельный вес германских элементов был здесь меньшим, а римских — большим, чем в тех странах, которые обычно считаются классическим образцом генезиса феодализма в Западной Европе.

Посильной попыткой рассмотреть особенности социально-экономического и политического развития Испании в этот переходный период от античности к средневековью и является настоящая работа.

В рамках данной монографии не представлялось возможным охарактеризовать все стороны исторического развития Испании в V—VII вв. Автор считал необходимым сосредоточить свое внимание на таких вопросах, которые особенно важны для уяснения характера социально-экономического и политического строя готской Испании. Сюда относятся: условия поселения вестготов и других варваров на Пиренейском полуострове, аграрный строй и общинные отношения, формирование класса зависимого крестьянства и развитие крупного землевладения, зарождение бенефициальной системы, феодализация церкви, социальная борьба и образование раннефеодального государства 5 . <6>

Равномерная разработка названных выше вопросов затрудняется характером сохранившихся источников, среди которых преобладающее место занимают юридические памятники. Правда, они весьма обширны и разнообразны. В законах Эйриха 6 , несмотря на значительное влияние римского права, налицо правовые нормы, отражающие еще черты родового быта у готов. Вестготская правда состоит из 500 законодательных положений, в которых содержится фактический материал, характеризующий положение различных общественных слоев, социальное расслоение и классообразование, коммендацию и прекарий, зачатки бенефициальной системы, торговлю, кредит, ремесло, а также политический строй и положение церкви. Все эти данные относятся к различным периодам истории готской Испании, что позволяет проследить эволюцию социальных отношений, юридических и политических институтов с V по VIII в.

Важным источником для V—VI вв. служит Бревиарий Алариха, или Lex Romana Visigothorum. В этом юридическом памятнике имеется огромное число сведений об экономических отношениях, о положении различных классов и слоев испано-римского населения, а также о тех чертах позднеримского политического и церковного устройства, которые сохранились в Испании до VI в.

Согласно традиционному взгляду, Вестготское государство вплоть до середины VII в. основывалось на принципе так называемого личного права; кодексы Эйриха и Леовигильда были предназначены для готов, а Бревиарий Алариха — для галлов и испано-римлян. О свевских законах не сохранилось никаких известий. Кодекс же Реккесвинта являлся общим для всего населения Вестготского королевства. Это представление было <7> пересмотрено испанским историком права А. Гарсиа Галло 7 . По его мнению, вестготское законодательство с самого начала основывалось на территориальном принципе. Основным доводом испанского ученого было то соображение, что Кодекс Эйриха якобы не заключает в себе «народное право» — он проникнут духом римских законов; ряд постановлений Эйриха и Antiquae Вестготской правды носят общий характер и рассчитаны и на готов, и на местное население. Во введении к Бревиарию Алариха (Commonitorium) отмечается, что этот свод законов утвержден епископами и выборными от «провинциалов». К последним, полагает Гарсиа Галло, принадлежали и готы, и римляне, а к числу епископов — и католики, и ариане.

Точка зрения Гарсиа Галло нашла поддержку у некоторых исследователей 8 . Но большая часть историков признала его аргументацию неубедительной и продолжает считать основой вестготского законодательства (до издания кодекса Рекцесвинта) принцип личного права 9 .

Отметим, что концепция А. Гарсиа Галло не подтверждается анализом самого содержания вестготских законодательных кодексов. Законы Эйриха, как отмечалось выше, — это в известной мере готское обычное право. Оно не могло быть введено для галлов и испано-римлян в Вестготском королевстве, так как не соответствовало уровню их развития и характеру господствовавших у них социальных отношений. Также невероятна и замена в 506 г . Кодекса Эйриха Бревиарием Алариха, в котором не были отражены ни своеобразные черты готского общества (остатки общинного строя, военные <8> дружины), ни взаимоотношения между готским и местным населением (например, раздел земель). Схема Гарсиа Галло, объясняющая эволюцию законодательства Вестготского королевства субъективными факторами (намерение Алариха II завоевать симпатии галло-римлян, стремление Леовигильда укрепить национальное готское государство), игнорирует действительную основу правовых изменений — условия социально-экономической жизни. Формула «Кодекс Эйриха — Бревиарий Алариха — Кодекс Леовигильда» не учитывает характера социальных отношений готского и галло-испано-римского населения Вестготского королевства в соответствующие периоды его истории. В то же время было бы неправильно слишком резко разграничивать готскую и римскую системы права в Испании V—VII вв. Уже законы Эйриха применялись для решения споров между готами и местными жителями. С начала VI в. вестготские короли издают отдельные законы, рассчитанные на все население королевства, таков, в частности, закон Тейда о судебных издержках. Особенно расширяется эта практика в VII в., что подготавливает введение единой законодательной системы.

Следует иметь в виду, что официальное право не всегда совпадало с юридической практикой: Бревиарий Алариха включал в себя немало архаичных положений, а наряду с Вестготской правдой применялись нормы обычного права, дожившие до периода реконкисты.

Вопрос о происхождении этого обычного права сложен. Такие исследователи, как И. Фиккер, Э. Инохоса, Т. Мелихер 10 и др., старались показать преемственность между германским обычным правом и испанскими фуэрос в сфере аграрных порядков, в семейном и уголовном праве, в юридических нормах, определяющих статус различных социальных слоев.

Указанная точка зрения на соотношение обычного и официального права в Испании V—VII вв. получила довольно широкое распространение в зарубежной, особенно немецкой литературе. Серьезные возражения против нее выдвинул А. Гарсиа Галло. Он обратил внимание на то обстоятельство, что фуэрос различных областей страны, несмотря на специфику последних, обнаруживают много <9> общего. Это касается не только Галисии, Леона и Кастилии, т. е. территории, на которой, начиная с V в. германцы жили наиболее плотно. Такая же общность характеризует фуэрос Наварры и Арагона, где не было значительной германской прослойки среди населения ни до арабского завоевания, ни позднее. Гарсиа Галло приходит к выводу, что общность права испанских государств времен реконкисты — явление, генетически восходящее к доготскому периоду. Во времена Поздней империи во всех ее провинциях, в том числе и в Испании, распространилось вульгарное римское право, содержавшее и некоторые германские элементы. В дальнейшем оно, испытав воздействие обычаев вестготов и свевов, а также местного кельтского и иберского населения, послужило основой для единого законодательства, сложившегося в испанских государствах эпохи реконкисты. Необходимо также учитывать, отмечает исследователь, что испанское средневековое право, регулирующее аграрные порядки, примитивно. Само собой, у народов, находящихся на одинаково низкой ступени развития, сходны и юридические нормы 11 .

Доводы А. Гарсиа Галло в значительной мере убедительны. Еще русский медиевист И.   Лучицкий доказал наличие общинного устройства у басков (в период реконкисты и позднее) 12 . Естественно, что следы общины могли корениться не только в древнегерманских порядках, но и в обычном праве местного населения.

Если вестготские законы принадлежат к числу наиболее обширных и содержательных памятников варварского законодательства, то сборник вестготских формул состоит лишь из 46 документов. В этих формулах можно найти некоторые данные о хозяйственных отношениях начала VII в.

Весьма существенное значение для изучения политической истории и социальных отношений V—VII вв. имеют нарративные памятники — произведения Идасия (V в.), Иоанна из Биклары (VI—VII вв.), Исидора Севильского (VII в.), Юлиана (VII в.), Византийско-арабская и Мосарабская хроники (VIII в.) и др. <10>

В произведении Идасия особенно ценны сведения о взаимоотношениях готов и свевов с испано-римским населением и имперскими властями, о народном движении багаудов, а также о присциллианистах. В хронике Иоанна из Биклары первостепенное значение имеет материал о внутренней борьбе, происходившей в Вестготском королевстве в VI в. — о мятеже Гермингильда против короля, о восстаниях городов и крестьян южной Испании, а также басков против короля Леовигильда. «История готов» Исидора Севильского содержит данные о том периоде истории Вестготского королевства, который мало освещен другими источниками VI—начала VII в. В другом своем произведении — «Этимологиях» — Исидор в основном опирается на античных авторов. Но в отдельных случаях он исходит из своих наблюдений над жизнью Испании VII в.

Небольшое историческое сочинение Юлиана проливает свет на борьбу между знатью и королевской властью, происходившую в Вестготском государстве в последний период его существования. То же самое относится и к Мосарабской хронике, в которой описываются войны, восстания, стихийные бедствия, столкновения между различными группировками испано-готской знати.

Постановления Толедских и провинциальных церковных соборов — памятники не только истории церкви: в них немало сведений о церковном землевладении, о феодализации испано-готской церкви и одновременно об условиях социального и политического развития готской Испании в V—VII вв.

В сочинениях испанских церковных писателей VI— VII вв. Мартина из Бракары, Браулиона, Фруктуоза, Валерия, в анонимной хронике митрополитов Эмериты и др. 13 содержатся в основном данные об организации и деятельности католической церкви готской Испании. Но в трудах указанных авторов имеется также материал о росте церковных владений в результате дарений со стороны королей и частных лиц, о ростовщических операциях церкви, внутренней борьбе в церквах между клириками, об уставах монастырей, несвободном населении церковных и монастырских имений и проч. Встречаются упоминания, обычно очень лаконичные, о представителях <11> различных слоев общества — от герцогов, гардингов, местной сенаторской знати до заморских купцов, крестьян, ремесленников и рабов.

Сохранилось несколько десятков вестготских писем. Большая часть писем написана церковными деятелями. Авторами некоторых из них были вестготский король Сизебут и комит Септимании Булграмн 14 . В письмах имеются данные главным образом о церковных делах. Но в них можно найти также некоторые отрывочные сведения об отношениях Вестготского королевства с Византией и франками, о положении в пограничных с франкским королевством областях Вестготского государства, о порядке сбора налогов, о служилой знати и проч.

Дополнением к упомянутым выше источникам служат археологические, нумизматические, эпиграфические памятники, миниатюры вестготских рукописей, а также частные документы. <12>

 

1 F . Dаhn . Die Konige der Germanen 5. Abth. Wurzburg, 1870; Bd. VI. Leipzig, 1885.

2 E. Perеz Pujol . Historia de las instituciones sociales de la Espana goda, tt. I—IV. Valencia, 1896.

3 М . Torres . El estado visigotico. AHDE, t. III, 1926; eiusdem . Lecciones de Historia del derecho espanol, vol. II. Salamanca, 1936; eiusde m. Las invasiones у los reinos germanicas de Espana. «Historia de Espana», dirig. por R. Menendez Pidal, t. III, Espana visigoda. Madrid, 1940; M. Torres y R. Prieto Bances . Instituciones economicas, sociales у politico-administrativas de la peninsula Hispanica durante los siglos V, VI у VII. Ibid.

4 С. Sanchez-Albornоz . Las behetrias. La Encomendacion en Asturias, Leon у Castilla, AHDE, t. I, 1924; eiusdem. Muchas paginas mas sobre las Behetrias. AHDE, t. IV, 1927; eiusdem . En torno a los origenes del feudalismo, tt. I—III. Mendoza, 1942; eiusdem . Ruina у extincion del inunicipio romano en Espana e instituciones que le reemplazan. Buenos-Aires, 1943; eiusdem . El «stipendium» hispano-godo у los origenes del beneficio praefeudal. Buenos-Aires, 1947; eiusdem . El Aula Regia у las asambleas politicas de los godos. СНЕ, 1946, No. 5.

5 Некоторые проблемы разработаны автором в других его исследованиях и поэтому изложение соответствующего материала в данную работу не включено. См. А. Р. Корсунский . Города Испании в период становления феодальных отношении (V—VII вв.). В кн.: «Социально-экономические проблемы истории Испании». М., «Наука», 1965; его ж е. О социальном строе вестготов в IV в. ВДИ, 1965, № 3; его ж е. Вестготы и Римская империя в IV—начале V в. «Вестник МГУ», серия IX, история, 1965, № 3.

6 Законы вестготского короля Теодориха II, отца Эйриха, до нас не дошли. Правда, высказывалось мнение, будто Эдикт Теодориха ошибочно приписывается остготскому королю Теодориху, а на самом деле издан был вестготским королем Теодорихом II (G. Vismara . Romani е Goti di Fronte al diritto nel regno ostrogoto. «I Goti in Occidente». Spoleto, 1956) . Новое толкование происхождения эдикта нельзя еще, однако, считать окончательно установившимся. Ср. З. В. Удальцова . Италия и Византия в VI веке. М., Изд-во АН СССР, 1959, стр. 162—164.

7 А Garcia Gallo . Nacionalidad у territorialidad del derecho en la epoca visigoda. AHDE, t. XIII, 1936—1941.

8 W. Reinhart . Uber die Territorialitat des westgotischen Gesetzbucher. ZSSR, Germ. Abth„ Bd. 68, 1951; Angel Lopez-Amо у Marin . En torno a la territorialidad del derecho visigodo. «Histo-ria de Espana». «Arbor». Madrid, 1953.

9 См . рецензию Э. Хейманна на упомянутую статью Гарсиа Галло. ZSSR, 1943, Bd. 63, Germ. Abth.; A.  Sсhultze . Excurs. Zur Geschichte der westgotischen Rechtsquellen. «Berichte uber die Verhandlungen der sachsischen Akademie der Wissenschaft zur Leipzig». Philol.— hist. Klasse, Bd. 95, 1943, 4 Heft; E. Wоh1haupte r. Das germanische Element im altspanisclien Recht und die Rezeption des romischen Rechtes in Spanien. ZSSR, Bd. 66, 1948, Rom. Abth.; L. de Valdeavellan o. Historia de Espana, t. I. Madrid, 1955, р. I.

10 См . библиографический указатель.

11 А. Garcia Gаllо . La historiografia juridica contemporanea. AHDE, t. XXIV, 1954, pp. 609—617.

12 См . И. Лучицкий . Поземельная община в Пиренеях. «Отечественные записки», 1883, № 10.

13 См . библиографический указатель.

14 См . библиографический указатель.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика