МЕТОДИКИ
Опросники
     
   

Белов И. Планета детей. (сказка для взрослых)

Последнему составу смоленского театрика «Притча» и прототипам персонажей: Олесе Гайфуллиной – Старшей,

Виолетте Толкачёвой – Средней, Юлии Нелюбовой – Младшей, посвящается.

«Ведь детство, увы, быстротечно, и всё, что увечно – не вечно!

И время от смерти не лечит, а игры не учат любить!

Любить научиться непросто, когда на планете нет взрослых, -

Никто не подскажет, что делать со смертью, и как нужно жить!»

Припев из весёлого марша для дошколят.

 

1. Любая деятельность, не рассматривающая окончание себя

как средство для развития и устроения жизни, есть игра.

2. Любая деятельность, не ставящая целью достижения

практических непосредственных результатов, есть игра.

3. Любая деятельность, не имеющая в перспективе Вечность,

есть игра.

Собр. соч. никому неизвестных Ву Льяма и Шу Кспира.

 

Мир просыпался, осознавая сам себя в миллиардах существ, его населяющих. У каждого существа был свой мир, который краями соприкасался с окраинами других миров. Странным образованием был этот просыпающийся мир. Несомненно, была какая-то грандиозная причина, вызвавшая этот мир к существованию. Но какая, - мир забыл, как забыл и то, в чём цель его возникновения. Хаос, который изначально был другом, давно уже стал врагом и потихоньку превозмогал силы Порядка и Созидания. Разрушение нарастало во всех сферах жизни, и конец был недалёк. Мир это смутно осознавал. Сознавал так же мучительно-смутно, как и то, что с ним что-то не так. И что он не может сам себе помочь.

Миры трёх сестёр соприкасались давно и часто. Из-за этого в некоторых местах края миров были изорваны. Но в других местах срослись глубоко и прочно, хотя и эти сросшиеся места кровоточили. Края оставались крепко сросшимися, даже когда сёстры расходились в пространстве. Но сегодня они сошлись. Нужно было объяснить младшей смысл жизни на Планете Детей…

…Океан начинался Здесь и кончался Нигде. Пляж начинался на Востоке и заканчивался на Западе. Небо начиналось в Зените и вбирало в себя Солнце, Пляж и Океан. Лёгкий бриз из Ниоткуда мог оставить только лёгкую рябь на воде. От Востока до Запада накопилось достаточно места, чтобы вместить трёх сестёр. Странное впечатление производила старшая сестра. Это несомненно был ребёнок: бантики с косичками, платьице выше колен, гольфики, сандалики. Но лицо в морщинах, в голосе трещина, во всём облике что-то скорбное, согбенное, усталое. Казалось, повей бриз чуть сильнее, и её понесёт над побережьем как пушинку. Дополняли странное впечатление пенсне в тонкой золотой оправе, шаль на плечах, и тросточка для опоры. Но, тем не менее, несмотря на все несуразности, это явно был ребёнок. Ребёнок со взглядом старика, так и не сумевшего бросить свои игрушки.

В средней девочке тоже было что-то не детское. Это проявлялось в какой-то цепкости, остроте взгляда, застывшей мимике, скупости движений. Её поведение, если находиться поблизости, вызывало ощущение тревоги за собственную безопасность, которое не могли развеять те же косички, бантики, платьице, гольфики, сандалики. Тем более, что от всех этих наивных вещей веяло духом шарма и расчётливого кокетства, подчёркнутого лёгкой, но точной косметикой. Жутковато выглядел этот ребёнок, похоже, понимающий толк в соблазне и цинизме.

И только младшая сестрёнка не производила двойственного впечатления. Её поведение было непосредственным, взгляд открытым, ласковым, в нём жило ожидание чуда. Одежда и бантики, не в пример сёстрам, были ей кстати, и выглядели на ней естественно. Она сидела на корточках у самой кромки чуть слышно бормочущего океана и лепила из вязкого песка свою сегодняшнюю мечту. Сёстры стояли в двух шагах от неё и ждали, пока она закончит. Старшая девочка ожидала терпеливо-снисходительно, с затаённой грустной улыбкой, опираясь на трость и поглядывая поверх пенсне. Средняя смотрела скептически, с вызовом, скрестив руки на груди. Младшая давно заметила сестёр, но делала вид, что не видит их. Временами она кидала в их сторону, как ей казалось, незаметные, добродушно-лукавые взгляды. «От детства одно только средство…»,- доносился до старших девочек мотив известной детской песенки. Наконец, они переглянулись, и старшая, шагнув к младшей, сказала:

- Младшуля, мы тебя давно ждём…

- Что значит «давно», Старшуля? –весело поглядела младшая на сестру.

- Не философствуй, мелкая! – вступила в разговор средняя сестра. - Мы собрались по серьёзному поводу, а ты всё играешься!

- Разве, Средняя, не все играют?

Старшая чуть нагнулась, вглядываясь в дело рук младшей.

- А что ты делаешь?

- Я дарю! – торжественно ответила та.

- Ты лепишь подарок? – Старшая пыталась понять.

- Мой подарок – радость!!!

- Но радость нельзя слепить. Тем более, из песка!

- Я знаю, Старшуля! А я и не леплю радость, я дарю её песку. Видишь, он улыбается?!

Внезапно, средняя сестра с бритвенным выражением лица подскочила к творению младшей, и ударом изящной, остроносой сандалии разбила радость на сотни безжизненных песчаных осколков. Повеяло холодом, ветер усилился, океан забурчал что-то недовольное.

- Разве я не сказала, мелочь, что мы здесь по серьёзному поводу?! Не время для игр!

Глядя с изумлением и болью на среднюю, младшая сказала, глядя той прямо в глаза.

- А разве это не ты мне говорила, что все играют?! Всегда?!

Старшая неодобрительно посмотрела в сторону Средней.

- Ты сильно изменилась со времени последней встречи.

Средняя проигнорировала её, вызывающе подняв подбородок навстречу похолодевшему бризу. Старшая, взяв младшую за руку, поковыляла вдоль воды. Средняя двинулась за ними чуть поодаль.

- Да, все играют, - начала старшая девочка. Она шла, опираясь каждый раз на трость, задавая ритм своей речи. Нажим на палку предопределял сильную долю фразы. Белые бантики качались в такт. – Все играют, но есть серьёзные игры с серьёзными правилами.

- Средняя говорила, что правил никто не соблюдает…

- Пусть даже так! Но мы должны соблюдать!

- Почему это? И для чего? – вонзила Средняя две язвительные стрелы в спины Старшей и Младшей. – Чтобы проиграть?

Девочки шедшие впереди не стали оборачиваться. Младшая спросила:

- А кто придумывает правила?

- Ну-у…знаешь, - наморщила лоб Старшая, - ты когда-нибудь слышала про «взрослых»?

- Нет. Ты не рассказывала.

- Опять ты про эти небылицы, - пустила очередную стрелу Средняя.

На этот раз Старшая ответила, слегка повернув голову на голос, доносящийся со спины.

- Легенды не всегда небылицы.

- Ну-ну! А кто их видел, этих «взрослых»?

- Если никто их не видел, это не значит, что их не было.

Младшая опять привлекла внимание к себе.

- Старшуля, а ты взрослая?

- Нет.

- Но ты же Старшая!

- И старая! – свистнула очередная стрела.

- Ни старшая, ни старая не значит взрослая! – колкость осталась без внимания. Младшая призадумалась.

- Это что значит, что все мы – дети?!

- Ну-у, бестолковая! – Средняя уже выходила на одну линию с сёстрами.

Старшая ответила Младшей.

- Да, мы все дети.

- А куда делись все взрослые?

- Никто этого не знает. Но каждый смутно помнит о них.

- А чем отличались взрослые от детей.

- Взрослые знали, откуда пришли, куда идут и в чём смысл жизни.

- А дети

- Дети не знают.

Средняя не согласилась.

- Я, например, знаю, в чём смысл моей жизни!

-Ну, бестолковая, - вполголоса произнесла младшая. Старшая укоризненно посмотрела на неё и сказала.

- Дети только знают правила, придуманные когда-то взрослыми. Правила, по которым нужно жить.

-Ой, да кому нужны эти правила? – повторилась средняя.

- В том-то и дело, что правил как таковых уже не существует. Дети переделали правила жизни в правила игр, но и эти правила часто не соблюдали. Так что, насколько правильны правила знают немногие.

- А зачем, Старшуля, дети переделали правила жизни в правила игр? – спросила Младшая.

- Затем, Младшуля, что дети любят играть.

Младшая радостно закивала.

- Да, ты права, я люблю играть! Мне очень нравится игра в общение !

Старшая остановилась, повернулась к младшей, опёршись на трость. Остановилась и Младшая, глядя на неё.

- А что это за игра?

- О, это очень интересная игра! Я, с моей черепашкой Глафирой, сажусь в маршрутный микроавтобус возле окна на переднее сиденье, чтобы видеть лица всех дядей и тётей, – младшая сестрёнка рассказывала с горящими глазами. Было видно, что игра её действительно увлекает. – По правилам этой игры я это одна команда, все остальные в машине – другая! Все сидят очень близко, прижавшись друг ко другу, но делают вид, что друг друга не замечают! – Младшая восторгалась тем, как умело играют игроки противоположной команды. – Если присмотреться, каждый увидел бы себя в другом, как в зеркале! Но, - интонации стали интригующими, - все делают вид, что незнакомы, хотя все сели пообщаться ! А иначе, - с резонным удивлением сказала она Старшей, - зачем им всем залазить в этот тесный ящик на колёсах?!

Средняя, стоявшая в трёх шагах от них, кривя губы, не задержалась с ответом.

- Действительно, зачем?! Колёса, ведь, не крутятся, и никто никуда не едет! Одуреть с тебя можно, дочь будильника и погремушки!

- Итак, все залезли в автобус, и… - сказала Старшая, покосившись на Среднюю, резкий тон которой был особенно заметен на фоне радостно-наивного голоска Младшей.

- И вот, - Младшая со всё большим упоением входила в объяснение, - когда все настроятся на игру, машина трогается. Все ждут моего хода! И тут я говорю громко, на весь автобус, шепелявя и картавя, но очень серьёзно, как и положено по правилам: «Дяденька водитель, ефзайте, позалуйста, о-отень медленно! Моя теепафка не уфпевает фмотъеть в окно!» И тут я вижу, как в ответ лица даже самых суровых игроков другой команды начинают светлеть. На губах появляются улыбки. Все, одобрительно косясь на меня, начинают переглядываться, с понимающим видом покачивать головами, кто-то наклоняется к кому-то и что-то, похмыкивая, шепчет. А ведь только что все притворялись, что не знают друг друга! Классная игра, правда?!

Океан фыркнул лёгкой волной, Солнце качнулось в Зените.

Похоже, что-то в рассказе младшей сестры задело среднюю. Она о чём-то размышляла, подозрительно глядя на младшую, и молчала. Старшая ответила печальным тоном.

- Да, ты права. На Планете Детей все забыли, что значит общение. Мы все много говорим, но все эти разговоры не вразумительнее тишины. Гремят слова, которые ничего не объясняют и всё запутывают.

- Я недавно была, - вступила в разговор Средняя, - на утреннике детей-трезвенников. Так называемое сообщество «Не винная жизнь». Они пили только молоко, но вели себя, как пьяные. Их было около пятидесяти и каждый вопил что-то своё, перекрикивая другого! Стоял такой дикий гвалт, что ничего нельзя было понять!

- Вопиющая тишина царит на нашей планете, - с лёгким пафосом резюмировала Старшая.

Младшая с недоумением смотрела на неё, не понимая, о чём речь. Ведь она говорила совсем о другом. Старшая задумчиво продолжала.

- А вот я, когда стала постарше, чем ты, Младшуля, некоторое время любила играть в свободу!

- А что это за игра?

- Ты когда-нибудь летала во сне?

- Да, Старшуля, это так восхитительно и так страшно!

- Игра в свободу то же самое, только не во сне, а наяву!

- Не забудь сказать, старшая, - вмешалась средняя сестра, - что это игра без правил!

- Правда? – удивиласьМмладшая.

- Там есть одно правило! – в голосе Старшей звучали оправдательные интонации.

- Ах да! – съязвила Средняя. – Это правило: нарушай все правила!

- Я была молода, а мир был наводнён непонятными постановлениями! Просто какая-то анархия правил! Каждый был сам себе закон, а сильнейший был законом для остальных. Самые сильные того времени только начинали играть в игру железный порядок. Они только начинали, поэтому мы ещё могли играть в свою свободу.

Младшая, до этого переводившая взгляд с одной сестры на другую, спросила.

- А что такое железный порядок ? Столько игр, которых я не знаю!

- Железный порядок, - ответила Старшая, - это правила, утверждающие произвол!

- А твоя свобода, - не смолчала Средняя, - это произвол, отвергающий правила!

- Я не сказала, что это была хорошая игра! И повторюсь, я была молода! Без взрослых никто не может определить, какое правило от них, а какое выдумано детьми. Нам казалось, что все правила надуманы. Нам хотелось вырваться из тисков бессмысленности. И вырываясь, мы обретали Высший Смысл! А Высший Смысл и есть Свобода!

- А чем закончилась эта игра? – спросила Младшая.

_ Мы дошли до такой степени свободы, что решили, что можем летать, как птицы! В белых одеждах, в венках из полевых цветов, мы пришли к Океану на рассвете, и взошли на высокий утёс! Царило радостное возбуждение, глаза у всех горели твёрдой уверенностью в наших возможностях и в праве на любую свободу. Как только огромный шар солнца взошёл над горизонтом, мы всей радостной толпой бросили венки в зовущее нас небо, и бросились с утёса вслед им, как вслед путеводным звёздам, стремительно влекущим нас в бездонный рай! Такого восторга я не испытывала никогда больше в жизни!!!

- И вы полетели? – восхищенно воскликнула младшая сестрёнка.

- Да…, - глухо сказала старшая.

- Вслед за венками-звёздами?!

- Да, - был ответ.

- А куда вы полетели?

- В небо…В то, что отражалось в Океане…

- Вы упали?! – с ужасом спросила Младшая. – Вниз?

- Никто без крыльев не падает вверх!

Несколько мгновений прошло в тревожном молчании, даже Средняя не нашла что сказать.

- Они все погибли, - сказала Старшая. - Мне повезло. Но последствия до сих пор болью воздают моему переломанному телу. В тот день я поняла, что есть не надуманные правила, которых не отменишь презрением. И что нет абсолютной свободы. И что настоящая свобода в том, чтобы знать настоящие правила и исполнять их. И ты будешь свободен. От вреда себе!

- А я бы хотела полетать, - несколько разочарованно сказала Младшая.

- Летай! Но только по правилам, Младшуля! Правила нужно соблюдать!

Младшая несколько мгновений задумчиво смотрела на неё. Потом она сказала, на секунду опередив среднюю, которая уже открыла рот.

- А ещё я люблю играть в войну !

К открытому рту Средней прибавилась отвисшая челюсть Старшей.

- Во что?!

- В войну ! Или, по-другому, в войнушку !

- Мда-а…- как-то потерянно протянула Старшая и спросила. – А чем же тебе нравится война?

- Ой! – глаза Младшей загорелись. – Как чем?! На войне я могу проявить свои лучшие качества. Так здорово чувствовать себя сильной и умной, переживая каждый раз упоение боя и торжество победы! Так восхитительно чувствовать себя справедливой, отстаивающей добро и наказывающей зло! – Младшая раскраснелась, дыхание её участилось, голос становился всё громче.- И знать, что ты непобедима, а победа всегда за тобой! И чувствовать себя бесстрашной!

- Легко чувствовать себя бесстрашной, если ты навсегда непобедима! – бросила реплику Средняя.

- Да! – не поняла сарказма Младшая, в своём воображении уже серьёзно втянутая в игру. - Так упоительно чувствовать себя героем, когда выходишь одна против троих!

- Одна против троих?! – вид Старшей говорил, что она не воспринимает происходящее как реальность.

- Да!!!- уже с каким-то ожесточённым вдохновением воскликнула Младшая. – В одного издалека метаешь копьё, оно с хрустом пробивает грудь, сердце и выходит под лопаткой! Пока этот червяк корчится на земле, издыхая, я отрубаю головы двум остальным так, что эти дурацкие безмозглые тыквы долго катятся по земле, как футбольные мячи, пока не исчезают в зарослях чертополоха и крапивы! – видимо, вслед «футбольным мячам» младшая задорно и отнюдь не зло рассмеялась, показывая, насколько это зрелище смешно.

- Что, мать Тереза? - с насмешкой обратилась средняя сестра к старшей, которая, похоже, находилась в ступоре. – Не ожидала такого от своей Младшули?!

- Подожди, - опомнилась Старшая. – Подожди, малыш! Как же так? – она собиралась с мыслями. По правилам, она не должна была читать нотаций. – В смысле, как же вы играете?

- Сама игра называется «Амазонки». Мы с девчонками нашего двора собираемся и нападаем на мальчишек соседнего. Главное правило: нападать неожиданно, без предупреждения.

- И, - Старшая никак не могла собраться с мыслями, - как это, не страшно? То есть, не трудно одной против троих?

- Не-а! – с радостной искренностью отвечала Младшуля. – Они ведь безоружные!

- Как? – с тихим ужасом спросила Старшая. – Вы нападаете на безоружных?

- Конечно! – с детской наивностью отвечала Младшая. – Таковы правила игры в войну . Не я их придумала!

- Да-а, - протянула Средняя. – Черепашка Глафира против черепашки-ниндзя!

- И во имя чего вы ведёте войну? – Старшая смотрела на Младшую, как будто видела впервые.

- Во имя справедливости, конечно! Это одно из главных правил игры!

- И в чём провинились мальчишки соседнего двора?

- Как, - искренне недоумение было в голосе Младшей. – Ты не понимаешь?! Они же мальчишки !

- Ну?!

- Ну! Значит плохие !

- Почему?

- Как почему?! – в голосе Младшей уже начало проскакивать возмущение такой непонятливостью. – Потому что они другие! ДРУГИЕ!!!

Во время взволнованного рассказа Младшей из кармана её платьица вылез какой-то ремешок.

- Что это? – тут же среагировала Средняя.

Младшая кинула взгляд на кармашек, густо покраснела и попыталась спрятать ремешок вглубь.

- Покажи! - повелительно сказала Старшая, протягивая руку.

Младшая, чуть поколебавшись, потянула за ремешок, вытащила наружу часы и отдала Старшей.

- Фью! – свистнула Средняя. – Часы-то мужские! Откуда они у тебя, участница движения «Амазонки за справедливость»?!

- Военный трофей? – больше утверждала, чем спрашивала Старшая.

Младшая чуть кивнула головой, глядя в землю.

- Тогда, почему же ты стыдишься его, вместо того, чтобы гордиться? – с горечью спросила Старшая. – Ты ведь воевала за справедливость, и это твоя заслуженная награда!!!

- Потому что воевала она за трофей, - вклинилась Средняя, - а болтовня о справедливости нужна, чтобы оправдать преступление.

Младшая подняла голову, в её глазах стояли слёзы.

- Мне стыдно, Старшуля, за то, что я так поступила, но таковы правила игры в войну. А ты же сама говоришь, что правила нужно соблюдать!

Старшая с болью смотрела на неё, не зная, что сказать.

- К тому же, - продолжала тихо Младшая, - убивала я понарошку!

Часы в руке старшей, вместе с ремешком, вдруг распались на тысячи песчинок и осыпались с ладони к её ногам. По небу пролетела лёгкая дождевая тучка и быстро пропала. Океан выплеснул одну волну и затих.

- Видишь? – Младшая искательно смотрела в глаза Старшей. – Всё было понарошку!

- К сожалению, Младшуля, - в голосе Старшей стало на одну трещину больше, - убийства понарошку не бывает! Бывают только убитые, не знающие, что их убили!

С неба стремительно упала чайка, нацеливаясь на зазевавшуюся рыбёшку, а та, даже не подозревая о грозящей опасности, в последний момент заметила что-то на дне и, лениво шевельнув плавниками, ушла на дно. Чайка разочарованно взмыла ввысь.

- Не будет ли позволено высказаться и мне? – прищурила глаза Средняя. – Поскольку мы собрались объяснить младшенькой Смысл Жизни на нашей планете, я думаю, нашей маленькой доброй черепашке будет полезно узнать о той игре, которую люблю я! Игра в войну мне её напомнила!

- Только не паясничай и не хохми! – устало сказала Старшая.

- Извини, - был ответ. – Я по - другому не умею быть правдивой! Итак, па-па-па-пам! Игра в любовь!

- Любовь! -повторила Младшая. – Красивое слово!

- Да, ничего так словечко! – отреагировала Средняя.

- Разве можно ИГРАТЬ в любовь?! – с ужасом спросила Старшая.

- Конечно, - с ехидной улыбкой отвечала Средняя. – И не можно, а нужно! В любовь нужно только ИГРАТЬ! Если ты не хочешь, чтобы играли тобой! Потому что любовь это бой!!! – И подумав, добавила. – И любовь это боль! Ха-ха! Стихи! Я и не знала, что я поэт!

- Ты имеешь ввиду, - неуверенно спросила, - что когда любишь, иногда нечаянно приносишь боль?

- Нет! Я имею в виду, что ты иногда намеренно приносишь боль, чтобы тебя любили! Манипуляция называется!

- Чему ты учишь Младшулю?!

- Старшуля, - вступила младшая сестрёнка, - я не буду играть в игру, которая тебе не нравится!

- А куда ты денешься, мелочь? – расхохоталась средняя сестра. - Это одна из игр, которые не выбирают!

- А я сказала, не буду!!! - Младшая топнула ногой. Старшая в растерянности переводила взгляд с одной на другую.

- А я тебе говорю, будешь! Если не хочешь, не значит, что не будешь! – Средняя ощущала власть тайного знания над младшей и наслаждалась этим. – Есть такая вещь, называется по-умному инстинкт.

- Что?

- Ты же не можешь запретить себе хотеть есть? Что моргаешь, малышка? Придёт время, и ты не сможешь запретить себе хотеть любить. Это, как у животных: есть самцы и самки, приходит время и природа сводит их вместе. И начинается у них любовь.

После этих слов Средняя засмеялась. Что-то скаберзное было в этом смехе. Она продолжила.

- У мальчиков и девочек на нашей планете точно так же. Только, в отличие от животных, у нас есть разум, чтобы понять, что нельзя любить искренне, отдавая своё сердце. Тебя в таком случае будут использовать в своих целях. Поэтому лучше влюблять в себя и использовать самой.

- А если оба искренне влюблены в друг друга? – задала Младшуля не детский вопрос.

Средняя несколько мгновений задумчиво смотрела на неё. Потом она упрямо встряхнула накрахмаленными бантиками на косичках и сказала.

- Глупости! Может, где на другой планете, но не на этой. На этой, или ты, или тебя!

Старшая сестра хотела что-то сказать, но осеклась и промолчала. Младшая спросила.

- А как ты это делаешь? Ну, то есть, играешь мальчиками?

- Ага! – опять засмеялась Средняя. – Маленькой амазонке стало интересно, как убивать, не убивая?

- Сестра, - строго произнесла долго молчавшая Старшуля. – Прекрати!

- А! – ехидно парировала та. - Наша мать Тереза незаметно начала играть в справедливость. Это, значит, когда самой можно рассказывать про свои игры, а другим нельзя!

Старшуля поджала губы и нахмурилась. Средняя опять повернулась к Младшуле.

- Так значит, как играть мальчиками? Ну, это целая наука! Изучать её сейчас не будем. Так, слегка коснёмся некоторых моментов. Итак, внешность твоя должна быть эффектна, но не вызывающа. Она должна сочетать в себе призыв, искусно завуалированный под скромность, чтобы держать объект на грани притяжения и отталкивания. Он должен чувствовать, что его влечёт к тебе, но понимать, что к тебе приблизиться так вот, запросто, нельзя! Теперь о внутренних качествах. Помни, что твой ум, как таковой самиков не интересует. Для них твой ум должен быть зеркалом, в котором они прихорашиваются.

– Не забудь сказать, - иронично бросила старшая сестра, - что в каждой девочке должна быть загадка!

- Загадочность хороша, если есть, что сказать! В противном случае, ты будешь выглядеть глупо! Если ты проста, будь лучше простой. Естественность привлекательней вычурности.

- Можно подумать, Младшуля всё это понимает!

Младшуля посмотрела на старшую сестру странным глубоким взглядом и сказала.

- Знаешь, мне кажется, я понимаю!

- Далеко пойдёшь, малышка, раз так! Ну вот, встречаешь ты подходящий экземпляр…

- А что значит подходящий? – наморщила лоб Младшая.

- Значит, во-первых, способный исполнить все твои капризы. Во-вторых, не урод желательно. В третьих…ну, подрастёшь, поймёшь! Итак, встретила! Что дальше, сестрёнка?

- Показать ему, какая ты хорошая?

- А вот и «ха-ха-ха»! Самикам это важно в последнюю очередь! Ты не показываешь себя никем. Ты представляешься той, кого он хочет видеть!

Младшая задумалась.

- А как ты узнаешь, чего он хочет?

- Есть универсальные правила для всех мальчиков, - игриво сказала средняя сестра. – Для начала покажи свою заинтересованность в нём. Дай ему увидеть твои взгляды украдкой, которые ты отводишь почти мгновенно, стоит ему взглянуть на тебя. Большинство самиков клюют на это. После знакомства почаще интересуйся тем, чем он занимается. Хвали его, восхищайся!

- А что, сам…то есть, мальчики нуждаются в восхищении?

- Самики нуждаются в понимании, а восхищение это высшая степень понимания. Итак, запомни важное правило: поменьше о себе, побольше о нём! Раздувай его тщеславие, и его эгоизм назреет, прорвётся и выльется в щедрость. Дальше. В нужный момент говори о своих трудностях, но так, чтобы он не подумал, что ты хочешь их взвалить на него. Наоборот, показывай, как ты мужественно с ними справляешься. При этом, не забывай иногда в итоге сказать тихо, как бы про себя, глядя в сторону: «Как я устала быть сильной!» Пусть он почувствует себя рядом с тобой могучим волшебником по имени Кинг-Конг! Пусть он захочет решать твои проблемы, чтобы показать тебе, глупой малышке, как это делается! Пусть он…впрочем, ладно! Много ещё есть разных крючочков, но суть одна: ты приручаешь самика и доишь его!

Здесь средняя сестра торжествующе засмеялась, но слышалась в этом смехе горечь ненужной победы. Младшая сестрёнка стояла с открытым ртом, в её глазах был неподдельный интерес. Старшая, увидев это, сочла должным вмешаться.

- Прекрати! Есть настоящая любовь, взаимная! Я это знаю точно! Не слушай её, Младшуля!

- Ага! – средняя сестра повернулась к старшей и сказала, не срывая сарказма. – Внимание, смертельный номер! Исповедь монахини! Тайны сердечного подземелья! Ну-ну, мать Тереза, поведай несмышлёнышам правду жизни!

Старшая сестра выпрямилась, опираясь на тросточку, насколько смогла, и, глядя сквозь пенсне в глаза средней, сказала строго и весомо, чеканя каждое слово.

- Я встречала настоящую любовь!

- Ай-яй-яй! Ну конечно! – продолжала куражиться Средняя, качая бантиками на косичках из стороны в сторону. – Нимбы из полевой травы на головах, белые простыни! Как же, как же, слышали! Весьма романтично!

- Что плохого в романтической любви? Тем более, взаимной?

- А что хорошего в выдумке, что сбивает с толку и мешает жить?! Двое животных, ни с того, ни с сего, воображают, что они нечто большее, чем хрюшки, визжат и бесятся от восторга, глядя друг на друга, а через полгода уже визжат и хрюкают от ненависти друг ко другу.

- Мы не животные! – не меняя позы сказала старшая. – И любовь существует!

- А как ты это поняла? – прищурилась Средняя. – Ах да! Играя в свободу! Конечно, у тебя было столько любовников, что…

- Прекрати!

- …что ты познала Истину! Путём сложения множества невзрачных частных появилось большое, толстое и теплое целое!

Младшуля растерянно посмотрела на Старшулю.

- Что это она говорит?

- Энное количество пупсовидных самиков в веночках, - продолжала Средняя тоном лектора, - как-то незаметно перешли в качество чего-то великого и непонятного, прекрасного и безликого, манящего и недостижимого! Короче, настолько же приторного, насколько и аморфного, что так и тянет обозвать всё это дело шикарным словечком Любовь! Обозвать с большой буквы, разумеется!

- Пусть! Пусть я любила много раз! Но я лю-би-ла!!! Я не жила, чтобы брать, я всегда отдавала себя!

- Отдавая, мы тоже берём! Берём удовлетворение от отдачи!

- Тем не менее, я отдавала, а не брала!

- А через некоторое время, - недобро протянула Средняя, - ты их бросала!

- Не бросала! Уходила! По-другому я не могла! Если любовь ушла, аморально жить вместе! Но я оставляла их с сожалением!- С сожалением?! Ты играла в игру, ещё более жестокую! Ты давала своим возлюбленным сказочную надежду, а потом, разочаровавшись, бросала их на пике мечты, когда они всё ещё видели в тебе богиню, и разлука с тобой была для них равноценна расставанию с жизнью!

Тут Младшуле показалось, что Средняя вот-вот заплачет, но конечно это только показалось. Ведь, Средняя не умела плакать. Старшая, в замешательстве, выдавила из себя несколько несвязных слов.

- Я…я…я любила…я не могла…без любви…

- Вот ты и сказала правду, которую не любишь. – Казалось, в глазах у средней сестры поблёскивают слёзы. – Говоришь, отдавала, а не брала?

- Да…я…

- Ложь!!! Как только твой возлюбленный переставал давать пищу твоим эмоциям, ты оставляла его!

- Я…

- Оставляла с сожалением?! Да! Но с сожалением не о нём, а о прошедшем и несбывшемся своём !

- Это неправда! Вернее…это сложно объяс…

- И ты шла к тому, - перебила Средняя, - кто даст новое возбуждение твоей возвышенной романтической душе! К тому, кто даст ! Чтобы ты могла брать !!!

Из под золотых пенсне медленно ползли две тоненькие струйки. Старшуля прошептала горько и потерянно.

- Мне стыдно, если…это так…Я никогда так глубоко в себя не заглядывала!

- Ты любила сквозь розовые очки! И обманываясь, обманывала сама!

Младшуле опять показалось, что в голосе средней сестры появились сочувствующие нотки. Жаль, что такое было невозможно. Средняя не умела сочувствовать.

- Сколько боли принесла твоя любовь?! Так не честнее ли, если все мы хотим только

брать , признать это и играть по реальным правилам: кто у кого возьмёт больше!

А романтическую шелуху оставить тем, с кем мы играем!

Средняя опять повернулась к младшей.

- Так что видишь Младшуля, - голос звучал грустно, без цинизма, - любви никто не избежал, и лучше сразу выучить правила игры. И первейшее правило: не играй с любовью, играй в любовь!

Старшая сестра хотела что-то сказать, но тут же запнулась и виновато посмотрела на младшую. Океан легко и осторожно вынес на берег мёртвую рыбку. Кажется, она была золотая. Или просто её позолотили лучи солнца, под которыми слёзы Океана начали быстро испаряться с нежной чешуи. Средняя обвела хмурым взглядом две растерянные фигуры и сказала нарочито бодро.

- Ладно вам, не грузитесь! У всех свои игры, и каждый играет, как хочет! Кто вам сказал, что я права? У каждого своя правда, это одно из главных правил нашей планеты!

Две фигуры моргнули в ответ, но положения не изменили.

- Слушайте, - Средняя упёрла руки в бока, - хватит изображать мировую скорбь! У меня через пару часов игра в риск !

При этих словах старшая сестра как-то странно дёрнулась и сделала шаг в сторону средней. Растерянность на её лице уступило место испугу. Младшая, заметив реакцию старшей, вышла из задумчивости и стала прислушиваться.

- Ты же знаешь, мать Тереза, какая это сложная игра и как она требует сосредоточенности! Если хотите, чтобы я не отвлекалась, вспоминая ваши похоронные лица, перестаньте сейчас же кукситься и станьте сладкими милашками, как и положено в нашей небольшой, но дружной семье!

- Я не ослышалась?! – старшая сестра испытующе вглядывалась в лицо средней. – Ты собралась играть в риск ?! Ты же обещала!

- Кто-то не может без любви, а кто-то без риска!

- Но ты обещала!!!

- Слушай, сестрёнка, что тебе за дело?!

- Что мне за дело?!!! – В голосе Старшей зазвучал праведный гнев. - А то, что нас всего трое, пусть не очень близких, но родных существ на этой недоброй планете! А ты знаешь, чем чревата игра в риск !!!

- В этом смысл моей жизни!

- В этом смысл твоей смерти!!!

- Разве ты не рисковала, когда играла в свою свободу?! Дай другим пройти тот путь, что прошла сама!

- Не кощунствуй! – Старшая в запале распрямилась почти полностью, опираясь на сильно согнувшуюся трость и гордо подняла голову. Голос её срывался, бантики подрагивали. - Не сравнивай несравнимое! Для тебя риск является самоцелью! Это потому что ты растеряла все идеалы и не ценишь жизнь! Для меня риск никогда не был целью, он всегда был возможностью! И обязательным условием игры в свободу является ценность жизни! А целью игры является поиск Истины!!!

Средняя спокойно и как-то издалека посмотрела на старшую.

- И что, - сказала она, чуть помедлив, - ты нашла Истину?

Старшая запнулась на полуслове и устало глянула на Младшулю. Та смотрела в сторону Океана. Старшуля повернула голову в направлении её взгляда и увидела, что вместо одной мёртвой рыбки на песке лежат уже три.

- Нет. – Не имело смысла произносить больше слов.

- Ну, тогда чем мы друг от друга отличаемся? Ты не нашла Истину, и я не найду её! Но есть что-то, что придаёт хотя бы временный смысл жизни, в которой нет Истины! Это взлёт эмоций, который и даёт наполнение этому моменту жизни и оправдывает его. Без этого взлёта нет смысла ни в какой игре. Он есть и в игре в риск , и в игре в свободу ! В играх разные цели, но суть одна: я чувствую, значит я существую! Так позволь, сестра, той, кто растеряла все идеалы и не ценит жизнь, не потерять последнее, что связывает её с жизнью!

- И грозит каждый раз жизнь забрать!

- И напоминает каждый раз о ценности жизни!

Старшая со спокойствием обречённости сказала.

- Ну что ж! Каждому своё! Иди! Но только…

- Что?

- Обязательно возвращайся! Да, Младшуля?

Младшая сестрёнка как раз подошла и встала рядом со старшей.

- Я люблю тебя, Среднюля! – сказала она, глядя сестре в глаза. Затем протянула сложенную в кулак ладонь. Средняя подставила руку и на неё высыпалась струйка песка. Песок улыбался. – Вот! Я дарю тебе радость! Возвращайся обязательно!

Средняя как-то странно заморгала глазами и закусила нижнюю губу. Потом резко повернулась к сёстрам спиной и быстро пошла на Запад. Шагах в десяти от них она вдруг остановилась и обернулась.

- Если бы я умела любить, - крикнула она издалека, - я бы сказала, что и я люблю тебя…Младшуля! И тебя…Старшуля! И…я обязательно вернусь, хотя бы потому, что… вы любите меня!

Она снова повернулась и пошла, уже не оборачиваясь. За две минуты она дошла до горизонта и скрылась за ним. Младшуле показалось, что когда Средняя обернулась в последний раз, в её глазах блестела влага. Жаль, что это только показалось. Ведь Средняя не умела плакать.

 

И был вечер и было утро, день первый.

 

Океан начинался Здесь и кончался Нигде. Пляж начинался на Востоке и закачивался на Западе. Небо начиналось в Зените и вбирало в себя Солнце, Пляж и Океан. Лёгкий бриз из Ниоткуда мог оставить только лёгкую рябь на воде. От Востока до Запада стало немного меньше места, но его, всё ещё, было достаточно, чтобы вместить двух сестёр. Младшая опять общалась с песком. «Корчилась в муках планета под тяжестью детства, - весело звучал её голосок, выпевая нотки её любимой песенки. – И удивлялась недетскому в детях злодейству!» Старшая, уже довольно долго стоявшая, опираясь на тросточку, и смотревшая на её игру каким-то отрешённым взглядом, наконец, спросила.

- Опять даришь песку радость? – голос звучал грустно.

- Нет, - весело ответила та и повернула к ней счастливую мордашку. – Сегодня он дарит её мне! Видишь, я улыбаюсь?

- Улыбаешься? – И закончила странной фразой. – Хотя, почему бы и нет?

- А когда придёт Среднюля?

- Она не придёт. – Старшая сестра сглотнула комок в горле.

- Почему? Она же обещала! Ещё не доиграла игру?

- Доиграла…сь, - «сь» прозвучало после небольшой паузы.

- Значит скоро придёт? – лёгкое недоумение тенью пробежало по счастливому лицу.

- Нет, Младшуля, не придёт. Она умерла. Игра в риск включает возможность смерти.

-А что такое смерть?

- Если бы на планете были взрослые, они смогли бы объяснить, что такое родиться и что такое умереть. Но взрослых нет, поэтому никто не знает, как мы приходим в этот мир и как уходим. Мы просто возникаем, а потом просто перестаём быть. Как туман. «Ещё нет. Уже да. Ещё да. Уже нет.»

- Значит Среднюли уже нет? – младшая пыталась осилить глубину двух коротких слов.

- Уже нет. Совсем нет.

Младшая задумчиво посмотрела на улыбающийся песок и сказала.

- Надеюсь, ей хорошо там, где её нет. Ведь я подарила ей радость!

Лицо старшей исказила судорога, состоящая из гримасы безнадёжности и сострадательной улыбки. Улыбка явно с трудом держалась на дрожащих губах.

- М-м-мда, - сказала она. – Всегда хорошо, там, где нас нет.

Она доковыляла до Младшули и, опираясь над её плечо, села на тёплый мягкий песок. Та устроилась рядом. Океан подобрался почти к их сандаликам и замер. Казалось, он хотел подслушать сестёр.

- Знаешь, Младшуля, - начала Старшая задумчиво, - у меня в твоём возрасте самой любимой игрой была игра во взрослость .

- Почему?

- Взрослых давно нет на планете, но идея о взрослости витает в воздухе. Быть взрослым значит быть самостоятельным в решениях, свободным в поступках, понимать смысл жизни, знать, откуда пришёл и куда идёшь. Совершать великие недетские дела во имя чего-то великого!

- Красивая игра! – мечтательно произнесла Младшуля.

- Да! Самая красивая, на мой взгляд! Поэтому, играя в другие игры, я всегда пропускала их через мировоззрение этой игры. Сквозь взрослость я пропускала игры в школу, институт, работу, семью, спорт, политику, хобби , - дыхание Старшули сбилось, и она остановилась отдышаться. Младшуля, видя, как разволновалась сестра, убрала улыбку с лица и насторожилась. Даже Океан чуть подался назад. Старшуля продолжила.

- Да мало ли этих игр можно переиграть на своём веку! Суть в том, что на каждом новом отрезке жизни, становясь старше, я с замиранием сердца ждала, что вот, вот, сейчас! Я, наконец, перестану играть во взрослость , и стану взрослой! Но, перейдя на новый этап, я с разочарованием осознавала, что взрослой не стала! И что нужно продолжать игру!

Старшуля на секунду задумалась и сказала.

- Чего-то всё время не хватало. Какой-то неуловимой, но важной составляющей. Вот только какой?!

Она почертила тросточкой на песке у самой кромки воды. Океан настороженно попятился. Младшуля молчала, не зная, что сказать.

- И знаешь, сестра, в чём корявая правда жизни? В том, что сейчас, дожив до преклонных детских лет, - голос Старшули дрожал, - приблизившись к моменту Последней Игры, я поняла, что так и не стала взрослой!!! Я до сих пор не знаю, откуда пришла и куда иду! Не знаю, зачем вообще приходила?! До сих пор, принимая решения и совершая поступки, я не знаю, права я, или нет! – Голос сорвался на крик. – Знаешь, сестра, это страшно, прожить всю жизнь и в самом конце узнать, что ты не жил вовсе. Что ты нежить! Мираж! Туман! Игра! – Голос сошёл на шёпот. – И при этом что-то внутри тебя говорит, что ты мог не быть таким. – Шёпот пропитался горечью. – Лучше б этого «что-то» не было. Было бы не так больно!

Старшуля опустила голову и заплакала. Слёзы капали сначала на стёкла пенсне, а потом стекали на платьице. На одной косичке бантик развязался и свисал нелепой лентой. Младшуля стала завязывать бантик сестре. Та, тем временем успокоившись, достала из кармашка аккуратный белый платочек и сделала всё необходимое.

- Так что? - спрсила Младшуля с лукавинкой. Она специально улыбалась, чтобы развеять настроение сестры. – Выходит, Старшуля, ты ещё дитя?

Старшуля повернулась к ней. Взгляд её был серьёзен. Потом она чуть улыбнулась, чтобы не обижать сестрёнку.

- Ты права, как никогда! Моя обветшавшая внешность может обмануть, но на самом деле я действительно всё ещё ребенок. Как и все на нашей планете, не взирая на возраст. Мы все сидим в одном большом автобусе, притворяясь, что не знаем друг друга, и едем в Никуда. А по дороге мы играем в разные игрушки. Иногда по селектору раздаётся: «Мистер Счастливчик! Ваша Последняя Игра!» Двери открываются, и тот выпрыгивает на ходу. В темноту. Чтобы больше никогда не войти назад.

- Бр-р! – поёжилась Младшуля. - Какая жуткая игра! Зачем ты меня пугаешь?

- Затем, что в эту игру придётся сыграть каждому. И лучше тебе знать о ней сразу! Эта игра называется Смерть !

- Ты же сама говорила, что ненавидишь игру в риск ! Это она привела Среднюлю к смерти!

- Риск играет со смертью, но Смерть никогда не рискует! Она всегда действует наверняка! В этой игре никто не выигрывает, и никто не возвращается! Собственно, может быть, это даже и не игра, уж слишком она безвариантна…

Сёстры задумались. По Океану бегали беспокойные волны, Небо местами затянули тучи, задул лёгкий, но зябкий ветерок. Младшуля отогнала тревожные мысли и сказала беззаботным голосом.

- Но сейчас-то нам незачем об этом думать! Правда? Это будет ещё когда-то! Нескоро!

- Дело в том, - отозвалась сестра мёртвым, скрипучим голосом, от которого Младшуля вздрогнула с дурным предчувствием. – Дело в том, что сегодня вечером…моя очередь сыграть в Смерть. По селектору объявили моё имя, и двери скоро откроются. Интересно, как это, прыгать на ходу?

Младшуля, наморщив лоб, напряжённо смотрела на сестру, пытаясь осознать услышанное.

- Так значит тебя больше не будет? И завтра я смогу сказать про тебя, как и про Среднюлю, что уже тебя нет? Совсем нет?

- Что такое завтра? Какое бессмысленное слово!

- Ты будешь там, где Среднюля?

- Я просто не буду.

Заметив недоумённый взгляд Младшули, старшая сестра поправилась.

- Ну хорошо, я буду там, где её нет!

- Здорово! – Младшуля искренне обрадовалась. – Я рада! Ты ведь мне говорила, что там, где нас нет, хорошо!

Старшая сестра посмотрела на неё. Во взгляде были одновременно и снисхождение и лёгкая зависть. Младшая вдруг сказала с энтузиазмом.

- А знаешь, Старшуля, сегодня вечером я сыграю в Смерть вместе с тобой! И проиграю!

Младшуля радостно засмеялась, довольная найденным решением. Сестра с ужасом посмотрела на неё.

- Ты что?! Тебе ещё рано!

- Разве для Смерти есть слово «рано»?

- Для неё нет, но для нас есть! Она должна нас избрать, а не мы её! Это не по правилам!

- А я сыграю в свободу , где главное правило – отсутствие всяких правил! И всё будет правильно! – Глаза Младшули сияли. Она начинала понимать смысл жизни. Не обязательно играть в одну игру. Можно играть в несколько игр одновременно, правила одних отменяют правила других, становится всё намного интересней и увлекательней.

- Мы жнём то, что сеем, - с тихим отчаянием прошептала Старшуля. И сказала. – Но ведь Смерть означает, что ты исчезнешь из этого мира навсегда. А впереди тебя ждёт столько интересных увлекательных игр! Неужели ты не хочешь поиграть?

- Нет, - искренне ответила младшая. - Зачем? Вот ты проиграла всю свою жизнь, а теперь говоришь, что не жила вовсе! Что ты туман! Тогда зачем играть, если главное это то, что сейчас! Когда все игры бессмысленны. Когда нет завтра. Только игра в Смерть является самой разумной и оправданной игрой. Я это поняла с твоей помощью, Старшуля, спасибо. Поэтому нет слова «рано»! Для Истины этого слова не существует!

- С моей помощью, - с болью сказала старшая сестра. – А как же твой друг песок? Его не возьмёшь с собой, песок не может умереть!

- А он мне подарит радость, и я возьму её с собой! Как Среднюля! – Младшая убеждающее кивнула. - Я не хочу, Старшуля, оставаться одна на планете, где все играют в бессмысленные игры. Я хочу быть с вами там, где нас нет. С моими любимыми Старшулей и Среднюлей!

Старшая сестра почувствовала, что гнев отчаяния закипает в ней. Хватит щадить Младшулю! Нужно разбивать надежды и спасать младшую сестру!

- Младшуля! – Опираясь на трость, она встала. Голос её звучал сурово. Младшая встала тоже и насторожилась. – Послушай меня очень внимательно! Выражение « Там хорошо, где нас нет!» бессмысленно по отношению к Смерти! Там нет никакой Среднюли! Там не будет и меня! Там нет места ни для какой радости! Там ни хорошо, ни плохо! Там никак! Ты слышишь меня?! – Старшуля уже почти кричала. Шаль упала с её плеч. – Там нет ни-че-го! И даже слова «ничего» там нет!!!

- Разве так может быть?!

- Не может!!! Оно есть так!!! И вообще, нет никакого «там»! Есть только «здесь»! И если ты не здесь, значит, что тебя просто нет нигде!

Младшуля с ужасом смотрела на старшую сестру. Она почему-то сразу ей поверила.

- Значит, я никогда вас больше не увижу? И Смерть не подарит нам новую встречу?

Она хотела плакать, но почему-то не могла. Плач был слишком мал по сравнению с открывшейся бездной. Плакала Старшуля.

- Ты права! Поэтому, тебе играть в Смерть раньше времени не имеет смысла! – Она взяла себя в руки и остановила слёзы.

Младшуля повернулась к Океану и стала смотреть на горизонт.

- Неужели нет никакой надежды?! Неужели нет управы на Смерть?! Ведь должен же быть како-то выход, я чувствую это!

Старшуля тоже повернулась и стала вглядываться в горизонт. Океан успокоился, наступил штиль. Солнце щедро дарило мягкие не обжигающие лучи, на бездонном синем небе приютилась парочка лёгких облаков. Пахло свежестью и покоем. И что-то Вечное чудилось за всем этим.

- Есть одна легенда, - в ровном голосе Старшули звучала светлая грусть, - которая в моём уме почему-то вплотную связывается с легендой о взрослых. Это легенда о Спасителе. Говорят, Он смог победить Смерть.

- Правда?! – в голосе Младшули зазвучала надежда. – А как Он это сделал?

- Легенда гласит, что Он убил Смерть собственной Смертью!

- Как это?!

- Смерть можно победить только Смертью!

Младшуля задумалась.

- То есть, Он умер?

- Его убили!

- За что?

- Они были такими же детьми, как и мы. А Он был взрослым. Слишком взрослым для них! Они Его не поняли! Он играл по правилам. По-настоящим! На планете, где никто не знает настоящих правил, это опасно! И они Его убили. А Он этим убил Смерть. Он хотел всех спасти от Смерти!

Младшуля задумалась, и на её глазах появились слёзы.

- Значит, Он пожертвовал Собой, чтобы спасти нас всех?!

- Так гласит легенда!

- Какой красивый Человек! Жаль, что Он умер, я бы хотела с Ним встретиться!

Старшуля повернулась к сестрёнке и улыбнулась. Шансы на то, что та не будет играть в Смерть , стремительно росли.

- Легенда на этом не закончена, сестрёнка! Дальше речь идёт о совсем невероятных вещах! Говорят, Его видели живым после смерти много людей. Я в это не могу поверить!

- Почему, это же так здорово! Значит, я смогу с Ним встретиться!

Старшая снисходительно посмотрела на младшую. По крайней мере, у Младшули теперь есть надежда, которая может поддерживать её всю жизнь. Всё же, легенды неплохая вещь.

- И самое главное, - старшая сестра стремилась закрепить успех, - Он обещал победу над Смертью каждому, кто к Нему обратится!

Младшуля опять задумалась.

- Почему же тогда никто не обращается к Нему?

- Наверное потому, - устало сказала Старшуля, - что мы слишком любим свои игрушки. То, что предлагает Он, слишком реально и серьёзно для нашего полу иллюзорного мира. Слишком ответственно. Слишком страшно!

Тут она встряхнулась и сказала легко.

- Да и в конце концов, это только легенда! Хотя, было бы здорово…

Она не договорила.

- Теперь, Младшуля, надеюсь, ты понимаешь, что не можешь уйти со мной?

- Да, - согласилась та, глядя на старшую сестру каким-то новым взглядом.

- Ты должна остаться, чтобы встретиться со Спасителем.

- Да, - прозвучал тихий ответ.

- А я, - в голосе старшей зазвучал надтреснуто, но твёрдо, - должна идти.

- Почему бы тебе не остаться тоже, чтобы встретиться с Ним?!

- Потому что в это трудно поверить!

- Нет же, не трудно! Разве всё твоё существо не говорит тебе, что только так и должно быть?!

- Я прожила всю жизнь, но так и не встретила Его. Может, Его мне и не хватало, если б Он был, чтобы стать взрослой.

Младшуля не знала, что сказать.

- Прощай, сестрёнка! – Старшая специально не подошла обняться, чтобы не надрывать себе сердце. Она повернулась и пошла на Запад. За её спиной оставалась младшая сестра, которой она отдавала сердце всю свою жизнь. Теперь, по глазам Младшули она видела, что это сердце принадлежит кому-то другому. Это с одной стороны радовало, поскольку дарило Младшуле целую жизнь. А с другой стороны, ранило. Глупо, конечно, ревновать к призраку. Да и Младшулю ей больше не пестовать. Так что, пусть Он теперь о ней позаботится! В принципе, Он хороший. Если б Он был, можно было бы Ему доверять.

Младшая смотрела вслед сестре со странным чувством. Никакой горечи, слёз. Ей, почему-то казалось, что они ещё встретятся. Зачем же огорчаться?

Она, прищурившись, посмотрела на солнце. Когда-то Старшуля ей говорила, что, если сможешь посмотреть на солнце, не щурясь, то узнаешь великую тайну. Она попыталась изо всех сил вытаращить глаза на солнечный лик, но не продержалась и пары мгновений и отвернула лицо в сторону. Младшуля улыбнулась. Старшая сестра иногда любила подшутить над ней. Боковым зрением она заметила какое-то движение на горизонте. Она вглядывалась вдаль, всё больше и больше раскрывая от удивления глаза. Кто-то быстро шёл к ней по воде, улыбаясь и сияя ярче солнца. Только на Него можно было смотреть не щурясь. Младшуля судорожно повернулась к Западу. Старшуля только начала заходить за горизонт.

- Старшуля!!! – крикнула она изо всех сил. – Подожди! Посмотри на это!!!

Та, нехотя, повернулась. Душераздирающие сцены прощания не для неё.

- Да не на меня смотри! – кричала Младшуля. – На Океан!!!

Старшуля глянула и с трудом поверила происходящему. К ней шёл, раскрыв объятия Тот, Кого она искала всю свою жизнь, не зная, Кто Он! Она это как-то сразу поняла. И не стала отворачиваться. Смерть подождёт. Есть кое-что поважнее Смерти.

 
 


Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика