МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Чумаков А. Из истории политики Коминтерна на Дальнем Востоке

Публикуемый документ обнаружен в фонде 495 РЦХИДНИ, где сосредоточены материалы, относящиеся к деятельности Коммунистического Интернационала (1919 - 1943 гг.), в частности - его Восточного секретариата, который в основном был ориентирован на решение азиатских проблем.
Документ представляет собой своеобразный “меморандум”, направленный главой Восточного секретариата Коминтерна Г.Сафаровым1 руководству этой организации с анализом состояния и перспектив развития коммунистического движения на Дальнем Востоке. Материал подготовлен также и для определения направлений восточной политики к IV конгрессу Коминтерна (проходил в Москве 5.ХI - 5.ХII 1922 г.). Восточный секретариат обобщил сведения, полученные от своих представителей на российском Дальнем Востоке, в Китае, Японии, Корее. Руководство Восточного секретариата попыталось, проанализировав ситуацию в Восточной Азии и на Дальнем Востоке, выяснить, насколько возможно использовать социально-политический потенциал региона в условиях “задержки” “мировой революции” на Западе. Тем более, что идеологи и практики Коминтерна видели в Азии один из возможных резервов дальнейшего развития мирового революционного процесса и коммунистического движения. Так, В.И.Ленин утверждал, что народам Азии “... предстоит выступить на исторической авансцене в ближайшем будущем, вслед за нами”2.
Публикуемый документ не случайно скрыт под грифом “совершенно секретно”. Он хорошо отражает дуализм международного курса тогдашнего руководства РКП(б) и Советской России. С одной стороны, в условиях перехода к нэпу и банкротства “военного коммунизма”, советские лидеры испытывали необходимость в восстановлении торгово-экономических, финансовых и политико-дипломатических отношений с ведущими западными странами США и Японией, исповедуя завидный прагматизм и умение использовать противоречия между великими державами. Например, в 1921-1922 г. советские дипломаты вели активные поиски возможностей диалога с Пекинским правительством, а также с Японией (миссии А.К.Пайкеса, А.А.Иоффе, несколько позже - Л.М.Карахана)3. С другой стороны, предпринимались действия совместно с Коминтерном по укреплению коммунистических сил в Китае, Корее, Японии (содействие образованию там компартий, создание прокоммунистических профсоюзов, стремление заручиться поддержкой части националистов, антиимпериалистически настроенных и т.д.)4. Примечательно, что пытались использовать и возможности молодых советских спецслужб. (Не случайно, помимо руководства Коминтерна, документ адресован А.Артузову - одному из заместителей председателя ВЧК-ГПУ Ф.Э.Дзержинского.)
Восточный секретариат, как видно из документа, преувеличивает революционный потенциал в Восточной Азии, надеясь на развитие социалистической революции в Китае, Корее, Японии. В связи с этим утверждается тезис о возможной эволюции лидера Гоминьдана Сунь Ятсена (в документе - Сунь Ятцена) к основам коммунистической доктрины и практики. Явно переоценивается революционный потенциал в названных выше странах, видимо, под влиянием успехов Советской России в гражданской войне и быстрой “советизации” Закавказья и Средней Азии. Данью “революционному романтизму” пронизано предложение о создании Восточно-Азиатской федерации стран Дальнего Востока и даже переселении китайцев и корейцев на советский Дальний Восток.
Конечно, “мировой революции” в Восточной Азии не состоялось. Коммунистические силы там (даже при поддержке Советской России) не смогли взять верх над национализмом, стремлением народов региона к национально-суверенному варианту развития, их желанием освободиться как от военно-политической и экономической зависимости от западных стран, так и от попыток Коминтерна навязать им “советский” путь. Неудачный опыт стимулирования “мировой революции” через Восточную Азию впоследствии заставит советское (да и коминтерновское) руководство более реалистично учитывать специфику Азии, повернуть к поиску возможных компромиссов с буржуазно-националистическими движениями и политическими партиями в этом регионе мира.
На IV конгрессе Коммунистического Интернационала, проходившем в Москве 5.ХI - 5ХII 1922 г., идеи “меморандума” Г.И.Сафарова не получили полной реализации. Так, в частности, не поднимался вопрос о создании Восточно-Азиатской Федеративной республики на советской основе. С другой стороны, в решении Коминтерна нашли отражение проблемы укрепления контактов не только с коммунистическими силами, но представителями буржуазно-нацио­нального движения на Дальнем Востоке.

Примечания

1 Сафаров Георгий Иванович (1891 - 1942), советский государственный и партийный деятель. Вступил в РСДРП(б) в 1908 г. Участник Гражданской войны, после окончания которой направлен на партийную работу в Туркестан, участвовал в “совети­зации” Средней Азии. В 1921-1922 гг. работал в Коминтерне секретарем исполкома, заведующим Восточным отделом. С 1922 г. командирован на работу в Ленинград, поддерживал группировку Г.Е.Зиновьева. Снят ЦК ВКП(б) с работы в Ленинградской парторганизации, направлен первым секретарем полпредства СССР в Китае. Сторонник Л.Д.Троцкого. На ХV съезде ВКП(б) в 1927 г. исключен из партии “как активный участник троцкистской оппозиции”, выслан в город Ачинск. После заявления о разрыве с оппозиционерами решением ЦК ВКП(б) восстановлен в партии. В ходе массовых репрессий 30-х годов вновь исключен из партии, неоднократно арестовывался. В 1942 г. расстрелян. Реабилитирован посмертно.
2 Ленин В.И. К вопросу о национальностях и об “автономизации” // Полн. собр. соч. Т.45. С.362.
3 См.: Новейшая история Китая. 1917-1927. М., 1983. С.70-72.
4 См.: Тихвинский С.Л. Путь Китая к объединению и независимости. 1898-1949: По материалам биографии Чжоу Эньлая. М., 1996. С.64-97.
*  *  *
Текст документа печатается по подлиннику, хранящемуся в РЦХИДНИ. Ф. 495. ОП. 154. Д.135. Л.48-50. Документ представляет подлинник, беловой экземпляр, неравномерно напечатанный без правок на трех листах машинописного стандартного текста за подписью Г.Сафарова. Копии подлинника направлены в Исполком Коминтерна и руководству внешней разведки ГПУ. Документ датирован 17 октября 1922 г.
Л.1. Совершенно секретно. Ближайшие задачи Коминтерна в Восточной Азии. (Копии в Коминтерн и т. Артузову1). 17.10.1922 г.
Восточная Азия переживает момент острого общественного кризиса. На перспективе ее рисуются уже первые проблески яркого пламени социальной революции. В Японии - ядре Дальневосточной реакции - рабочее движение принимает более революционный характер. В Корее революционное брожение, перешедшее в форму вооруженной борьбы на северных окраинах, обещает нам самые оптимистические надежды. Развивается революционное движение в Китае, низвергнувшее старое правительство Пекина, политикой которого руководили “Аньфуисты”2, державшие японскую ориентацию, принимает более и более социальный характер. Теперь в Китае образовалось три правительства: Северное, Южное и Юго-западное3, последнее возглавляется Сунь Ятценом4, являющимся душой Китайской революционной интеллигенции. Он в прошлом (до 1917 г.), насколько мне известно, был социал-реформистом. Начиная с 1911 г. он был одним из тех, которые стояли за политику, направленную в “коалицию всех живых сил страны” для революционного творчества общественной жизни нового Китая. Но опыт Китайской революции показал, что такая “коалиция” не годится в революционную эпоху, каждый раз сторонники Сунь Ятцена проигрывали в борьбе с правым крылом “революционной мысли”: они или сами уходили из состава нового правительства, или оказывались выброшенной кликой военщины. Сунь Ятцен, один из передовых людей Китая, своим ясным умом понял свою прошлую ошибку. Он наотрез отказался принять участие даже в Южном правительстве. Живя в Шанхае, он систематически создавал и организовывал своих единомышленников. Почти все студенчество попало под его влияние. Факт, что он стоит во главе Юго-западного-правительства, факт, что он отказался работать с буржуазно-демократическим правительством Юга, достаточно ясно говорит о том, что возглавляемое им правительство будет революционно-демокра­тическим. И Сунь Ятцен на горьком опыте “Версальского концерта” не сможет стать ярким и искренним сторонником Антантовской ориентации. Потому можно при умелом ведении нашей политики и дипломатии склонить его на нашу сторону, Л.2. что запишет //светлые страницы в истории социальной революции. В Азии, (больше) чем в другой стране*, “вождь” может двигать по своему усмотрению исторический ход, ибо значение “вождя” в странах Востока очень велико.
Панмонголоизм, олицетворяемый японскими империалистами5, является довольно серьезным врагом социальной революции в Азии. Л.3. Японскому империалистическому национализму, черпающему свои силы в массах, которым сулят сторицей награды за принесенные жертвы, мы должны противопоставить свои идеи Интернационального Коммунизма, основанного на фундаменте глубоко разработанной теории экономики в странах Восточной Азии. Маньчжурия, Русский Дальний Восток с очень редким населением может стать местом колонизации из густо населенных мест Китая и Японии. Мы должны сказать японским трудовым массам, что они могут жить на континенте Азия в мире, солидарности с другими народами, не став жандармами на вечные времена. И японские массы пойдут за нами, если только убедятся в возможности осуществления наших идеалов, ибо они ни в коем случае не согласятся быть вечными врагами с соседними народами без всякой на то нужды. Эту трудную задачу может разрешить только будущая Восточно-Азиатская Федеративная республика, ядром которой должны служить коммунистические партии этих стран. Поэтому неотложной задачей Исполкома Коминтерна должно быть создание Восточно-Азиатской федерации коммунистических партий, долженствующих служить в ближайшем будущем фундаментом федеративной республики на Дальнем Востоке. Тем более, до тех пор, пока коммунисты Японии, Китая и Кореи будут смотреть друг на друга как “собака на кошку”, никогда мы не увидим радостный час торжества социалистической революции на Востоке.

Подпись Г.Сафаров
* Так в тексте.

Примечания к документу

1 Артузов (Фраучи) Артур Христианович (1891-1937), корпусной комиссар. Выходец из семьи швейцарца-сыродела, переселившегося в Россию. Племянник М.С.Кедрова. Окончил Петербургский политехнический институт. Один из организаторов и руководителей советской контрразведки и внешней разведки ВЧК-ГПУ-ОГПУ. Участвовал в подготовке и проведении операции против антисоветской зарубежной эмиграции и английской разведки в 20-е годы (“операция Трест”). В 1930-1935 гг. начальник Иностранного отдела ОГПУ-НКВД. В 1935-1937 гг. заместитель начальника Четвертого (разведывательного) управления Генштаба РККА. Выступал против использования спецслужб для подавления “оппозиции” в ВКП(б), репрессий в отношении старой интеллигенции. Обвинен в шпионаже. Арестован в 1937 г. Расстрелян. Реабилитирован посмертно.
2 Аньфуисты (аньхойцы) - представители одной из феодально-милитаристских группировок в Китае, созданной после Синхайской революции (лидер - Дуань Цижуй) и контролировавшей в основном провинции Северного Китая. Пытались в ходе борьбы за власть опереться преимущественно на Японию, лавируя между другими великими державами.
3 В данном случае речь идет о важнейших “центрах силы” в Китае: Северной милитаристской группировке, контролировавшей Пекинское правительство, Юго-западной, ориентировавшейся на западные державы, и группировке Сунь Ятсена в Гуандуне (на юге).
4 Сунь Ятцен (так в документе, правильнее - Сунь Ятсен) (1866 - 1925) - виднейший лидер буржуазно-национального движения в Китае. Сторонник использования экономического и военно-политического опыта иностранных государств в объединении и возрождении Китая. Основатель Гоминьдана. Выступал за объединение всех социально-политических сил в стране (в том числе и коммунистов) для движения к независимости Китая. Искал пути к установлению и развитию равноправных отношений с Советской Россией, странами Запада и Японией.
5 Под “панмонголоизмом” имеется в виду стремление Японии создать, используя автономистское националистическое движение монголов в Китае, марионеточное государственно-политическое образование под своим контролем.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика