МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Фролов Э.Д. Интеллигенция в античном мире

Античное общество-3 . Тезисы докладов научной конференции 22-23 марта 1999 г.

I. Постановка проблемы

1. Что понимать под интеллигенцией? Исходный латинский корень - intele(i)gere, intelle(i)gens, intelle(i)gentia - указывает на фундаментальное значение интеллектуального момента, однако возникшее в новое время (и, как полагают, в русской среде) понятие "интеллигенция" обладает более ёмким содержанием, включающим также и нравственный, и социальный аспект. Споры вокруг критериев принадлежности к интеллигенции продолжаются, но во всяком случае показательно различение понятий: "интеллектуальность", "интеллектуальный" и "интеллигентность", "интеллигентный".

2. Была ли интеллигенция в античном мире? Возникновение такого вопроса в связи с более общей проблемой различения античной и современной цивилизаций кажется естественным. Однако при рассмотрении всей темы с позиций сравнительно-исторического метода вполне возможно снятие этого вопроса, т.е. решение его в положительном смысле.

3. Но если правомерно обнаружение интеллигенции также и в античном мире, то каково было ее положение в обществе, ее роль и значение в общественной жизни?

И, наконец, каковы могут быть проведены сопоставления и извлечены уроки для суждения о современной интеллигенции?

II. Зарождение интеллигентных занятий в античном мире

Речь идет в первую очередь о древней Греции, о ее ранней истории, где выделяются два периода:

1. Крито-микенское время (II тыс. до н.э.). К нему относятся мифические художники (Дедал) и реальные писцы в древнейших греческих (ахейских) государствах; врачи (Махаон и Подалирий, сыновья Асклепия) и певцы (Демодок) в гомеровском предании (первые двое - в "Илиаде", последний - в "Одиссее").

2. Архаическая эпоха (VIII-VI вв. до н.э.). В это время вновь, после перерыва Темных веков, являются художники (архитекторы, скульпторы, мастера расписных ваз, некоторые из которых известны нам по именам, как, например, Эрготим и Клитий - творцы знаменитой "Вазы Франсуа", аттического чернофигурного кратера, сработанного ок. 570 г.); далее, многочисленные поэты (Гомер, Гесиод, ранние лирики); наконец, так называемые мудрецы, предтечи философов, среди которых особо выделяется Солон. За ними непосредственно следуют первые ученые, философы (в частности, ионийские натурфилософы) и историки (логографы).

III. Интеллигенция в Греции в классическое и эллинистическое время (V-I вв. до н.э.)

1. Для классического и эллинистического времени характерно умножение интеллигентных занятий и их представителей, прежних и новых, среди которых выделяются:

врачи Асклепиады, и в частности школа Гиппократа на острове Косе;
художники (в широком смысле слова), например, градостроитель Гипподам Милетский и афинский скульптор Фидий;
поэты, в особенности драматические, трагики (Эсхил, Софокл, Эврипид) и комедиографы (Аристофан, Менандр);
писатели и ученые: философы (натурфилософы, софисты, Сократ и его продолжатели Платон и Аристотель, Эпикур и др.), историки (Геродот, Фукидид, Ксенофонт, позднее Полибий), ораторы (канон 10 аттических ораторов, крупнейшим из которых был Демосфен);
адвокаты (по большей части из числа тех же ораторов);
учителя и врачи обычного, светского плана, ведшие свои занятия на частной основе, но в школах и больницах, нередко принадлежавших государству.
2. Соответственно меняется положение людей этих интеллигентных занятий. Решающим моментом было расширение этой группы за пределы узкого круга знатных и обеспеченных любителей (дилетантов в шопенгауэровском смысле) на более широкие средние слои. Идет также углубление специализации и профессионализации, утверждение принципа технического совершенства подготовки, развитие специального высшего платного образования (школы софистов Протагора и Горгия, позднее также Исократа). Все более актуальной становится проблема заработка для людей интеллигентных занятий и, соответственно, укореняется принцип оплаты интеллигентного труда.

3. Другой вопрос - отношение античного общества к людям интеллигентных профессий. Показателен общий благоприятный общественный климат для занятий свободными искусствами, для развития свободных профессий. Особо надо отметить такие животворные в этом плане факторы, как относительная светскость культуры (отсутствие жесткого религиозной, жреческой опеки), открытость и демократичность социально-политической жизни (отсутствие авторитарного государственного контроля), пронизанность всей жизнедеятельности, всех занятий компетитивным, соревновательным началом (напомним о развившемся вслед за Э.Курциусом представлении о присущем древнегреческому обществу агональном духе). Впрочем, присутствие в целом благоприятного общественного климата не исключало сохранения некоторых восходивших к патриархальной старине предубеждений, например, к платному профессиональному учительству или к актерской деятельности.

4. Особый вопрос - отношение античного государства к занятиям свободными искусствами. Можно отметить явления государственного поощрения и вознаграждения (примеры - вознаграждения историкам Геродоту в Афинах и Сириску в Херсонесе Таврическом). Вместе с тем заслуживают внимания попытки государственного контроля над занятиями гуманитарной интеллигенции в Афинах: театральная цензура во времена Древней аттической комедии, надзор за деятельностью философских школ (закон Софокла, принятый в 306 г. до н.э.). Еще отчетливее эти тенденции прослеживаются в эллинистических государствах: здесь осуществлялось более широкое покровительство искусствам и наукам (примеры - Александрийская библиотека и Музей, созданные первыми Птолемеями в Египте, Пергамская библиотека и ученая школа, созданные пергамскими царями), но и более жесткое подчинение творческой интеллигенции воле монарха.

5. О широком развитии интеллектуальных (или интеллигентных) занятий свидетельствуют профессиональные объединения людей этих занятий: неформальные кружки и школы философов (кружок Сократа, платоновская Академия, аристотелевский Ликей, Сад Эпикура), союзы технитов Диониса.

6. О растущем общественном значении интеллигентных кругов говорит нередкое участие их представителей в политической жизни: прямое - например, Гипподама Милетского и Протагора в основании Фурий, косвенное - например, Аристофана в обсуждении проблем войны и мира, новых тенденций в образовании и воспитании, популярных проектов общественного переустройства. Более решительные попытки представителей античной интеллигенции играть самостоятельную роль в политике являют кружок Перикла (его "ученая дружина"), Платон в Сицилии, Исократ и Демосфен в отношениях с македонской монархией. Показателен, однако, и общий трагический финал таких попыток.

IV. Интеллигенция в древнем Риме

1. Прежде всего надо отметить своеобразие отношения римлян к интеллигентным занятиям - большая их, в сравнении с греками, консервативность, большая устойчивость сословных предрассудков, характерных для древнего землевладельческого и земледельческого общества.

2. С другой стороны, велико было значение греческого культурного влияния уже в раннее, а затем в особенности в эллинистическое время. Замечательно, что формирование интеллигентного слоя свершалось в римском обществе первоначально из греков, временно или постоянно живших в Риме, нередко рабского происхождения. Примерами могут служить:

пергамский грамматик Кратет, в бытностью свою послом в Риме положивший начало тамошним историко-филологическим занятиям;
кружок Сципиона Эмилиана, куда входили греки, философ (стоик) Панэций и историк Полибий, а также выходец из сильно к тому времени эллинизированного Карфагена комедиограф Теренций;
греческие риторы и библиотекари во времена и из окружения Цицерона.
3. Чуть позже идет формирование собственно римского круга интеллигенции. Ярчайшие примеры - Марк Теренций Варрон, Марк Туллий Цицерон, Корнелий Непот, Гай Валерий Катулл, Лукреций Кар.

4. В этом плане особенно велико было значение Цицерона: его занятия, его судьба, споры вокруг его личности в древности и в новое время бросают яркий свет на общественное положение и роль людей интеллигентных занятий в античном мире. Трагический удел Цицерона - горьчайший урок для интеллигенции последующих времен.

5. Поучительно знакомство с состоянием интеллигентных занятий и положением их носителей в эпоху Империи. Видно сходство ситуации с эллинистическим обществом: то же временами широкое покровительство со стороны властителей (пример - опекаемый Августом и Меценатом кружок литераторов, куда входили, в частности, Вергилий и Гораций), то же нередко суровое "вразумление" (повторяющиеся изгнания из Рима не только так называемых математиков, т.е. предсказателей, но и философов, а также мелкая, но характерная деталь - завершение ученого спора Адриана с ритором Фаворином, когда последний признал правоту суждения о стиле "того, кто командует тридцатью легионами"). Но, быть может, более всего показательна трагическая судьба великого писателя и философа Сенеки, сначала бывшего наставником и идейным руководителем Нерона, а затем этим последним принужденного к смерти.

V. Христианская интеллектуальная элита

Совершенно особый случай в контексте нашей проблемы представляет та группа античной интеллигенции, которая в русле религиозно-философских исканий дошла до идеи христианства - религии откровения, религии утешения и спасения, религии социальной справедливости. Надо отдавать себе отчет в том, что и сам создатель новой религии Иисус Христос, и его ученики и последователи, творцы Нового Завета (в особенности Иоанн Богослов и Павел), и последующие христианские апологеты и философы от Тертуллиана до Блаженного Августина - все были высоко интеллигентными личностями. Их творческие усилия, будучи направлены навстречу стихийным чаяниям народа, сотворили чудо. Увлекая за собой по этому новому духовному и социальному пути широкие слои античного общества, эта группа, несмотря на все сопротивление языческого государства, несмотря на все гонения и репрессии, в конце концов добилась торжества своего дела - всемирной победы христианства.

Правда, в движении к этой цели творцам новой религии пришлось частично пожертвовать своими принципами. Их вера, обретшая фундамент в церковной организации, утратила качество первоначального активного сострадания. Но это уже другой вопрос - о закономерности перерождения любого духовного движения, поскольку в какой-то момент оно выливается в упорядоченную институционализированную форму. Организация подчиняет себе духовную жизнь, а бюрократы оттесняют на задний план духовных творцов-интеллигентов.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика