МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Добиаш-Рождественская О. Крестом и мечом. Приключения Ричарда I Львиное Сердце

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

I. Викинг во французской культуре

II. Борьба за приатлантическую Францию

III. Борьба за станции в Средиземном море

IV. Победы и поражения в Сирии

V. Дело латинских завоевателей на Востоке

VI. Личная трагедия Ричарда Львиное Сердце

VII. Ричард в истории и песне

Приложение. Эпилог крестовых походов

Б. С. Каганович. О. А. Добиаш-Рождественская и ее книга о Ричарде Львиное Сердце


Предисловие

Посвящаю дорогому моему учителю

Ивану Михайловичу Гревсу

в 40-летие его деятельности

Приключения Ричарда Львиное Сердце должны возбудить в современном читателе интерес, быть может еще более живой, чем тот, какой к ним притягивал людей его поколения. Драматическая фигура блестящего авантюриста и бесстрашного скитальца по суше и морям, жизнь, полная головокружительных успехов и роковых неудач, волновавшая воображения Востока и Запада, для нас - вне своих живописных эффектов - имеет более сложный смысл. Он определяется как раз тем, что смущало его современников, было им особенно непонятно и сказалось лишь в их случайно оброненных фразах и недомолвках. Выросший органически из своей среды, необычайно ярко ее отразивший, Ричард вместе с тем почти свободен от власти традиции. В его системе как правителя, в его тактике как стратега, в его методах как моряка, в его миросозерцании как "крестоносца" было очень мало такого, что, не искажаясь, вмещалось в стереотипные формулы его эпохи. В частности, в этом последнем вопросе очень трудно установить, был ли сколько-нибудь "церковно настроенным" человеком этот насмешливый король, чьи мефистофельские шутки подчас веселили, а чаще пугали его анналистов и поэтов. Вся его западная и восточная эпопея имеет, несомненно, какой-то иной смысл, чем утоление тоски по Иерусалиму, хотя в современном ему изображении она отчасти отлилась в эти краски. И если мало кто в такой мере нес в себе наследство прошлого, то мало кто пробудил и сконцентрировал с такой силой эмоции, пробивал пути, ведущие в новый мир, как неугомонный король Ричард. В этом смысле он (кого в титуле первой из наших глав мы назвали "викингом во французской культуре") не может остаться безразличным для истории, по которой он, прошел как сила одновременно разрушительная и движущая.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика