МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Гальцов В.И. Переписная книга архива посольского приказа 1632 года как исторический источник

 

Из всех переписных книг архива Посольского приказа - главного архива Московского государства XVII в. - только опись 1632 г . до сих пор остается неопубликованной и малоизвестной среди исследователей 1 . Анализу этого интересного источника посвящена данная статья.

Третье в XVII в. описание Посольского архива по времени связано было со сменой руководства в приказе. 1 октября 1632 г . приказ возглавил дьяк И.К.Гря ­ зев взамен отправленного царем в ссылку думного дьяка Ф.Ф.Лихачева. А 6 октября появился царский и патриарший указ об описании Посольского архива 2 . Это дело, как и раньше, поручили приближенным ко двору лицам. Судья Печатного приказа окольничий Лев Иванович Далматов-Карпов, ответственный за описание архива, и дьяк Казанского дворца Иван Переносов, проводивший описание, были доверенными людьми патриарха Филарета Никитича, отца царя Михаила 3 . Описание Посольского архива затянулось более чем на полтора года. Переписную архивную книгу подготовили уже после смерти посольского дьяка Грязева в апреле 1634 г . и после назначения в мае того же года начальником Посольского приказа известного деятеля смутного времени думного дьяка и печатника И.Т.Грамотина (царь решил вернуть его из ссылки после смерти патриарха Филарета) 4 . Ему и была передана книга.

Опись 1632 г . по внешним признакам напоминает свою предшественницу, составленную в 1626 г . Это такого же типа книга в 4 0 , переплетенная коричневой кожей с кожаной застежкой. На корешке аналогичное описи 1626 года тиснение: «Архивская переписная книга 1632 года. № 3». Первый лист рукописи вклеен значительно позднее ее составления, на нем заголовок: «7141/1632 окт. 6. Переписная третья книга всех дел Посольского приказа, учиненная окольничим Долматовым-Карповым и дьяком Переносовым». Вместе с этим листом в книге 349 листов. Они были пронумерованы в XVII в. буквенной цифирью, а много позднее, 1 ноября 1938 г ., и арабскими цифрами (карандашом) архивистом РГАДА (дата поставлена на заверительной надписи вклеенного в конце книги листочка). На нижних полях книги сохранилась нумерация буквенной цифирью некоторых тетрадей - 3-37. Рукопись хорошо сохранились, но почти на всех листах остались следы водяных подтеков. В книге выделяются четыре почерка. Первый - на листах 1-40 об., 130-131 об., 235-332 об., 344-345 об. Второй - на листах 41-110 об., 348-349 об. Третий - на листах 111-129 об., 132-172 об., 333-343 об., 346-348. Четвертый почерк - на листах 173-234 об.

Это беловой экземпляр, так как на всех листах имеется скрепа дьяка И.Переносова; текст написан аккуратно, практически без исправлений и грамматических ошибок. Лишь однажды встречается помета, сделанная на поле почерком, отличным от основного. Рядом с описанием столбца о крымском после Ханберды, проезжавшем через Россию в Швецию в 1631 г ., помечено: «У Олексея Корепан - [ ова ] » 5 .

Опись 1632 г . состоит из оглавления, названного, как и в описи 1626 г ., «Указные главы книги сия», и 64 глав, которые, в свою очередь, делятся на три части: перечень документов, не найденных в архиве “против прежних переписных книг” 1626 г . (первая глава), описание грамот, книг и столбцов, выявленных сверх описи 1626 г . (главы 2-26), описание документов, поступивших в архив в 1627-1632 гг. (главы 27-64). В описи 1632 г ., в отличие от предшествовавшей, появились две новые небольшие главы - «Грамоты голстенские» (главы 39) и “Столпы голстенские” (глава 52) с описанием двух грамот эрцгерцога голштинского Фридриха и столбца о проезде через Россию голштинского посла Отто Брюгемана.

Переписная книга 1632 г . интересна прежде всего своей информацией об архивной практике XVII в. и о тех документах Посольского архива, которые либо не дошли до нас, либо малоизвестны историкам. В частности, с помощью изучаемой книги можно определить методику описания архива в 1632-1634 гг., которая имела ряд отличительных особенностей.

Впервые был описан не весь архив, а только новые поступления и те документы, которые не вошли в предыдущую опись 1626 г . Необходимость в составлении третьей описи в 1632 г . вызывалась уже не расстройством всего архива или пожаром, как это было в 1614 и 1626 гг., а потребностью в систематическом учете новых поступлений. Но прежде чем это сделать, подъячие проверили наличие документов архива по прежней описи 1626 г ., предварительно сняв с нее копию. Часть этой копии сохранилась в РГАДА (ф. 138, оп.3, д. 3 а ): 10 тетрадей в четверку (78 листов) со скрепой дьяка И.Переносова. Их содержание соответствует тексту описи 1626 г . на листах 3-59 и представляет собой часть описания духовных и договорных грамот русских князей XIV-XVI вв.

Пересматривая дела по копии, переписчики архива отмечали наличие документов, делая на полях рукописи пометы «есть», или указывали места хранения некоторых грамот, приписывая в конце описательной статьи: «У подъячево у Григорья Лвова». Наряду с этим, в копии конкретизировались некоторые описательные статьи описи 1626 г . Так, в описании жалованной грамоты великого князя Василия III «лета 7022-го году... смолняном всяким людем, всему городу» в копии приписано следующее, отсутствующее в описи 1626 г ., предложение: «что в их в Смоленские земли великому князю не вступатись» (л. 64 об. -65). Некоторые фактические неточности, бывшие в описи 1626 г ., в копии исправлены. Например, можайский князь, заключивший в 1447 г . договор с великим князем Василием II , в описи ошибочно назван Михаилом Андреевичем; в копии же имя написано правильно - Иван Андреевич (л. 26 об.).

Примеры подобного рода характеризуют не только методику просмотра архива в 1632 г ., но являются и своеобразным свидетельством качества работы переписчиков архива.

В результате пересмотра документов по описи 1626 г . было установлено, что в 1632 г . из более чем 2500 документов, известных по этой описи, в архиве не оказалось около 80, среди них - 23-х подлинных иностранных грамот, присланных в основном в XVII в. (две грамоты относились к XVI в. - грамота английских купцов, привезенная Осипом Непеей в 1557 г ., и польская грамота 1581 г .); 14 столбцов; около 30 различных документов приказной деятельности - выписок, отписок, памятей, челобитных; 5 печатных церковно-служебных книг; 3 чертежей «как было делать на Москве-реке мост каменой и деревяной».

О необнаруженных документах Переносов расспрашивал старого подъячего Г.В. Львова, который говорил, что «те дела после прежние переписки вклеены по столпам, которое дело под которой столп довелось подклеить», а в отношении иностранных грамот Львов « с товарыщи» ничего «не ведают» 6 . Кроме того, переносов выяснил, что пять литургических книг по царскому указу были отправлены в Киев к митрополиту Иову Борецкому, а три чертежа отосланы в Челобитный приказ, «потому что было мост делать ис Челобитного приказу» 7 .

Важным результатом работы по пересмотру архива было выявление документов, не вошедших в опись 1626 г . Описание этих документов в 1632 г . является ценным дополнением к описи 1626 г . Таких документов оказалось около 230; среди них около 160 грамот XV - начала XVII в. Большинство грамот этого периода не упоминалось не только в описи 1626 г ., но в описи 1614 г . Некоторые из них хранились в XV в. еще в Царском архиве: два договора, заключенных Иваном III и его сыном Иваном Ивановичем с волоцким князем Борисом Васильевичем в 1481 г . и 1486 г . 8 ; разъезжая грамота Ивана III о пожаловании сыновей городами: Юрия - Кашиным, Дмитрия - Угличем и Семена - Бежецким Верхом (разъезд Василия Наумова и Алексея Вокшерина, «черненье» и припись по составам великокняжеского дьяка Болдыря Паюсова; грамота до наших дней не сохранилась); две грамоты о взаимоотношениях Великого Новгорода и Швеции в первой половине XVI в. В описи 1626 г . не было отменено и около 40 выявленных в 1632 г . столбцов начала XVII в., ряда книг, тетрадей и связок с различными документами. Среди этих дел - неизвестная в настоящее время любопытная тетрадь, написанная «по-немецки», с русской историей времен царей Федора Ивановича, Бориса Годунова, Василия Шуйского, и «как вселился Рострига, и о неправдах польских и литовских людей, и о разоренье Великого Новагорода от свейских людей от Якова Пунтусова с товарыщи» 9 ; книга в кожаном переплете с записью присяги новгородцев царю Борису в 1598 г . при князе Петре Буйносове-Ростовском и дьяке Иване Максимове 10 ; связка с 34 польскими письмами «к пану Симону Каменскому и к иным панам», «а взяты на Белой у изменника у Федьки Щербачева во 124-м году» 11 .

Наряду с проверкой наличия документов по описи 1626 г ., были выявлены и подробно описаны все «новые» документы, поступившие в Посольский архив в течение шести лет после составления последней описи (до 6 октября 1632 г .). Оказалось, что к этому времени в архиве скопилось уже более 3600 документов. Сравнительный анализ описей архива, составленных в 1614, 1626 и 1632 гг., свидетельствует о неуклонном ежегодном росте числа архивных дел. Так, если с момента первого описания архива в 1614 г . до составления второй описи 1626 г . архив приказа увеличился примерно на 1600 документов, то только за шесть лет, прошедших после этого (1627-1632 гг.), новое пополнение архива составило более 950 документов.

В 1632 г ., как и прежде, все документы архива были пяти видов: грамоты, книги, столбцы, рознь и карты («чертежи»). Количественное соотношение между ними было, однако, уже несколько иным, чем во время предыдущего описания архива. Из 950 «новых» документов большинство составляли иностранные грамоты, присланные в приказ - около 690 грамот. Количество документов, образовавшихся в процессе приказного делопроизводства (книги, столбцы, рознь), по отношению к общей массе новых дел гораздо меньше, чем в 1626 г . (около 260). Это изменение связано скорее всего с организационным укреплением приказа, с появлением примерно во второй четверти XVII в. повытий, что не могло не сказаться и на более четкой организации делопроизводства в учреждении 12 . Среди трех видов приказных документов 1627-1632 гг. - книг, столбцов и розни - явно уменьшилось, по сравнению с предшествующим периодом, количество розни. Эту условную категорию дел составляли самые разнообразные, в основном подготовительного характера, приказные документы. Из розни формировались столбцы и книги, поэтому количество розни в приказе зависело от уровня организации делопроизводства.

Распределение иностранных грамот по государствам было иным, чем в 1626 г . Если прежде в архиве преобладали документы на польском языке, то среди всех иностранных грамот 1627-1631 гг. только 24 документа были присланы из Польши. В связи с подготовкой России к войне с Польшей, в 1623-1631 гг. русско-польские дипломатические связи были прерваны 13 . Это отразилось на количестве и содержании польских документов, поступивших в приказ к 1632 г ., - почти все они касались вопросов урегулирования русско-польских пограничных конфликтов.

Подготовка к войне наложила отпечаток и на характер русско-шведских взаимоотношений в 1627-1632 гг., на содержание документов, присланных из Швеции. Из 50 шведских грамот, поступивших в те годы в приказ, основная масса - это переписка и переговоры о закупках шведского оружия и боеприпасов, о найме на русскую службу полковника Александра Лесли и шведских солдат. В архиве хранились письма посредника в русско-шведских переговорах француза Жака Русселя 14 и характерная для того времени речь шведского посла Антона Мониера, желавшего, «чтобы Бог подаровал свейскому Густаву-Адоль­фу королю одоление над полским Жигимонтом королем» и заявлявшего о том, что «цысарь и папа ищут всю вселенную одолети» 15 .

Торговые связи России с некоторыми европейскими государствами были отражены в голландских, английских, датских документах 1627-1632 гг. Основная масса более чем 80 голландских грамот, поступивших в приказ в 1627-1632 гг., характеризует вопросы, связанные с продажей России голландского оружия; но, как и прежде, среди них немало документов о голландских мастеровых людях на русской службе, о пропуске через Россию в Персию голландских купцов; несколько писем Исаака Массы - купца и резидента, автора «Краткого известия о Московии в начале XVII в.» - с информацией о положении дел в Европе (в 1629 г . он передал в Посольский приказ «Писмо латынское, писано хула и насмешенье некоторым государем» и печатный лист с росписью «товаром и серебру, что галанские корабли на шпанских кораблях взяли во 136-м году») 16 . Голландские купцы информировали посольских дьяков не только о европейских делах (в архиве хранилось, например, письмо купца Карла де Молина, «как у Галанских Статов с ыными землями учинено утверженье») 17 ; такие дипломаты, как И.Грамотин, интересовались и «философскими мудростями», о них писал ему голландец Григорий ван дер Гейн 18 .

Около 30 английских грамот (судя по описи 1632 г . все они выделялись своим внешним видом - написаны на пергамене и красиво орнаментированы «кай­мами») касались в основном закупок русского хлеба английскими купцами из Московской компании.

Среди 15 датских грамот было несколько посланий короля Христиана IV с предложением «о помочи, что польскому королю из ево земли помочи никакие не будет», и с просьбой «поставить» в Москве своего агента Давида Рутца; грамоты привез в 1631 г . датский посол Мальте Юль 19 . Вместе с датскими грамотами в архиве хранилась печатная тетрадь на немецком языке «на чем у цысаря римского с королем дацким в городе Любке мир стался» 28 августа 1629 г . 20 (выход Дании из Тридцатилетней войны).

Наибольшее количество «новых» грамот поступило в приказ от представителей греческой православной церкви. Если за 10 с лишним лет между первым и вторым описанием Посольского архива в него поступило около 70 греческих грамот, то за шесть последующих лет собрание греческих документов пополнилось 223 грамотами. Вместе с 32 грамотами, присланными в эти же годы от православных властей и монастырей, бывших на территории Речи Посполитой (их называли тогда «грамоты Белые Руси литовских монастырей»), документы о заграничных связях русской церкви по количеству выделялись среди «новых» поступлений (255 грамот из всех 690 грамот, т.е. более 35%) 21 .

Эти цифры и содержание документов (почти все они с просьбами о денежной и материальной помощи - «милостынях») являются наглядным примером главенствующего положения русской церкви в православном мире XVII в. Стремительный рост числа греческих грамот в 20-х годах XVII в. напрямую можно связать с тем, что страной в это время фактически управлял патриарх Филарет. Круг «просителей» царской и патриаршей «милости» необычайно широк. Здесь и патриархи - Кирилл константинопольский, Феофан иерусалимский, Герасим александрийский; митрополиты, архиепископы, епископы и обыкновенные старцы. Просьба о «милостынях» поступали из различных монастырей - греческих, сербских, македонских, молдавских, кипрских, киевских и других. Тесные связи русской церкви с православным духовенством Востока имели большое значение и для русской дипломатии, так как некоторые священники, жившие на территории Турецкой империи, были тайными агентами русского правительства 22 .

Значительным по объему было и число новых крымских грамот (около 190 документов). Содержание их в целом однообразно: традиционные просьбы о «поминках» (подарках) многочисленных царевичей (нурадынов и калги), цариц, князей, мурз, их братьев, сестер и жен, “кормившихся” за счет русской казны не одно десятилетие. Число этих лиц превышало в те годы 40 человек. Опасный и беспокойный сосед, Крымская орда, заставлял русских с большой терпимостью относиться к крымской знати, особенно накануне войны с Польшей 23 .

Как уже отмечалось, около 260 дел, поступивших в архив в 1627-1632 гг., образовались в процессе приказного делопроизводства. Наиболее любопытные из них - столбцы “московские о всяких делах и сыскные приказные дела”. В 20-30-х годах XVII в., как известно, было много судебных процессов о “слове и деле государеве”. Документация о них хранилась в основном в Разрядном приказе 24 . Некоторые судебные дела этой категории оказались и в Посольском архиве. Они касались лиц, подсудных Посольскому приказу: дело пономаря Новгородского Успенского монастыря Аммоса, “про его воровское писмо”; “Столпик о изменничье Петрушкине жене Кубышкина”; столбец о ссылке на Белоозеро донских казаков “Олеши Старого с товарыщи”, “в государеве опале 136-го году” 25 и другие. Среди “столпов московских” встречается столбец с выписками из местнических дел - “памяти о случаях Семена Коробьина с Петром Пивовым да окольничево князя Григория Костянтиновича Волконского з Григорием Нащокиным в отечестве” 26 . Местничавшие были в свое время русскими посланниками. Местнические споры между членами посольств случались не раз, но документов об этом в Посольском архиве было очень мало, так как хранились они в Разрядном приказе 27 .

Большинство судных дел о лицах, подведомственных Посольскому приказу, касалось мелких правонарушений. Составленные, как правило, в виде столбцов, они специально выделялись при описании архива из общей массы, что было и раньше. Такое отношение к рядовым судным делам (или “челобитчиковым”, как их еще называли) объясняется особой заинтересованностью служащих приказа в судебных разбирательствах, доход от которых был весомым дополнением к жалованью дьяков и подъячих 28 .

Большое собрание карт Посольского архива, известное по прежним описям, в 1627-1632 гг. пополнилось только одной печатной географической картой Дании и печатным чертежем расположения шведских войск на реке Висле в 1625-1626 гг.

Все документы, просмотренные по описи 1626 г ., были возвращены на свои места хранения в прежнем порядке, утвердившемся после предыдущего описания архива. “Новые” поступления 1627-1632 гг. были систематизированы по традиционной схеме на грамоты, книги, столбцы и рознь. Внутри трех первых групп документы, как и прежде, распределялись по государствам в хронологической последовательности. Конкретные места пребывания новых документов в сохранившихся источниках не указаны, известно только, что все “новые” “грамоты, и книги, и столбцы, и всякие посольские и приказные дела кладены по ящиком и по коробьям” 29 .

Не трудно заметить, что наибольшую ценность опись 1632 г . представляет как источник по истории Посольского архива и в целом - по истории архивного дела в XVII в. Интересна информация описи о посольских делах, поступивших в приказ незадолго перед Смоленской войной, что позволяет подробнее изучить внешнюю политику России в конце 1620-х - начале 1630-х годов. Сведений по истории внутренней политики в описи 1632 г . гораздо меньше, чем в первой и второй описях. Как источник сведений о наиболее старых документах архива (перешедших из Царского архива великокняжеских и царских делах XIV - XVI вв.), опись 1632 г . является ценным дополнением к большой описи 1626 г . И именно в сопоставлении с ней и с более поздней переписной книгой 1673 г . раскрываются в полной мере возможности описи 1632 г . как исторического источника.

Примечания

1 Хранится в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА), ф. 138, оп.3, д.3. (Далее - Опись 1632 г .). Другие переписные книги Посольского архива опубликованы под ред. С.О.Шмидта: Описи Царского архива XVI века и архива Посольского приказа 1614 года. М., 1960; Опись архива Посольского приказа 1626 года. Ч. 1- 2. М ., 1977 (подготовил к печати В.И.Гальцов); Опись архива Посольского приказа 1673 года. Ч. 1- 2. М ., 1990 (подготовил к печати В.И.Гальцов).

2 См .: Дворцовые разряды. СПб., 1851. Т.2, стб. 294-295; Опись 1632 г ., л.6.

3 См .: Сташевский Е.Л. Очерки по истории царствования Михаила Федоровича. Киев, 1913. Ч.1. С.369-371. Родственник Л.И.Далматова-Карпова Ф.Б. Далматов-Карпов был одним из воспитателей, “дядькой” наследника престола царевича Алексея Михайловича (см. Дворцовые разряды. Т.2, стб. 409).

4 См .: Белокуров С.А. О Посольском приказе в XVII в. М., 1906. С. 110 (приложе­ние); Опись 1632 г ., л. 348 об. - 349.

5 Опись 1632 г ., л. 319 об. Корепанов - старый подьячий, служивший в Посольском приказе с марта 1627 г . В его ведении были крымские дела (РГАДА, ф. 138, оп. 1, 1622 г ., д. 5, л . 135; 1646 г ., д. 5, л . 1-5).

6 Опись 1632 г ., л. 38-38 об.

7 Там же, л. 40 об.

8 См .: Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. / Под ред. Л.В. Черепнина. М.; Л., 1950. С. 271-275, 315-322.

9 Опись 1632 г ., л. 83-83 об.

10 Там же, л. 93-93 об.

11 Там же, л. 92 об.

12 См .: Белокуров С.А. О Посольском приказе. С. 50-51.

13 Бантыш-Каменский Н.Н. Обзор внешних сношений России (по 1800 год). М., 1897. Ч. 3. С. 117.

14 Характеристику деятельности Ж.Русселя см.: Поршнев Б.Ф. Франция, английская революция и европейская политика в середине XVII в. М., 1970. С. 339-354.

15 Опись 1632 г ., л. 232-232 об.

16 Там же, л. 270 об. - 271.

17 Там же, л. 282 об.

18 Там же, л. 283.

19 Там же, л. 252-252 об.

20 Там же, л. 249 об. - 250.

21 Еще в 1627 г ., вскоре после описания архива, подъячие купили две дополнительные коробки для “государевых” и греческих документов (РГАДА, ф. 137, оп, 1, д. 1 б , л. 14 об.; Бакланова Н.А. Обстановка Московских приказов в XVII веке // Тр. Государственного Исторического музея. Вып. 3. М ., 1926. С. 74).

22 См .: Каптерев Н.Ф. Характер отношений России к православному Востоку в XVI и XVII столетиях. Сергиев Посад, 1914. С. 276-345.

23 См .: Новосельский А.А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII века. М.; Л., 1948. С. 189-199, 203-204.

24 Новомбергский Н.Н. Слово и Дело Государевы. (Процессы до издания Уложения Алексея Михайловича 1649 года). М., 1911. Т.1. С.1-10 (предисловие).

25 Опись 1632 г ., л. 294 об., 295, 301 об.

26 Там же, л. 292-292 об.

27 Интересный пример конфликта между членами русского посольства стольником Я.Н.Лихаревым и дьяком И.Песковым приведен в монографии М.А. Алпатова “Русская историческая мысль и Западная Европа ХП-ХУП вв.” (М., 1973. С. 326-327).

28 В октябре 1632 г . подъячие Посольского приказа подали на имя царя и патриарха коллективную челобитную, в которой жаловались на то, что объем работы в приказе у них велик (“пред прежними леты... окрестных государств з государи у вас, великих государей, ссылки частые, а нас... у вашего государского дела в Посолском приказе мало”), а жалованья не хватает, так как “челобитчиковых... дел в Посольском приказе никаких нет”, поскольку одно из подчиненных приказу учреждений, Новгородская четверть “в 135-м году ис Посольского приказу по... государскому указу отведена”. (РГАДА, ф. 138, оп. 1, 1632 г ., № 15, л . 61).

29 Опись 1632 г ., л. 8.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика