МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Тихонова М. Британское буржуазно-радикальное движение середины XIX века в оценках англоязычной историографии

Викторианская эпоха привлекает внимание зарубежной историографии благодаря быстроте экономического развития Великобритании, успешной внешней и внутренней политике британского истэблишмента, глубоким преобразованиям, происходившим в традиционных партиях (торийской и вигской), появлению в этот период новых партийных группировок, а также значительностью фигур политических деятелей. После реформы 1832 года на авансцену политической жизни вышли новые социальные силы - промышленные и торговые буржуазные слои, обладавшие в совокупности значительной экономической мощью и требовавшие адекватного влияния в законодательных органах. Наиболее активная часть промышленной буржуазии оформилась в радикальную партийную группировку, известную в английской историографии под названием “Манчес­терская школа”1 (по месту зарождения буржуазно-радикального движения).
Руководящее место в Манчестерской школе занимала группа, возглавляемая Ричардом Кобденом и Джоном Брайтом. Это мнение разделяет большинство английских историков2. Кобден и Брайт являлись бесспорными интеллектуальными и политическими лидерами буржуазно-радикального движения 30-60-х годов XIX века. По месту возникновения этой группы, а также по экономическим и политическим связям ее лидеров современники часто называли ее “ман­честерской партией” (тем самым отделяя это понятие от термина “Манчестер­ская школа”)3.
За сто с лишним лет вышло немало работ зарубежных историков, посвященных проблеме английского радикализма. Однако в значительной степени эти исследования носят политико-биографический характер и концентрируются вокруг личностей Р. Кобдена и Дж. Брайта, которые в 1839 – 1846 годах руководили крупнейшей фритредерской организацией – Лигой против хлебных законов, а затем движением за демократизацию британских парламентских институтов.
Начало этой традиции положили Джон Макуилкрист и дочь Кобдена Анна Кобден-Сэндерсон, опубликовавшие сразу после смерти последнего в 1865 г. очерки о его жизни и деятельности4. Более серьезное исследование, выходящее за узкие рамки политической биографии, предпринял известный английский историк, основатель историко-экономического направления в английской историографии, профессор Джеймс Роджерс, выпустивший в 1873 году книгу “Кобден и современное политическое мнение”. Автор так обозначил задачу, стоявшую перед ним: “Эта работа является попыткой определить место, которое Кобден занимал в политической и экономической истории страны и объяснить позицию, которой он придерживался в отношении ведущих событий его времени”5. Будучи близко знаком с Кобденом и считая себя его учеником, Роджерс крайне высоко оценивает вклад лидера радикалов в историю английской партийно-политической системы и социально-экономических отношений. Автор считает Кобдена основателем определенной “политической партии” - Манчестерской школы, одним из самых активных глашатаев идеи классического либерализма, “мудрейшим и наиболее дальновидным государственным деятелем”, замечательным оратором6. Однако Роджерс слишком увлекается в своей попытке сместить акцент с биографических данных на выводы и умозаключения о роли радикального деятеля в общественно-политической жизни страны, переходя порой к чересчур абстрактным и длительным рассуждениям, почти не связанным с темой исследования. Этим объясняется явный недостаток в работе фактических данных, что затрудняет понимание взглядов и деятельности Кобдена.
Несравненно более целенаправленным выглядит двухтомный труд либерального историка Джона Морли “Жизнь Ричарда Кобдена”, изданный в 1881 году7. Работа охватывает весь период активной общественной деятельности радикального лидера. Ее ценность определяется обилием фактического материала. По сути она представляет собой собрание переписки Кобдена с родственниками, друзьями, государственными деятелями. Однако обширные комментарии автора придают работе вид исторического исследования. Надо также заметить, что труд Морли страдает определенной тенденциозностью в подборе фактов и в оценке личности Кобдена, что объясняется не только симпатиями автора, но и личным вмешательством Джона Брайта, редактировавшего это издание.
К началу XX в. интерес к личности Кобдена несколько угас. Причина заключалась в разочаровании английской общественности в принципах классического либерализма, являвшихся основой программы радикалов, а также в утере Англией мирового экономического и политического лидерства. Лишь в 1904 году выходит краткий очерк Ф.Кука о взглядах Кобдена и его участии во фритредерском движении8. Затем вновь на двадцать лет фигура радикального политика скрывается в тени. Молчание нарушается в 1926 г. Уильямом Доусоном, выпустившим монографию “Ричард Кобден и внешняя политика”. Разделяя внешнеполитические воззрения радикалов, подробно характеризуя достоинства их основного принципа невмешательства в дела других стран, Доусон признает всецело правильной позицию Кобдена в период Крымской войны и находит оправдание ошибочным взглядам радикального политика на сущность гражданской войны в США. Некоторая апологетичность труда Доусона искупается многообразием конкретного материала и глубиной анализа воззрений и внешнеполитической деятельности лидера манчестерцев, что обусловлено привлечением новых многочисленных источников9.
В межвоенный период вышла еще одна работа о Кобдене, автором которой был Ян Боуэн. Она носит биографический характер, хотя довольно часто автор поднимается на достаточно высокий аналитический уровень. В основном труд Боуэна посвящен раскрытию роли Кобдена во фритредерском движении и в некоторой степени изучению его внутриполитической деятельности. Работа Боуэна, как и большинство предыдущих, страдает известной тенденциозностью в освещении роли лидера манчестерцев. Чего стоит, например, лишь одно высказывание о том, что Кобден “создал школу, в которой Пиль и Гладстон были учениками”!10.
В послевоенное время личность радикального политика на долгое время находилась в забвении вследствие принятия либералами кейнсианской доктрины. Лишь в 1980-е годы, когда неоконсерваторы, пришедшие к власти в ведущих государствах Запада, взяли на вооружение идею о примате индивидуального над общественным, личность Кобдена вновь оказывается в центре внимания зарубежных историков. Следует выделить обширные, всеобъемлющие монографии американского исследователя Н.Эдселла и британского историка У.Хайнда, которые стремились дать оценку не только роли Кобдена, но всему буржуазно-радикальному движению, сосредоточивая внимание на деятельности Лиги против хлебных законов и борьбе за парламентскую реформу, а также анализируя внешнеполитическую доктрину манчестерцев11.
Работы, посвященные Джону Брайту, стали выходить еще при его жизни. В 1882 г. появилась книга Джорджа Смита, представлявшая собой, по признанию самого автора, “очерк общественной карьеры и речей величайшего либерального государственного деятеля и оратора XIX века”. Через год вышла подобного же рода работа Уильяма Робертсона12. Оба автора не ставили своей целью анализ деятельности радикального политика, ограничиваясь детальным изложением жизненных фактов и подробным пересказом его выступлений. Сразу после смерти Брайта была опубликована еще одна биографическая работа, содержащая, однако, ряд оценочных суждений. Ее автор - Левис Эпджон13.
Наиболее объемным трудом довоенного периода, представляющим несомненную научную ценность, была монография крупного либерального историка Джорджа Тревельяна, посвященная участию Брайта во фритредерском движении и его внешнеполитической деятельности14. Работа была тем более удачна, что автор старался объективно оценивать положительные и отрицательные стороны в свершениях главы радикалов, стремясь избежать его апологетики.
Современные историки, к сожалению, мало интересовались личностью этого лидера “манчестерской партии”. Лишь в 1960-е годы наблюдается всплеск интереса к его деятельности, изучением различных сторон которой занимались американский исследователь Г.Осабель и англичанин Дж.Стерджис15. Оба автора, придерживаясь радикальных взглядов, весьма положительно оценивают позицию Брайта по различным вопросам внутренней и внешней политики. В этот же период выходят труды, посвященные совместной деятельности Кобдена и Брайта и содержащие их сравнительные характеристики. Особо следует выделить исследование Дональда Рида, отличающееся оригинальностью оценок и умозаключений. Крайне интересен и точен, например, вывод Рида о том, что Брайт и Кобден не были пацифистами, хотя предыдущие исследователи почти без исключения считали пацифизм основным принципом внешнеполитической доктрины английского радикализма. Однако не все оценки Рида бесспорны. Сомнительным, по меньшей мере, выглядит утверждение, что Брайт долгое время являлся лишь “лейтенантом” Кобдена, играя второстепенную, несамостоятельную роль в буржуазно-радикальном движении 40-50-х гг. XIX в.16
Преобладание политико-биографических работ в англоязычной историографии британского радикализма объясняется общей тенденцией зарубежной исторической науки - стремлением к персонификации истории. Попытки более комплексного исследования буржуазно-радикального движения стали предприниматься с конца 1950-х годов. Начало этому положила интересная и значительная по привлечению новых источников, богатству фактического материала и глубине суждений монография шотландского профессора Нормана Маккорда “Лига против хлебных законов”, представляющая собой полнокровное описание деятельности фритредерской организации. Маккорд привлек не только личные архивы Кобдена и Брайта, до этого мало используемые исследователями, но и бумаги руководителей Лиги Джорджа Уилсона, Джона Бенджамина Смита и других видных фритредеров. Дав некоторый анализ предыдущей историографии, шотландский историк стремился уйти от традиционных полярных оценок Лиги (радикальные и либеральные исследователи считали ее чисто филантропической организацией, бескорыстно действующей на благо общества, а чартистская историография заклеймила Лигу как средоточие эгоистических целей промышленной буржуазии в ущерб интересам рабочего класса). Рассуждения Маккорда в целом носят более объективный и доказательный характер: выражая, в принципе, интересы промышленников, фритредерская организация своей деятельностью способствовала повышению благосостояния всех слоев общества в долговременной перспективе. Интересна также оценка исследователем Лиги как политической группы давления, не стремившейся к власти. Несомненную ценность представляет и анализ структуры радикальной организации, которой посвящена отдельная глава в труде Маккорда17.
Попытка дать характеристику и классификацию групп Манчестерской школы, а также проанализировать социально-экономическую доктрину радикалов была предпринята американским исследователем У.Грэмпом в 1960-х годах18. Однако ценность его трудов снижается из-за явного недостатка конкретного материала и многочисленных абстрактных рассуждений. Более весомый вклад в изучение сущности буржуазно-радикального движения внесли работы оксфордского историка Л.Вудварда и преподавателя Лидского университета А.Бриггса. Особенно интересно исследование Бриггса “Век улучшений”, посвященное реформаторским движениям в Англии с конца XVIII в. до второй парламентской реформы. Будучи приверженцем либерального направления в историографии, Бриггс весьма далек от апологетики буржуазного радикализма 30-60-х годов XIX в. подробно историк исследует деятельность Лиги против хлебных законов, подчеркивая противоречивость ее аргументов и “смешанность” методов (от мирных до насильственных). Большое значение имеет также анализ эволюции тактики радикального руководства, агитационных приемов и средств овладения общественным мнением. Отличается от рассуждений предшественников и аргументация Бриггса относительно причин победы в Великобритании фритредерской доктрины: предпочтение историк отдает социально-экономическим, а не политическим факторам19.
В 1980-х годах, в период возрастания интереса к истории формирования доктрины классического либерализма в Англии, выходят исследования британских историков демократического направления Э.Ройля, Дж.Уолвина и Пауля Эделмана. Особую ценность представляет работа Эделмана “Викторианский радикализм. Буржуазный эксперимент 1830-1914”. Автор подробно анализирует деятельность буржуазных радикалов в 1830 - 1860-х годах, задерживая свое внимание на личностях Р.Кобдена и особенно Дж.Брайта. Эделман убедительно доказывает, что фритредерское движение 1840-х годов отражало интересы средней и мелкой промышленно-торговой буржуазии, стремившейся потеснить землевладельческую аристократию у кормила власти. Нельзя не согласиться также с выводами исследователя относительно результатов отмены хлебных законов и последовавшего за этим роспуска Лиги: с одной стороны, победа фритредеров знаменовала усиление экономического и политического могущества городской буржуазии, с другой - ликвидация политической организации радикалов сильно затрудняла процесс их партийного оформления и явилась одной из причин слабости буржуазно-радикального движения в конце 40-50-х гг. XIX в. Период конца 1850-1860-х годов Эделман связывает исключительно с деятельностью Джона Брайта, видимо, из-за масштабности фигуры радикального политика в движении за парламентскую реформу. В целом исследование Эделмана представляет значительный научный интерес20.
Деятельность отдельных группировок, принимавших участие в буржуазно-радикальном движении помимо “манчестерской партии”, анализируется в исследовании У.Томаса, посвященном так называемым “философским радикалам”, или последователям учения Бентама, а также в работе А.Тирелла о Джозефе Стердже и его партии “радикалов-моралистов”21.
Проблему английского радикализма так или иначе затрагивают исследования, раскрывающие различные аспекты британской партийно-политической системы, деятельность ведущих партий, взаимосвязь их лидеров с буржуазно-радикальным движением. Вопросу о формировании, развитии и функционировании английской партийной системы посвящено фундаментальное двухтомное исследование И.Булмера-Томаса22, являющегося приверженцем доктрины “либе­рального торизма”. Интересные, хотя и не всегда бесспорные оценки дает историк движению радикалов, задерживая внимание на фритредерской деятельности и перипетиях борьбы за вторую парламентскую реформу. Истории отдельных партий и группировок посвятили свои исследования британские авторы Р.Сте­варт, Дж.Конахер и Дж.Винсент23. Стеварт и Конахер, сосредоточивая внимание на проблеме раскола торийской партии в 1846 г. и характеристике двух партийных образований, появившихся вследствие этого - пилитов и протекционистов, - приводят интересные данные относительно взаимоотношений различных торийских лидеров с деятелями радикального толка. Консервативные историки демонстрируют различия методов тори в отношении радикалов для достижения определенных тактических целей: от создания совместных коалиций (метод Дизраэли) до принятия отдельных радикальных принципов (позиция Гладстона). Исследование Дж.Винсента посвящено истории либеральной партии и уже вследствие этого не может не затрагивать деятельности ее левого радикального крыла. Действительно, историк подробно останавливается на проблеме британского радикализма. Особенно его интересует период 1860-х годов и связанная с ним деятельность Джона Брайта. Исследование изобилует оригинальными аналитическими выкладками и умозаключениями.
Значительный научный интерес представляют политические биографии государственных деятелей викторианской эпохи. Имеются в виду работы Л.Эпджона о Гладстоне, Н. Гэша о Пиле, Д. Джадда и Д.Саутгейта - о Пальмерстоне24. Особо следует выделить фундаментальное исследование Н.Геша, детально характеризующее отношения Р.Пиля с руководством Лиги против хлебных законов и эволюцию взглядов торийского лидера по фритредерской проблеме.
Отдельные аспекты буржуазно-радикального движения затрагиваются в ряде работ, посвященных британской внешней политике25 и истории колониальной системы26. Проблема взаимоотношений фритредеров и чартистов в 1840-е годы частично освещена в трудах историков коммунистического направления - А.Мортона, Дж.Тэйта, Дж.Уорда27.
Определенный вклад в освещения проблемы английского буржуазного радикализма внесли работы обобщающего характера по истории викторианской Англии. Среди них следует отметить исследования Г.Осабеля, П.Эделмана, Дж.Бес­та, Л.Симэна и др.28. Некоторые сведения по данной теме содержатся и в более общих трудах по английской социально-экономической и политической истории29.
Наибольший интерес англоязычной историографии при анализе буржуазно-радикального движения вызывает вопрос о партийной принадлежности Лиги против хлебных законов. Часть английских исследователей, возглавляемая Норманом Маккордом, крупнейшим специалистом по истории Лиги, разделяет точку зрения самих радикалов о надклассовом и надпартийном характере фритредерской организации. Маккорд прямо заявляет, что Лигу нельзя считать партией или партийной группировкой, так как она не стремилась к завоеванию политической власти. Деятельность организации радикалов, по мнению шотландского историка, имела не только общенациональный, но и общечеловеческий характер: свобода торговли должна была расширить экономические связи между странами и способствовать укреплению международного мира30.
Другого мнения придерживаются Я.Боуэн, И.Булмер-Томас и П.Эделман, которые считают радикальную организацию массовой политической партией, занимающей определенное место в британской политической системе31. Еще дальше идет Джон Винсент, характеризующий Лигу как организацию либералов и одно из звеньев будущей либеральной партии32. Наиболее объективное мнение выразил Аза Бриггс, рассмотревший деятельность Лиги при анализе реформаторских движений викторианской Англии. Он пришел к заключению, что Лига, несомненно, выражала интересы промышленников (средней буржуазии), что доказывается родом занятий ее руководства и направлением ее деятельности. Однако ее цель - свобода торговли зерном - была объективно выгодна всем слоям населения. Бриггс оценивает Лигу как политическую организацию, предназначенную для управления общественным мнением33.
Более упрощенного взгляда на проблему придерживаются английские историки-марксисты. Занимаясь в основном вопросами английского рабочего движения и не рассматривая специально деятельность Лиги, они однозначно характеризуют ее как выразительницу узкоклассовых, меркантильных интересов средней буржуазии в ущерб остальным слоям населения и прежде всего рабочему классу34. Радикалы действительно являлись выразителями интересов промышленной и торговой (т.е. средней и мелкой) буржуазии, но их идеи носили общенациональный характер, так как были выгодны подавляющей части населения Великобритании. Именно популярность их целей - “дешевый хлеб” и повышение благосостояния производительных классов - обеспечили им массовую поддержку населения. В партийно-политическом плане Лигу против хлебных законов можно считать централизованной радикальной организацией, игравшей роль политической группы давления на правящие круги для достижения конкретных целей.
Таким образом, англоязычная историография накопила значительный материал по проблеме британского буржуазно-радикального движения. Разработкой этой темы преимущественно занимались историки либерального и радикально-демократического направлений. Можно выделить следующие общие тенденции, характерные для британской историографии в целом: 1) повышенный интерес к конкретным деятелям радикального толка в ущерб всеобъемлющей характеристике английского радикализма; 2) стремление ограничиться событийной стороной проблемы и уйти от анализа программных установок, тактических приемов и политико-классовой подоплеки движения радикалов; 3) объяснение сложных процессов эволюции партийно-политической системы и переориентации внутренней и внешней политики британского истэблишмента, имеющих глубокие социально-экономические корни, преимущественно политико-идеологическими причинами и субъективными симпатиями и антипатиями различных государственных и общественных деятелей.

Примечания

1 Grampp W.D. The Manchester School of Economics. L., 1960. P.5-9; Read D. Cobden and Bright. Victorian political partnership. L., 1967. P.103; Bowen J. Cobden. L.,1935. P.41 и др.
2 Grampp W.D. Op. cit. P.48; Read D. Op. cit. P.103; Vincent J. The Formation of the British Liberal Party. 1857-1868. L., 1972. P.70; Woodward L. The Age of Reform. 1815-1870. Oxf., 1862. P.120.
3 The Illustrated London News. Vol.30. 1857. №855. 25 April; The Later Correspon­dence of lord John Russel. 1840-1878 / Ed. by A.Ch. Benson and Viscount Esher. Vol.2. L., 1907. P.103; Калиновский Б.O. О развитии и распространении идеи свободной торговли и о применении ее к положительным законодательствам в главных западноевропейских государствах. Спб., 1859. С.140; Фишель Э. Государственный строй Англии. Спб., 1862. С.510; Cанктпетербургские ведомости. 1855. 8 мая, 21 мая и др.
4 Macqilchrist J. Richard Cobden, the Apostle of Free Trade, his political career and public services. A biography. L., 1865; Cobden-Sanderson A. Richard Cobden and the land of people. L., 1866.
5 Rogers J.E.Th. Cobden and modern political opinion. L., 1873. P.VI.
6 Ibid. P.VII-X.
7 Morley J. The Life of Richard Cobden. Vol.1-2. L., 1908.
8 Cooke F. A short life of Richard Cobden. L., 1904.
9 Dawson W.H. Richard Cobden and Foreign Policy. L., 1926. P.210, 229, 235-239.
10 Bowen I. Op. cit.
11 Edsall N.C. Richard Cobden. Independent Radical. L., 1986; Hinde W. Richard Cob­den. A Victorian Outsider. New Haven; L., 1987.
12 Smith G.B. The Life and Speeches of The Right Honourable John Bright, M.P. L., 1882. P.V; Robertson W. Life and Times of The Right Hon. John Bright. L.; Paris; N.Y., 1883.
13 Apjohn L. The Life of John Bright. L., 1891.
14 Trevelyan G.M. The Life of John Bright. L., 1913.
15 Ausubel H. John Bright, Victorian Reformer. N.Y., 1966; Sturgis J. John Bright and the Empire. L., 1969.
16 Read D. Op. cit. P.117; McCord N. Cobden and Bright in politics. 1846-1857 // Ideas and Institutions of Victorian Britain / Ed. by R.Robson. L., 1966. P.87-114.
17 McCord N. The Anti-Corn-Law League. 1838-1846. L., 1958. P.9, 15, 18, 29, 31-33.
18 Grampp W.D. The Manchester school... L., 1960; ejusdem. Economic Liberalism. Vol.2. N.Y., 1965.
19 Woodward L. Op. cit. Oxf., 1962; Briggs A. The age of improvement. L.; N.Y.; Toron­to, 1959. P.314-317.
20 Royle E., Walwin J. English Radicals and Reformers. 1760-1848. Brighton, 1982; Adelman P. Victorian Radicalism. The middle-class experience, 1830-1914. L.; N.Y., 1984. P.1-3, 17-18. 21. 25-28.
21 Thomas W. The Pholosophic Radicals. Nine Studies in Theory and Practice 1817-1841. Oxf., 1979; Tyrell A. Joseph Sturge and the Moral Radical Party in Early Victorian Britain. L., 1987.
22 Bulmer-Thomas I. The Growth of British Party System. Vol.1. 1640-1923. L., 1965.
23 Stewart R. The Politics of Protection. Lord Derby and the Protectionist Party. 1841-1852. Cambr., 1971; Conacher J.B. The Peelites and the Party System. 1846-1852. Newton Abbey, 1972; Vincent J. The Formation of the British Liberal Party. 1857-1868. L., 1972.
24 Apjohn L. Wiiliam Ewart Gladstone. His Life and Times. L., 1899; Gash N. Sir Robert Peel. L., 1972; Judd D. Palmerston. L., 1975; Southgate D. “The Most English Minister”... The policies and politics of Palmerston. L.; Melbourne; Toronto; N.Y., 1966.
25 Уольполь С. Иностранная политика Англии. Спб., 1885; Gleason J. The Genesis of Russophobia in Great Britain. Cambr., 1950; Anderson O. A Liberal State of War. English Politics and Economics during the Crimean War. L.; Melbourne; Toronto,1967; Dunham A.L. The Anglo-French Treaty of Commerce of 1860 and the Progress of the Industrial Revolution in France. Ann Arbor, 1930.
26 Morell W. British Colonial Policy in the age of Peel and Russel. Oxf., 1930; Schuyler R. The Fall of the Old Colonial System. A Study in British Free Trade. 1770-1870. L.; N.Y.; Toronto, 1945; Silver A.W. Manchester men and Indian Cotton. 1847-1872. Manchester, 1966; Semmel B. The Rise of Free Trade Imperialism. Cambr., 1970.
27 Мортон А., Тэйт Дж. История английского рабочего движения (1770-1920). М., 1959; Ward J.T. The Factory Movement. 1830-1855. L., 1962.
28 Ausubel H. In Hard Times. Reformers among the Late Victorians. N.Y.,1960; Adelman P. Gladstone, Disraeli and Later Victorian Politics. L., 1970; Best G. Mid-Victorian Britain. 1851-1875. Frogmore, 1970; Seaman L. Victorian England. 1837-1901. L., 1973.
29 Trevelyan G.M. British History in the nineteenth century and after (1782-1919). L., 1937; Он же. Социальная история Англии. М., 1959; Мортон А. История Англии. М., 1950 и др.
30 Trevelyan G. M. The Life... P.166; Woodward L. Op. cit. P.119; McCord N. The Anti-Corn-Law League... P.15, 29.
31 Bowen I. Op. cit. P.41; Bulmer-Thomas I. Op. cit. P.88; Adelman P. Victorian Radi­calism... P.15,17.
32 Vincent J. Op. cit. P.130.
33 Briggs A. Op. cit. P.314,316.

34 См., напр.: Мортон А. Указ. соч. С.336-337; Мортон А., Тэйт Дж. Указ. соч. С.134.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика