МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Уйбо А. Реконструкция исторического прошлого как междисциплинарная задача


Источник: Ученые записки Тартусского университета, "Смысловые концепты историко-философского знания", Труды по философии XXXV, 1990, с. 76-92

В последние десятилетия все более и более широкое распространение получает идея междисциплинарности как методологического принципа, призванного открыть новые горизонты в планировании и организации научных исследований, равно как и в результативности последних. Особенно сильно призывы к междисциплинарности звучат в тех областях науки, где решаются проблемы, непосредственно связанные с настоящим и будущим человечества, например, проблемы человека, культуры, экологии и т.п. К междисциплинарным по своей природе справедливо относят и так называемые глобальные проблемы1. В целом применение междисциплинарного подхода отражает уровень осознания представителями дисциплин, изучающих природу, общество и человека, системного характера их объектов, всеобщей связи, существующей между явлениями материального мира, а также недостаточности дисциплинарного, т.е. одностороннего, "отраслевого" принципа научно-теоретического освоения реальности2.

В то же время идея междисциплинарности не подучила еще всеобщего признания и категориального оформления, в связи с чем возникают определенные трудности методологического и терминологического характера при ее реализации на уровне конкретных исследований. Представляется поэтому целесообразным высказать некоторые общие замечания о природе и необходимости междисциплинарного подхода, прежде чем перейти к его анализу в историческом познании.

Междисциплинарность как методологический принцип современного научного исследования предполагает широкое использование научной информации независимо от ее дисциплинарной принадлежности, т.е. представляет собой методологическое оформление реального синтеза научных достижений различных дисциплин в крупных научных проектах и исследованиях. В широком смысле междисциплинарными можно считать все разработки, поскольку важнейший компонент научного познания, а именно сами ученые, в процессе воспитания, образования и профессиональной подготовки приобретают знания, убеждения и навыки из различных областей науки, культуры и производственной деятельности, становясь тем самым потенциальным источником междисциплинарности.

Но и в более специальном значении можно говорить о междисциплинарности как о важнейшей характеристике современного научного познания, главной задачей которого становится отражение системного строения изучаемой реальности. Нормой такого отражения, как известно, являются научные теории, структура которых соответствует в основном структуре отображаемой действительности. Нами проведены исследования, где научная теория рассматривалась как система знаний с иерархически организованной структурой генезис и функционирование теории определяются рядом относительно самостоятельных детерминантов3. Анализ этих детерминантов показал, что в составе научной теории можно выделить базисный и производный уровни. Базисный уровень состоит не только из эмпирически устанавливаемый данной дисциплиной фактов, но и из положений, почерпнутые из других областей познавательной деятельности - конкретных наук, логики, математики, философии и т.п. - и включает фактологический, конструкционный и нормативный базисы.

а) фактологический базис содержит информацию о предметной области научной теории, т.е. факты, которые она объясняет. Чем шире этот базис, тем более универсальный характер имеет теория, объединяя разнородные по видимости явления при помощи единых законов и принципов.

Исчисления, при помощи которых факты и другие элементы научной теории соединяются в единое целое, образуют ее конструкционный базис. В качестве условия построения теории во всех случаях выступает логическая согласованность ее элементов, когда высказывания, фиксирующие принципы, теоретические законы, методологические предписания и факты, связаны отношениями логического следования. Если внутритеоретические отношения могут быть представлены в виде системы уравнений, при построении теории используются математические исчисления.

Научная теорем предполагает не только внутреннюю, но и внешнюю согласованность, т.е. она не должна противоречить некоторым общепризнанным теориям и постулатам. Положения, заимствованные из других научных теорий, философии, идеологии и т.п., в соответствии с которыми строится данная теория, образуют ее нормативный базис; они могут входить в состав теории в виде принципов, аксиом и проч., а могут выступать и в имплицитной форме в качестве запретов или условий при построении теории. Базисный уровень научной теории можно охарактеризовать как условия ее создания и проверки, но не менее существенным в становлении научной теории является производный уровень, состоящий из правил оперирования и онтологической схемы.

Одна из главных задач, решаемая любой теорией, состоит в поисках ответа на вопрос "Что же происходит на самом деле?", т.е. это задача раскрытия сущности охватываемых теорией явлений. Онтологическая схема и представляет собой систему высказываний, фиксирующих основные элементы отображаемой в теории области реальности, их взаимодействие и/или генезис. Положения онтологической схемы выступают (явно или неявно) в качестве законов и принципов данной теории и представляют своеобразную модель сущностных отношений ее предметной области. Онтологическая схема - центральный компонент теории, в котором в "свернутом" виде дано основное ее содержание.

Связь онтологической схемы научной теории с ее базисным уровнем и прежде всего с фактами осуществляется при помощи правил оперирования, которые указывают, какие действия следует производить с носителями информации, чтобы получать факты, входящие в состав данной теории, т.е. факты, которые согласуются с онтологической схемой. Сюда относятся: методика экспериментальных процедур, логические и математические методы обработки полученных показателей, правила решения задач, измерения и т.п. Основное назначение правил оперирования - преобразование чувственно данного в факты теории и наоборот.

Итак, научную теорию можно представить как целостную систему со следующими компонентами; 1) онтологическая схема, 2) правила оперирования, 3) конструкционный базис, 4) нормативный базис и 5) фактологический базис. Изменения в любом, из названных компонентов влекут за собой перестройку теории в целом, поскольку вызывают противоречия между соответствующими блоками теории. Источники таких изменений можно условно разделить на два типа: внутритеоретические и межтеоретические, или междисциплинарные.

В первом случае имеет место движение в рамках существующей теории при неизменных ее основных составляющих в сторону расширения фактологического базиса, уточнения экспериментальных данных, совершенствования правил оперирования, упрощения, математического формализма и т.п. А поскольку любая научная теория отражает действительность лишь приблизительно, схематично, представляя собой одну из ступеней на пути познания, то рано или поздно ее применение и совершенствование выявят скрытые противоречия между теорией и описываемой ею областью реальности, между теоретическим и фактическим поведением объектов. В целом внутритеоретические изменения представляют собой медленный, эволюционный процесс, который в основном готовят почву для появления новых теорий.

Во втором случае источником изменений выступает введение в состав существующей теории новых элементов, обычно заимствуемых из других научных дисциплин. Системный характер имеют не только отдельные теории, но и научные дисциплины и наука в целом. Поэтому перестройка или замена одной достаточно фундаментальной теории влечет за собой пересмотр или замену других теорий, сначала в смежных, а затем и в более отдаленных дисциплинах. Особенно быстро новые теории создаются тогда, когда междисциплинарные заимствования вводятся в состав теорий, прошедших уже путь внутритеоретического развития и выявивших ев эй внутренние противоречия (что и вызвало необходимость замены определенных компонентов). В большинстве случаев перенос некоторых принципов, подходов, методов и т.п. из одной теории или дисциплины в другую играет стимулирующую роль и способствует созданию новых теорий.

При этом между (теориями и дисциплинами возникает определенная иерархия, когда результаты и следствия одних теорий становятся аксиомами и предпосылками в других теориях. Так, те или иные математические исчисления служат конструкционным базисом физических теорий; законы онтологической схемы физической теории превращаются в нормативные принципы химических и биологических теорий; приборы, построенные благодаря созданию и применению физических и химических теорий, используются для получения фактического материала в биологических и социально-исторических теориях; биологические законы входят в состав нормативного базиса исторических теорий и т.д. и т.п.

Указанная иерархия, очевидно, отражает объективно существующие уровни организации и формы движения материи в неорганической природе, живой природе и обществе, которые, как известно, связаны таким образом, что более высокие формы возникают на основе более низких и включают их в себя в преобразованном виде. Соответственно теории и дисциплины, изучающие и отражающие тот или иной уровень, ту или иную форму движения материи, также должны включать (прежде всего - в состав нормативного базиса) наиболее общие закономерности, установленные теориями и дисциплинами, изучающими и отражающими более низкие (более фундаментальные) уровни и формы.

Таким образом, существуют объективные предпосылки для ранжирования научных теорий и дисциплин по уровню их междисциплинарности. Общая тенденция здесь такова, что чем ближе к основам бытия, тем более фундаментальный характер имеют соответствующие теории и тем меньше влияние на них других теорий и дисциплин. И наоборот: чем выше уровень организации материи, тем более междисциплинарный характер носят научные теории, изучающие этот уровень. Теория, претендующая на адекватное отражение сложного системного объекта, не может не быть междисциплинарной теорией, поскольку должна учитывать действие всего комплекса закономерностей, оказывающих влияние на поведение этого объекта. И если справедливо, что высшие формы организации материи не могут быть полностью объяснены на основе закономерностей, свойственных низшим формам, то не менее справедливо и то, что возникновение и действие новых закономерностей, детерминирующих поведение объекта на уровне целого, не отменяет действия закономерностей более низких уровней, а может лишь до определенной степени модифицировать его.

Поэтому при теоретическом освоении сложного системного объекта исследователь сталкивается с целым комплексом разноуровневых структур и соответствующих закономерностей, действие которых должно быть учтено при формировании онтологической схемы новой теории. Дело усложняется еще и тем, что разноуровневые закономерности могут взаимопогашаться, а могут и суммироваться, а также наличием в эволюции сложных систем особых точек - бифуркаций, вблизи которых ведущая роль в развитии принадлежит флуктуациям.или случайным элементам, тогда как в интервалах между бифуркациями доминируют детерминистические аспекты4.

Таким образом, важнейшим источником междиспиплинарности в научном познании выступает сама объективная реальность, ее системно-иерархическое строение и обусловленная этим многоуровневая детерминация реального поведения сложных объектов. Последнее вызывает также необходимость использовать различные типы носителей информации и применять соответствующие приборы и правила оперирования, что служит дополнительным источником междисциплинарности, равно как и математизация, компьютеризация и т.п.

Дисциплинарная организация научного познания как результат специализаций и все более мелкого деления объектов познания между различными дисциплинами сыграла и продолжает играть огромную положительную роль в развитии науки. Высокий уровень абстракции, достигаемый при дисциплинарном подходе, позволил широко использовать дифференциальное, интегральное и другие математические исчисления в качестве конструкционного базиса естественно-научных теорий, а фактологический базис этих теорий составлять из экспериментальных данных, получаемых в специальных установках при определенных искусственно создаваемых условиях. Все это, в свою очередь, позволило в большинстве случаев сформулировать онтологические схемы естественно-научных теорий в виде системы линейных уравнений и благодаря этому достичь высоких результатов в теоретическом описании и создании искусственных механизмов и других систем с некоторыми заранее заданными свойствами.

В то же время нельзя забывать, что отдельные естественно-научные дисциплины и теории в основном имеют дело с идеализированными объектами, когда из практически бесконечного многообразия характеристик в теории учитывается лишь несколько параметров. Как справедливо отмечают И. Пригожин и И. Стенгерс, "реальность, изучаемая физикой, есть не что иное, как конструкция нашего разума, а не только данность"5

При изучении же биологической и особенно социальной формы движения материи возникает, как уже отмечалось, необходимость учитывать не только физико-химические, но и иные, новые закономерности и свести их совместное действие в некоторое теоретическое целое, т.е. возникает задача междисциплинарного теоретического освоения реальности. Как показывают многочисленные экспериментальные данные (гидромелиорация, химизация, индустриализация, коллективизация и т.д.), вмешательство в природные и социальные процессы на основе дисциплинарного подхода, т.е. без учета их многоуровневой детерминации, чаще всего приводит к нежелательным, опасным следствиям, что служит дрполнительным (и весьма сильным!) практическим доводом в пользу разработки междисциплинарных методологий.

В целом можно сказать, что если дисциплинарный подход дает возможность получать разнообразные сечения изучаемого объекта, то задача междисциплинарного подхода заключается в его объемном отображении. Другими словами, медадисциплинарный подход призван, объединяя данные отдельных дисциплин о строении объекта и раскрывая новые связи между различными его уровнями, дать теоретическое системное представление об основных закономерностях функционирования и развития объекта как целого. Основная методологическая проблема, возникающая при этом, - проблема синтеза дисциплинарных "сечений" объекта, каждое из которых обладает собственным языком и "масштабом" изображения.

Одним из способов существования междисциплинарных исследований являются, как известно, научные проекты и программы, создаваемые для решения определенных проблем (например, знаменитый Римский клуб)6, когда для этого объединяются ученые различных специальностей7. Второй способ, как следует из сказанного ранее, - это проникновение меддисциплинарных компонентов в структуру одних научных теорий из других, своего рода междисциплинарная диффузия, онтологическим основанием которой является материальное единство мира и его многоуровневая организация, а гносеологическим - несовершенство каждой отдельной научной теории и дисциплины как относительно истинного отображения реальности.

При этом, напомним, уровень междисциплинарности науки возрастает по мере продвижения от фундаментальных к более сложным структурам, что связано с многоуровневой детерминацией последних. Соответственно можно выделить и междисциплинарные области научного познания, к которым, очевидно, относится и социально-гуманитарное знание. Среди дисциплин социально-гуманитарного цикла можно провести градацию по степени их междисциплинарности.

На первом месте здесь, естественно, стоит научная философия, которая, с одной стороны, базируется на результатах современной ей науки, обобщает их, вырабатывает на их основе некоторые абстрактные принципы или законы. С другой стороны, некоторые философские положения и сами влияют на развитие науки, становясь элементами нормативного базиса отдельных научных теорий или выступая определенными ориентирами в процессе научного познания. Философия оказывается своего рода банком идей.одним из главных факторов маждисциплинарной диффузии в социальных науках, поскольку способствует движению некоторых научных результатов "снизу вверх", от естественных к социальным наукам. Классическим примером здесь служит "открытие материалистического понимания истории, вернее, последовательное продолжение, распространение материализма на область общественных явлений"8.

Рядом с философией расположена история, которая по самой своей природе не может не быть междисциплинарной наукой. В пользу высказанного положения свидетельствуют следующие довода:

Во-первых, детерминация исторических событий является многоуровневой: сюда входят физико-химические, биологические, природно-географические, экономические, социально-психологические, культурно-этические, идеологические и прочие детерминанты, совокупное действие которых и создает то, что мы называем историческим процессом. Следовательно, исторические теории, описывающие ход исторического процесса в том или ином пространственно-временном интервале, необходимо включают в состав своих онтологических схем, нормативных и фактологических базисов соответствующие закономерности и явления, относящиеся к сферам физических, химических, биологических и других дисциплин.

Например, свинцовое отравление как таковое - предмет изучения медицины, биологии, химии. Но будучи широко распространено в правящих классах Римской империи ввиду специфики тогдашней технологии виноделия, оно образует предмет и исторической науки, становясь одной из предпосылок рационального объяснения безумств ряда императоров из династии Клавдиев, и т.п. Природа радиоактивности, ее действие на живые организмы изучается соответствующими разделами физики, биологии, генетики и т.д. Поиском и объяснением источников естественной радиации занята соответствующая отрасль геологии. Применение данных этих и других дисциплин в сочетании с многочисленным фактологическим материалом археологии, антропологии первобытной истории позволило Г.Н. Матюшину выдвинуть оригинальную историческую теорию возникновения человечества9.

Во-вторых, в силу временной дистанции между объектом и исследователем в исторической науке носителями информации о прошлом выступают исторические источники, что накладывает определенные ограничения на объем и качество принимаемой информации10. Расширение фактологического базиса исторических теорий возможно главным образом за счет все более глубокого проникновения в структуры объектов-носителей информации,т.е. путем привлечения новых технических средств и создания соответствующих правил оперирования при работе с историческими источниками (источниковедение и специальные исторические дисциплины целесообразно рассматривать как правила оперирования в составе исторических теорий)11. И здесь, конечно, существенная роль принадлежит использованию достижений естественных наук, математической статистики, кибернетики и т.п., развитие которых стало одним из важнейших условий развития и исторической науки12.

Таким образом, междисциплинарность как имманентное свойство любой научной исторической реконструкции базируется, с одной стороны, на специфике объекта исторического познания, его многоуровневой детерминации; с другой - на специфике познания объекта вследствие его временной отдаленности. Соответственно можно выделить и две основные формы междисциплинарное в историческом познании: это междисциплинарность композиционная, связанная с теорией в целом и направленная на реконструкцию изучаемого фрагмента исторической реальности как целого, и операционная междисциплинарность, связанная в основном с правилами оперирования и направленная на получение информации из исторических источников. Обе эти формы, конечно, взаимосвязаны и предполагают друг друга, но все же решают разные задачи в процессе исторической реконструкции.

Операционная междисциплинарность реализуется в ходе декодирования информации, несомой историческими источниками, в зависимости от природы самого источника, наличия релевантных разработок в других, прежде всего естественно-научных дисциплинах и уровня, достигнутого исторической наукой в понимании сущности исторического процесса, т.е. от онтологических схем соответствующих исторических теорий. Так, если в распоряжение исследователя попал древесный уголь из древнего поселения, то для абсолютного датирования используется радиоуглеродный метод; к изделиям из обожженной глины применяется археомагнитный метод; наличие хорошо сохранившейся древесины дает возможность использовать дендрохронологию и т.д. Химический и спектральный анализ металлических или стеклянных изделий древности позволяет определить их происхождение, поскольку для различных производственных ареалов характерны специфические составы сырья или свойства изделий и т.д.

В целом применение междисциплинарного подхода при работе с историческими источниками особых методологических проблем не вызывает, главное при этом - разработать правила оперирования таким образом, чтобы свести к минимуму ошибки измерения тех или иных параметров. Например, при радиоуглеродном датировании Осуществляется предварительная обработка образцов, имеющая целью извлечение посторонних примесей и введение анализируемого материала в нужное соединение для синтеза счетного препарата. Для этого используются механическая обработка, химическая очистка и химический синтез носителей природного С14, таких как толуол, этилбензол, бензол и др13.

Широкое распространение находят также количественные методы обработки исторических источников, основанные на применении различных форм статистического анализа к тем или иным совокупностям показателей. Исследования, проводимые с использованием этих и других междисциплинарных методов, получили на Западе название новой или междисциплинарной истории, или клиометрии15.

Однако применение самых различных междисциплинарных методов для декодирования информации исторических источников - только промежуточная, хотя и важная задача исторического познания. Наибольший интерес с точки зрения методологии вызывает композиционная междисциплинарность, которая реализуется в процессе реконструкции исторического прошлого в форме исторических теорий, в создании которых важную роль играют не только факты, но и нормативный и конструкционный базисы. И в той мере, в какой физические, химические, биологические и прочие закономерности воздействуют на течение исторических событий - а такое воздействие, безусловно, существует, - они (закономерности) должны отражаться в структуре исторических теория, влияя на состав соответствующих их компонентов.

vi вот поиски этой меры, т.е. адекватного сочетания детерминантов, оказавших воздействие на ход исторического процесса в исследуемом пространственно-временном интервале, и составляет основную цель и трудность реконструкции исторического прошлого, и понятно, что найдено такое сочетание может быть только в ходе теоретических построений (попутно отметим, что высказывания, фиксирующие соотношения между различными составляющими исторического прогресса образуют одно из подмножеств законов исторической науки16.

Иными словами, научная реконструкция исторического прошлого (историческая теория) как процесс и как результат неразрывно связана с применением знаний, полученных в других научных дисциплинах, и в определенном отношении напоминает сборную конструкцию, а историк совмещает в своем лине функции и конструктора, и технолога, и сборщика. Историческое исследование состоит не только (и не столько) в поиске исторических фактов, но и в создании из этих фактов определенной системы, организованной последовательности, иначе говоря - исторической теории. При этом, как уже отмечалось, в силу многоуровневой детерминации исторического процесса историк неизбежно обращается к фактам и закономерностям, относящимся к предметам других научных дисциплин, а историческая теория представляет собой в том числе и междисциплинарный синтез результатов этих дисциплин, своеобразное отражение достигнутого уровня развития науки в целом (конечно, отражается не передний край научных разработок, а те идеи и теории, которые получили широкое признание и распространение.

В пользу такого вывода можно привести различные аргументы, но главным является обстоятельство, что многие (если не все) крупные научные теории прямо или опосредованно оказали и оказывают воздействие на развитие исторической науки. Так, появление марксистской историографии Обусловлено экономическими и социологическими теориями основоположников марксизма; теория психоанализа лежит в основе "психоистории"17; "клиометрия" была бы невозможна без теории математической статистики, а современная археология - без целого ряда физических и химических теорий, лежащих в основе процесса обработки информации археологических источников, и т.д.

Во всех случаях научные исторические теории через некоторые свои компоненты - фактологический, нормативный и конструкционный базисы, правила оперирования и онтологическую схему - связаны с современной им наукой и философией и отражают не только прошлое, но и настоящее. Часто такая связь незаметна, поскольку обычно исторические теории излагаются как описание фактологического базиса (исключение составляет "новая научная история", где использованные предпосылки даются эксплицитно), тогда как другие компоненты теории имеют имплицитную форму, т.е. исторические и естественно-научные теории открыты для нас с противоположных сторон. Но точно так же, как для получения и проверки естественно-научной онтологической схемы необходимо наличие и применение всех других компонентов теории, оно необходимо и для получения и проверки фактологического базиса исторической теории.

Можно даже назвать раздел исторической науки, где проблема междисциплинарности предстает в наиболее чистом виде вследствие экстремальных значений ряда характеристик, присущих историческому познанию как таковому. Мы имеем в виду историю первобытного общества, в которой достигает максимума временная дистанция между объектом и исследователем, а также в наибольшей степени реализуется "предпосылка качественного различия", составляющая одну из. важнейших специфических черт исторического познания18. Кроме того, стремится к нулю и количество письменных источников по истории первобытности, обилие которых по другим периодам часто приводило к неадекватным представлениям о структуре и задачах исторического познания как "истории ножниц и клея"19.

В силу этих обстоятельств в истории первобытности наглядно проявляются те особенности исторической науки, которые в других случаях завуалированы, скрыты под слоем документов и пособий. Сюда относятся:

I. "Синтетический", "комплексный", междисциплинарный характер истории. Задачи реконструкции истории первобытности могут решаться только в процессе синтеза всего массива информации, полученного археологией, палеоантропологией, этнографией, исторической лингвистикой, биологией, медициной и т.д, причем эта информация добывается с самым активным применением естественно-научных методов и технологий. Связь первобытной истории с этими и другими дисциплинами признается практически всеми авторами20. Как справедливо отмечалось В.Р. Кабо, "история первобытного общества - комплексная, "пограничная" наука, стоящая на грани различных наук, опирающаяся на их источники и конечные результаты, и соответственно методы ее должны быть комплексными21.

2. Теоретические характер истории - синтез данных различных дисциплин, используемых в первобытно-исторических реконструкциях - возможен только на собственной теоретической основе, т.е. в форме определенной исторической теории, причем в данном случае на первый план выходят не события, а процессы22.

Кроме того, история первобытности обнаруживает и зависимости исторического процесса от природной среды: физические, химические, биологические, климатические и прочие внесоциальные детерминанты исторического развития человечества особенно явно прослеживаются на его ранних стадиях. В этой связи можно сослаться на роль радиоактивного излучения в генезисе человека23, физико-географические, геохимические и биотические факторы расообразования24, значение оледенений в жизни древнего населения Европы25 и т.п. Все это лишний раз подтверждает тезис о междисциплинарной природе исторического познания, о связи исторических теорий с другими научными теориями.

Правда, здесь возможны возражения, что в новой и новейшей истории действие природных факторов сошло на нет, и историки могут заниматься "чистой" историографией, не обращаясь к "посторонним" дисциплинам. И действительно, если иметь в виду историю "ножниц и клея", то она часто так и делается. Но взаимосвязь человека с окружающей средой, его естественная природа как существа биологического, биохимические реакции, в форме которых осуществляется жизнедеятельность, некоторые психические реакции, свойственные человеку как таковому - эти и другие факторы универсального характера составляют основу многих исторических действий и не могут не учитываться исторической наукой, какой бы период прошлого ни изучался.

Все попытки "победить" внешнюю или внутреннюю природу человека, когда бы они ни предпринимались, рано или поздно оканчиваются неудачей, а игнорирование роли окружающей среды привело современное общество на грань экологической катастрофы. Всеобщее пренебрежительное отношение к природе, естественно, нашло свое отражение и в методологии и практике исторического познания, и были созданы многочисленные исторические теории, в которых демиургами исторического процесса выступали великие люди или партии, а природа и человек, по существу, трактовались лишь как материал для их "исторической" деятельности.

Между тем именно в последние два десятилетия начали проявляться грозные результаты насилия над природой и человеком: это рост заболеваемости в экологически неблагополучных странах и регионах, в том числе появление новых болезней; распространение алкоголизма и наркомании во всемирном масштабе; гибель рек, озер, морей, кислотные дожди, озоновые дыры, парниковый эффект и т.п.; возникновение и обострение национальных конфликтов во всех регионах планеты; кризис командно-административной экономики в странах реального социализма и т.д. Сейчас, как никогда ранее, раскрывается зависимость истории от природы, и эта связь не может более игнорироваться исторической наукой. История первобытности в этом плане также может служить примером использования междисциплинарного подхода.

Итак, если брать историческую науку в целом, то можно выделить следующие направления применения (а соответственно и методологического анализа) принципа междис;иплинарности при реконструкции исторического прошлого.

Во-первых, расширение фактологического базиса исторических теорий за счет внедрения новых методов обработки информации исторических источников. Другими словами, речь идет о разработке и применении новых правил в оперировании и использовании новых конструкционных базисов при создании исторических теорий.

Во-вторых, обогащение нормативного базиса исторических теорий в процессе развития науки в целом. Имеется в виду прогресс научного знания в таких областях как философия и социология, биология и психология, биохимия, экология, география и т.п., раскрывающие закономерности строения и изменения индивида и общества, человеческого организма и окружающей среды.

В-третьих, создание онтологических схем исторических теорий, устанавливающих взаимосвязи между различными уровнями детерминации исторического процесса в конкретном пространственно-временном интервале. В отличие от большинства естественно-научных, социальные законы не действуют немедленно и однозначно: между причиной и следствием возможен значительный временной разрыв” а сознательная деятельность социальных групп и отдельных личностей может изменить, отсрочить действие некоторых законов (например, многолетнее игнорирование закона стоимости руководителями советской экономики какое-то время "компенсировалось" беспощадной эксплуатацией природных и людских ресурсов, но в конце концов привело к предкризисному состоянию" в народном хозяйстве и экологическое кризису по всей стране). Социальные, психологические, “иологяческие и прочие детерминанты исторического процесса взаимодействуют, противостоят друг другу, в ход истории вмешиваются "случайности", и наличие некоторых общих предпосылок часто приводит к различающимся историческим результатам. Возникающие в ходе взаимодействия этих детерминантов в данном регионе отдельные устойчивые отношения и отражаются онтологической схемой исторической теории, которая в виде исторических закономерностей фиксирует конкретные возможности развития, существовавшие в определенной исторической ситуации.

Таким образом, каждая научная историческая теория создается в ходе междисциплинарного синтеза результатов собственно исторических и "посторонних" научных дисциплин. В одних разделах исторической науки междисциплинарность выражена менее, в других - более явно, как в истории первобытности, составляя непременное условие научной реконструкции исторического прошлого. В то же время применение междисциплинарного подхода в историческом познании, конечно же, не означает, что история не является самостоятельной наукой, поскольку она дает знания (исторические теории), которые не могут быть получены другими дисциплинами26. Более того, именно взаимосвязь с другими отраслями науки расширяет возможности истории и повышает уровень научности и объективности результатов исторического исследования27.

Диалектика исторического познания такова, что в чем большей степени опирается оно на достижения других научных дисциплин, тем глубже способно проникать в сущность изучаемых процессов и тем значительнее собственно исторические результаты, которые, в свою очередь, используются при создании новых теорий в других науках, прежде всего общественных. Не изоляция, а тесное взаимодействие с другими научными дисциплинами при создании новых междисциплинарных методологий образует основное направление развития исторической науки, обеспечивающее также прогресс обществознания в целом.

ЛИТЕРАТУРА И ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Смирнов С.Н. Некоторые тенденции развития междисциплинарных процессов в современной науке // Вопр. философии. - 1985. - № 3. - С. 84.

2 Со стороны организационно-институциональной и журнально-издательской деятельности различия между отдельными науками и междисциплинарными проектами рассматриваются в кн.: Мирский Э.М. Междисциплинарные исследования и дисциплинарная организация науки. - М., 1980.

3 См., например; Уибо О.С, Структура науковоi теориi i мiждисциплiнарний пiдхiд // Фiлософська думка. - 1986. -№ 5; Уйбо А.С. Теория и историческое познание. - Таллин, 1988. - Ч. I. - Нижеследующее изложение этих результатов по необходимости носит конспективный и фрагментарный характер.

4 См.; Пригожин И.. Стенгерс И. Порядок из хаоса - М. 1986. - С. 234 и след.

5 Там же. - С. 290.

6 См.: Печчеи А. Человеческие качества. - М., 1985.

7 Этот аспект междисциплинарности рассматривался в упомянутой книге Э.М. Мирского.

8 Ленин В.И. Полн. собр. соч. - Т. 26. - С. 57. О роли марксизма в междисциплинарной методологии социального познания см.; Ребане Я.К. Принцип междициплинарности и различные "измерения" методологии социального познания // Изв. АН ЭОСР; Обществ, науки. - 1985 -№2.

9 См.: Матюшин Г.Н. У истоков человечества. - М., 1982.

10 Подробнее об этом см.; Уйбо А.С. Информационный подход к типологии исторических источников // Уч. зап. Тарт. ун-та. - 1982. - Вып. 599.

11 Обоснование этого тезиса см.: Уйбо А.С. Теория и историческое познание. Ч. II.

12 Об использовании естественно-научных методов см.: Археология и естественные науки. - М., 1965; Новые методы археологических исследований. - Киев, 1982; Человек и окружающая среда в древности и средневековье. -М., 1985 и др.

13 Подробнее см.: Ильвес Э.. Лийва А.. Пуннинг Я.М. Радиоуглеродный метод и его применение в четвертичной геологии и археологии Эстонии. - Таллин, 1974. - С. 41 - 60.

14 См. об этом: Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. - М., 1987. - С. 281 - 357.

15 См.: Кахк Ю.Ю. Нужна ли новая историческая наука? //Вопр. истории. - 1969. - № 3; Гаджиев К.С., Сивачев Н.В. Проблемы междисциплинарного подхода и "новой научной" истории в современной американской буржуазной историографии // Вопросы методологии и истории исторической науки. 1978. -Вып. 2 ; Fogel R.W. "Scientific" history and Traditional History // Logic, Methodology and Philosophy of Science VI. -Warszawa etc., 1982 и др.

16 Подробнее об исторических законах см.: Гуревич А.Л. Об исторической закономерности // Философские проблемы исторической науки. - М., 1969; Кертман Л.Е. Законы исторических ситуаций // Вопр. истории. - 1971. - № 1; Петров И. В. Практика и историческая наука. -Томск, 1981. - С. 37, 376; Уйбо А.С. Существуют ли исторические теории // Уч. зап. Тарт. ун-та.-1988. - Вып. ХХХIV.

17 См.: New Directions in Psychohistory. -Lexington, Maas., Toronto, 1980.

18 См. об этом: Лооне Э.Н. Современная философия истории. - Таллин, 1980.

19 См.: Коллингвуд Р. Дж. Идея истории. Автобиография. -М., 1980. - С. 245-248.

20 См., например; Семенов Ю.И. Как возникло человечество. -М., .1966; Первобытное общество. - М., 1975; Этнография как источник реконструкции истории первобытного общества. - М., 1979; История первобытного общества. - М., 1986, и др.

21 Кабо В.Р. Теоретические проблемы реконструкции первобытности // Этнография как источник реконструкции ... -С. 64.

22 Там же. - С. 63.

23 Матюшин Г.Н. Указ. соч.

24 Алексеев В. П. Географические очаги формирования человеческих рас. - М., 1985.

25 История Европы. - М., 1988. - Т. 1. - С. 59-69.

26 О существовании исторических теорий см.: Лооне Э.Н. Современная философия истории; Барг М.А. Категории и методы исторической науки. - М., 19У4; Уйбо А.С. Теория и историческое познание, и др.

27 См.: Уйбо А.С. Информационный подход к проблеме объективности реконструкции исторического прошлого // Филос. науки. - 1982;. - № 1.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика