МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Кант И. Всеподданнейшее прошение философа Канта императрице Елисавете Петровне

Еммануэль Кант, магистр, всеподданнейше умоляет Ея Императорское Величество всемилостивейше назначить его на освободившееся место ординарнаго профессора по кафедре логики и метафизики в Кёнигсбергском университете.

Пресветлейшая, великодержавнейшая Императрица, Самодержица всея России, всемилостивейшая Императрица и великая жена!

Со смертью покойнаго доктора и профессора Кипсе кафедра ординарнаго профессора логики и метафизики в нашей Кёнигсбергской академии сделалась свободною. Эти обе науки были доселе предметом особенно внимательнаго изучения с моей стороны.

С тех пор, как я сделался доцентом в здешнем университете каждое полугодие я читал лекции по обеим этим наукам. Я написал по этим наукам две диссертации, кроме того старался представить некоторую пробу своих занятий в четырех статьях, напечатанных в Кёнигсбергской ученой газете, в трех программах и трех других философских трактатах.

Надежда, каковою я себя льщу быть назначенным на академическую службу по предмету сих наук, особенно же всемилостивейшее расположение вашего императорскаго величества оказывать наукам ваше высочайшее покровительство и снисходительное попечительство, побуждают меня всеподданнейше просить ваше императорское величество всемилостивейше соблаговолить благосклонно утвердить меня на вакантную кафедру ординарнаго профессора, так как я надеюсь, что академический Сенат в разсуждении требуемой на сей предмет способности будет сопровождать мое верноподданическое искание не неблагоприятными показаниями. Готов умереть в

моей глубочайшей преданности вашего императорскаго величества наиверноподданнейший раб Еммануэл Кант.

Кёнигсберг, 14 Декабря 1758.

Переведено с разрешения издателя, профессора Вайхингера, из его журнала „Kantstudien" 1896, кн. 2-я.


Кёнигсберг или Кролевец Прусский в течении нескольких лет был главным городом завоеванной нами в Семилетнюю войну Восточной Пруссии. Все управление было Русское, и потому утверждение ординарным профессором величайшаго мыслителя новаго времени зависело от Русскаго правительства. Всеподданнейшее прошение Канта почему-то не было уважено, равно как его ходатайство по тому же поводу перед тогдашним генерал-губернатором Пруссии, бароном Корфом, и на место умершаго Кипсе был назначен доктор Бук.

Интересно знать, где теперь находится подлинное прошение Канта и кто именно докладывал о нем императрице Елисавете Петровне. Надо заметить, что в то время Кант еще вовсе не был известен и находился в своем „догматическом сне".

Юрий Бартенев.

Галла на Заале,

21 Июнн 1896 года.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика