МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Громов М. Культура Древней Руси в системе мировой цивилизации

Источник: Цивилизации. Выпуск 2. - M.: Наука, 1993.

Многоаспектная тема соотношения древнерусской культуры с мировой цивилизацией изложена ниже в виде тезисов, каждый из которых представляет не окончательное и категоричное суждение, но служит основой для Доследующей научной дискуссии.

I. Древняя Русь никогда не была замкнутым, изолированным ареалом в рамках мировой цивилизации, она была тесно связана с ней, о чем свидетельствует весь комплекс сохранившихся памятников материальной и духовной культуры 1. Однако направленность связей с иными народами, прямое и обратное влияние, степень интенсивности, уровень интеграционных процессов были различными и имели свою специфику в разные периоды 2.

II. Древнерусская народность и ее культура были изначально, еще в дохристианский период, неоднородны. Существовал не единый славянский монолит, а сложный союз включенных в орбиту жизнедеятельности восточного славянства, при его доминирующей роли, тюркских, угрофинских, балтских и иных племен 3. Эта исходная позиция, которая позднее все более обогащалась традициями постепенно входивших в состав Киевской, а затем Московской Руси новых народов, стала одни из существенных факторов самого бытия отечественной культуры. Генетическая память и природные задатки многих этносов слились, соединились, сплавились, а затем и проявились в творческом русском гении.

III. После христианизации Русь выходит на качественно новый, более высокий уровень 4. Под влиянием кирилло-мефодиевской традиции складывается развитая метасистема духовной культуры, охватившая южных и восточных славян и близкие им народы на основе одной православной религии, одной христианизированной книжности, одного церковнославянского языка в рамках той общности, которая атрибутируется И. Дуйчевым и Р. Пиккио как Slavia Orthodoxa в отличие от Slavia Romana (принявших католицизм части южных и всех западных славян)5. При этом следует учитывать зоны смешанного взаимодействия православия и католицизма на территории Балкан, Западной Украины и Белоруссии, а также такой феномен, как униатскую церковь.

VI. Регион Slavia Orthodoxa находился под сильной духовной эманацией Византии, которая являлась главной хранительницей античного наследия и своеобразным мостом между культурами Запада и Востока 6. Константинополь с храмом Святой Софии был не только политическим и сакральным центром Восточной Римской империи, но и обширным процветавшим космополитическим городом, одной из мировых столиц. Обращение Руси к сказочному Царьграду приводило ее к контактам с развитой восточносредиземноморской ойкуменой, важнейшим очагом мировой цивилизации.

V. Русь, также как Византия, была ареалом евразийским (недаром ее гербом стал заимствованный у династии Палеологов двуглавый орел, взирающий на Запад и Восток), однако в отличие от Византии, стоявшей "на перекрестке" двух миров (С.С. Аверинцев), Киевская и особенно Московская Русь находилась несколько в стороне от основного потока взаимовлияний Европы и Азии 7. Периферийное местоположение СевероВосточной Руси приводило к тому, что волны культурного воздействия развитых цивилизаций Востока и Запада доходили до нее позднее и в ослабленном виде, а местные интерпретации имели нередко оттенок провинциальности. Такова, например, эволюция в России стиля барокко, который имел в Европе контрреформационную направленность, у нас же он исполнил функцию до Руси не дошедшего Ренессанса 8.

VI. Геополитический фактор, имеющий объективные пространственновременные параметры, по-разному воздействовал на различные земли и княжества Древней Руси. Галицкая Русь и Волынь подверглись европеизации уже в допетровский период, в том числе путем принятия унии с католицизмом. Новгород и Псков, связанные через Прибалтику с Ганзейским союзом, испытали влияние Северной Европы и возникшего позднее протестантизма. Территории Украины и Белоруссии, вошедшие в состав Великого княжества Литовского, а затем Речи Посполитой, подверглись полонизации и претерпели меньшее татаромонгольское воздействие, чем земли Московской Руси.

Удаленные в северо-восточный угол европейского континента окраинные земли Руси в наибольшей степени сберегли элементы древнерусского наследия 9. Достаточно вспомнить сохранившиеся в Поморье былины Киевского цикла. Степень консервации фрагментов традиционной культуры увеличивается по мере удаления сохранивших их регионов от пульсирующих центров. В этом есть и положительный момент. Например, бежавшие в окраинные места Московской Руси старообрядцы сберегли немало ценных памятников и живых традиций допетровской культуры вплоть до нашего времени, сохранив, в частности, рукописную книжную традицию до XX в.

VII. После падения Византийской империи и покорения турками Балкан главным светочем былой притягательности великой греческой культуры остается Афон, духовный центр восточного православия, монашества, асектической философии исихазма. Однако объективный ход истории и насущные проблемы дальнейшего развития заставляют Русь все более обращаться к Западу 10. Несмотря на бурную полемику с католицизмом, протестантизмом, политическую борьбу с Литвой, Польшей, Швецией, идет процесс неуклонного сближения и все более активного усвоения достижений ушедшей вперед в своем развитии Европы.

Особенно показателен в этом плане XVII век, когда по образцу Ягеллонского университете в Кракове создаются Киево-Могилянская и московская Славяно-Греко-Латинская академии; когда в Москве разрастается обширная Немецкая слобода, существуют кварталы, населенные армянами, грузинами, татарами, живет много греков, южных славян и она, остается средоточием отечественной культуры, приобретает черты пестрого, многонационального, многоязычного стольного града, став одним из крупнейших городов Европы.

Большой поклонник польской и европейской культуры царь Алексей Михайлович (1629—1676) делает главным придворным идеологом белорусса Симеона Полоцкого, вождя партии латинистов, тайного униата, члена Базилианского ордена, противника грекофилов и старообрядцев. Реформы сына царя — будущего императора Петра Великого — стали логическим продолжением этой политики, а не резкой сменой курса, как иногда полагают 11. Петр I акцентировал и интенсифицировал элементы прозападной политики своего отца, сделав упор не на постепенное, эволюционное усвоение достижений западной цивилизации, как его предшественники, но на резкую, революционную ломку сложившихся традиций политической, общественной и культурной жизни России и насильственную перестройку ее по западному образцу.

Подобная вестернизация дала эффект прежде всего в строительстве государства, армии, развитии науки и производства, однако дорогой ценой раскола общества на европеизированную дворянскую элиту и оставшуюся в рамках традиционного жизненного уклада основную массу населения страны. Наступил период отрицания древнерусского наследия, нигилистического отношения к его творениям, массового искажения и даже уничтожения памятников средневековой культуры Руси. Лишь после патриотического подъема во время Отечественной войны 1812г. началось сознательное обращение к древнерусским истокам, их изучение, реставрация и имитация в виде неорусского стиля конца XIX — начала XX в.

VIII. При анализе сходства и различия культур разных народов необходимо учитывать конфессиональный фактор. Например, догмат о filioque католической церкви имеет персонал истский подтекст и он способствовал возникновению на Западе развитого субъективистского самосознания с приматом активно мыслящего независимого индивида. Монофизитская интерпретация восточнохристианских церквей выступает противоположной тенденцией, более близкой к восточному абсолютистскому типу мышления.

Православная позиция является промежуточной. С западной ее сближает признание двуединой природы Христа, что формировало более сбалансированное соотношение объективного и субъективного факторов в сознании. В то же время восточная патристика, восточное монашество через византийское посредничество принесли на Русь сильную тягу к философии интуитивистского, иррационального, мистического характера, которая отличается большей созерцательностью и меньшей прагматической активностью, нежели западная 12.

IX. К этому следует добавить, что основополагак щее типологическое влияние имела апостольская миссия Кирилла и Меф чдия, положивших начало переводу "Книги книг" — Библии — на старославянскш язык 13. В отличие от рафинированно выделившейся западной схоластики, языком которой была книжная латынь, древнерусская мудрость выражала себя посредством возвышенного и вместе с тем понятного народу старославянского языка 14. Распространение во всем контексте культуры, тяготение к живому образному слову, когда философские идеи воплощаются не в виде понятийно-логических конструкций, но путем художественно-пластических образов и символов, составляет доминирующую тенденцию отечественного любомудрия под благотворным воздействием Софии Премудрости Божией от Илариона Киевского до Владимира Соловьева 15.

Указанные особенности можно рассматривать как достоинства, ибо они придавали высокую идейную значимость всей культуре, прежде всего литературе и искусству. Они же сыграли тормозящую роль в конституирован™ философии как особого рода профессиональной деятельности, которая оформилась на Западе со времен средневековых университетов и выразилась в отточенной методологии дискурсивного мышления, сложившейся в условиях многовековых схоластических штудий 16.

X. Выше говорилось больше о влиянии Запада на Русь, но нельзя игнорировать и восточное воздействие. Ближний Восток, прежде всего Палестина, Закавказье, Средняя Азия издавна притягивали Русь 17. Монгольское нашествие имело не только негативные последствия; после него расширились контакты Руси с народами, вошедшими в орбиту монгольских завоеваний. А борьба с восточным нашествием после свержения ига перешла в экспансию на Восток вплоть до Тихого океана. Российская государственность вобрала в себя не только черты нового Третьего Рима", но и стала, по мнению евразийцев (Г. Вернадского и др.), наследницей великой империи монголов 18. Сходство Российской империи с восточными деспотиями усматривают некоторые исследователи Запада. В частности, М. Червинский писал об Иване Грозном как о деспоте, соединившем в себе черты византийского базилевса и свирепого азиатского хана 19. Зримым символом российской государственности является знаменитая "шапка Мономаха", связанная с легендой о передаче цесарских регалий от византийского императора великому киевскому князю Владимиру Мономаху. В действительности она представляет золотой филигранный, в виде тюбетейки головной убор среднеазиатского изготовления XIV в., опушенный собольим сибирским мехом с припаянным наверху крестом работы московских мастеров. От самой Индии прослеживается восточное влияние на Русь 20.

XI. В заключение следует сказать, что все явления познаются во взаимном сравнении. Русская культура, сложившаяся в средние века, не является исключением. Таков и ее центр — Москва. Приезжающему с Востока путешественнику она представляется вполне европейским городом, а туристу с Запада бросаются в глаза ее азиатские черты, начиная с пестроты церкви Василия Блаженного и кончая иррациональной организацией всего жизненного уклада. Белокаменные московские храмы не менее похожи на стрельчатую готику темного Кельнского собора, в фаустовском порыве устремленного в небо, чем на созерцательную задумчивость ослепительного Тадж Махала 21.

Наиболее же ярким памятником русского средневековья является Кремль 22, причудливо соединивший самобытную древнерусскую планировку с доминантой колокольни Ивана Великого, воздвигнутые итальянскими зодчими соборы и стены, поставленные английскими мастерами часы Спасской башни с азиатской пышностью интерьеров столицы "Третьего Рима", стоящей между Западом и Востоком в своей евразийской многоликости 23. Открытость Европе и Азии, но в то же время настороженность по отношению к ним и естественное стремление не растворить себя ни в Западе, ни в Востоке составляют суть исторической позиции России в системе мировой цивилизации.

1 Удальцова З.В., Щапов .Н„ Гутнова Е.В., Новосельцев А.П. Древняя Русь — зона встречи цивилизаций. М., 1980.

2 Шмурло Е.Ф. Восток и Запад в русской истории. Юрьев, 1895; Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе / Отв. ред. В.Т. Пашуто. М., 1972; Византия и Русь 3 Сост. Т.Б. Князевская. М., 1989; Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989.

'Третьяков П.Н. У истоков древнерусской народности. Л., 1970.

Введение христианства на Руси 3 Отв. ред. А.Д. Сухов. М., 1987; Podskalsky G. Christentum und theologische Literatur in der Kiever Rus' (988—1237). Munchen, 1982.

-Studia slavica mediaevalia et humanistica Riccardo Picchio dicurata / M. Colucci e.a. Roma, 1986. V. I—II.

8 Obolensky D. Byzantium and Slavs: Collected Studies. L., 1971. Аверинцев С.С. Византия и Русь: два типа духовности // Новый мир. М., 1988. №

9 Лихачев Д.С. Развитие русской литературы ?—XVII веков. Л., 1973. С. 165—214.

10 Пашуто В.Т., Флоря Б.Н., Хорошкевич АЛ. Древнерусское наследие и исторические судьбы восточного славянства. М.,1982.

11 Казакова НА. Западная Европа в русской письменности XV—XVI веков. (Из истории международных культурных связей России). Л., 1980.

12 Панченко A.M. Русская культура в канун петровских реформ. Л., 1984.

13 Громов ?.?., Козлов Н.С. Русская философская мысль ?—XVII веков. М., 1990.

14 Георгиев Е. Кнрил и Мефодий — истината за с-ьздателите на българската и славянска писменост. София, 1969. Schutz J. Konstantins Philosophie und seine Bestallungsurkunde als Philosoph // Wiener Slavistisches Jahrbuch. 1985. Br. 31.S. 89—98.

15 Флоренский П. Столп и утверждение истины. М., 1914; Fedotov Gf. Treasure f Russian Spirituality. L., 1950.

16 Pieper J. Scholastik: Gestalten und Probleme der mittelalterlichen Philosiphie. 2. Aufl. Munchen, 1986.

17 Slavro?? Th.G., Weisensei P.R. Russian Travellers to the Christian East from the Twelfth to the Twentieth Century. Columbus (Ohaio), 1986; Evdokimov М. Pelegrins russes et vagabonds mystiques. P., 1987.

18 Halperin ChJ. Russia and Steppe: Georg Vemadsky and Eurasianism // Forschung zur osteuropaischen Geschichte. Wiesbaden, 1985. Bd. 36. S. 55—104.

19 The Structure of Russian History / Ed, by М. Chemiavsky. N.Y., 1970. P. 74.

20 Шохин В.К. Древняя Индия в культуре Руси (XI — сер. XV в.) — М., 1988.

21 Иконников A.B. Каменная летопись Москвы. М., 1978.

22 Тихомиров Н.Я-, Иванов ?.?. Московский Кремль: История архитектуры. М.,1967.

23 Philipp W. Russia Position in Medieval Europe // Russia.Essays in History and Literature / Ed. by L.H. Legter. Leiden, 1972. P. 18—38.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика